ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Замначальника РОВД выглянул в окно, чтобы лишний раз в этом удостовериться. Из окна его кабинета башня видна была во всей красе – стройная, подсвеченная заходящим солнцем. После известного пожара трехэтажный ресторан «Седьмое небо» закрыли, но цилиндрический нарост по-прежнему красовался на шпиле.
– Этот идиот повис на страховочном тросе и стал дергаться, как сумасшедший, вместо того чтобы слушать проводника. Раскачался как маятник.
Когда карабин треснул…
Заместитель начальника отделения поморщился, представив момент удара тела об асфальт.
– Наймите психолога, – посоветовал он. – Пусть отбирает людей с крепкими нервами.
Про себя он подумал, что нормальный человек не отвалит столь приличную сумму за такое «удовольствие». У всех этих клиентов мозги явно не на месте.
– Надо натянуть над смотровой площадкой страховочную сетку. Пусть выступает от края хотя бы метра на три.
Директор «Эвереста» прикинул необходимое количество такой сетки. Расходы, расходы… Дань милиции, оплата услуг психолога. И сетка нужна особой прочности. Может, в самом деле проще прикрыть контору, отказавшись от такого сомнительного бизнеса?
Директор Субботин был нанятым работником, по сути дела таким же, как и проводник Зыгмантович. Сам он не мог принимать кардинальных решений. Немедленно после разговора с майором милиции он связался по мобильному телефону с хозяином «Эвереста». Человек, вложивший деньги в эту необычную затею, еще ни разу не показывался в Останкино.
Посетовав на рост затрат, директор предложил поднять расценки.
– Не стоит.
– Теперь насчет сетки. К нам ведь какой клиент обращается? Безбашенный! Им лошадиные дозы адреналина подавай. Некоторые даже правила страховки скрепя сердце выполняют – только под угрозой отмены восхождения. Если мы еще и сеть развесим над смотровой площадкой, не сочтут ли они слишком пресным такой «секс с презервативом»?
– Сетку повесьте, чтобы рот ментам заткнуть, – спокойно ответил невидимый собеседник. – А тем клиентам, кому восхождение покажется слишком пресным, объясните, что она натянута для отвода глаз, чистая формальность. С высоты метров двадцать кое-как самортизирует, дальше – нет.
Глава 3
В свои тридцать с небольшим Игорь Зыгмантович имел богатую биографию. Занимался скалолазанием, был победителем многих соревнований, штурмуя отвесные монолитные стены, созданные самой природой в Крыму, на Кавказе, на крохотных средиземноморских островах.
Получил тяжелую травму, перенес несколько сложных операций на ногах.. Бросил спорт, не веря, что сможет по-прежнему побеждать. После своих триумфов он уже не хотел быть вторым или третьим.
Стал гонять машины из Германии, заглушая в себе тоску по высоте, нагретому солнцем камню, особому тихому дуновению ветра над пропастью.
Машины гонял вдвоем с напарником – так легче было решать проблемы на дороге.
Одной из таких проблем была усталость. Отправляясь за иномарками, они не спали иногда по две ночи подряд. Однажды в Польше, через пару часов после пересечения границы, Игорь заподозрил, что концентрация внимания у товарища слабеет. Еще немного, и тот может отключиться за рулем.
Было шесть часов утра, солнце уже выглянуло, после немецкого автобана польская дорога выглядела узкой и неказистой. Встречных машин впереди не было видно, крутых поворотов тоже, но Игорь все равно встревожился. Дистанция между их машинами составляла метров пятнадцать, и в утреннем свете хорошо было заметно, как изменилась осанка напарника – обвисли плечи и слегка поникла голова.
Автомобиль продолжал лететь с прежней скоростью, не виляя на неровностях дороги. Но товарищ мог и в полусне подкручивать руль, только реакция была уже явно не та.
Зыгмантович просигналил – товарищ никак не отреагировал. Игорь резко прибавил скорость.
На польских не слишком гладких дорогах скорость выше ста разбивает ходовую часть. Но сейчас не время было заботиться о состоянии предназначенной для продажи машины.
По встречной полосе приближался трейлер.
И тут, как назло, товарищ окончательно потерял контроль над «Фордом-Скорпио». Тачка выкатилась прямо под нос трейлеру, увернуться тот не успел. Громадной машине только помяло «передок», зато «скорпа» бросило на обочину, где он перевернулся в облаке пыли.
Подбежав, Игорь распахнул дверцу. Товарищ лежал неподвижно, впечатавшись головой в лобовое стекло. Кровь не стекала вниз, как стекала бы по целому стеклу, она разбилась на множество тончайших ручейков, повторяя паутинный, узор трещин." – На следующий день напарник скончался в реанимации, не приходя в сознание. Его гибель выбила Зыгмантовича из колеи. Он винил в ней себя, хотя не мог ни через неделю, ни через месяц четко ответить на вопрос, как именно должен был поступить в то утро.
Полгода он пил и зарастал щетиной, стремительно опускаясь. Потом взял себя в руки, решил помогать его вдове с двумя детьми. Молодой женщине даже в голову не приходило винить Зыгмантовича. Скоро Игорь почувствовал, что сам не в состоянии без нее обойтись. Они стали жить вместе, одной семьей.
Гонять иномарки Игорь больше не хотел, вспомнил прежние свои навыки и устроился работать по специальности «промышленный альпинист», Он и его коллеги выполняли работы на высоте со специальным снаряжением, напоминающим альпинистское. Без всяких лесов и других подсобных конструкций обрабатывали наружные стены жилых многоэтажек и промышленных корпусов – большей частью промазывали межпанельные швы для тепло– и гидроизоляции.
Платили за эту работу неплохо, но скоро у Игоря с Аленой родился ребенок. Жена сидела в декрете, и содержать в одиночку семью из пяти человек стало тяжеловато. Тут Зыгмантович и узнал случайно про отбор специалистов для работы на Останкинской башне. Поехал в Москву попытать счастья.
Никто не объяснял, какого рода работу придется выполнять на высоте. Как и многие другие, он решил, что речь идет о ремонте. Трех лет не прошло после катастрофического пожара на телебашне.
Главные восстановительные работы уже закончены, но, возможно, где-то на самой верхотуре осталось навести снаружи лоск, последний марафет.
Отбор прошли десять человек. Игорь думал, что из них составят бригаду, но отсев продолжался и дальше, после тренировочных подъемов по самой башне. Он искренне удивился, когда остался один, – не ожидал от себя такой прыти. Еще больше удивился, когда узнал подробности предстоящей работы…
* * *
Теперь Зыгмантович должен был уйти. Чтобы получить расчет, как положено, он обязан был пробыть здесь еще по крайней мере три дня после оформления на работу своего преемника. Передать дела, сводить на экскурсию по всей башне снизу доверху, показать опробованные маршруты подъема.
Игорь вовремя явился на работу и молча, в апатии сидел в подсобном помещении. Начальство уже предостерегло от попыток заработать на сенсационном интервью газете или другому падкому на скандальные темы изданию.
– На сегодня мы тебя прикрыли. Если история каким-то образом всплывет, тебе самому придется разбираться со следователями.
«Себя вы прикрыли в первую очередь», – думал Зыгмантович.
Если бы директор «Эвереста» знал его получше, он бы понял, что предупреждать такого человека бессмысленно. Случилось ужасное событие, и не только инстинкт самосохранения заставлял Зыгмантовича молчать: волей-неволей вспоминался случай на польской дороге. По большому счету в падении клиента с башни Игорь не был виноват.
Но все-таки он отвечал за безопасность этого человека, и, значит, еще одна смерть легла тяжким грузом на его совесть.
Первое впечатление от клиента было вполне благоприятным. Некоторые являлись на восхождение в костюме и галстуке, при дорогих наручных часах. Им очень хотелось нарядными залезть наверх и сфотографироваться там на память.
Последний по счету любитель острых ощущений явился в майке, спортивных штанах, мягких, удобных кроссовках. Выглядел он подтянутым, и Зыгмантович с облегчением подумал, что этого не придется тащить на высоту за уши.
Игорь задал ему несколько вопросов – проверить, усвоил ли клиент инструкцию по технике безопасности и азам альпинизма. Кроме чтения инструкции, каждый допущенный к восхождению обязан был просмотреть получасовой фильм с главными эпизодами образцового восхождения на башню. Увидеть крупным планом действия клиента и проводника, как обертывается длинная стропа вокруг страховочного выступа, как защелкивается «карабин», как лучше ставить стопу, правильно делать зацеп и т, д.
После, подачи заявки и уплаты пятидесятипроцентного аванса каждый клиент должен был в течение двух недель активно выполнять предписанные упражнения. Конечно, из абсолютно неспортивного тела за такой короткий срок ничего не сделаешь. К тому же львиная доля клиентов и не думала себя обременять. Просто обманывали проводника перед стартом в небеса. Кто-то рапортовал преувеличенно бодро, кто-то пренебрежительно цедил сквозь зубы.
Этот клиент был одним из немногих, кто твердо и уверенно подтвердил факт. Даже сейчас, стоя в служебном помещении, он повторял по ходу разговора одно из главных упражнений – разминал пальцы рук.
В связке первопроходцев, прокладывающих себе путь по отвесному склону, и ведущий, и страхующий должны быть опытными скалолазами. Но восхождение на башню имело свои особенности. Здесь не было нужды отыскивать мельчайшие уступы в камне, забивать в горную породу специальные крюки – стальные или титановые, вставлять в расщелины так называемые «френды».
Для спортсмена-скалолаза восхождение по башне было делом несложным. Вся ее верхняя часть, за исключением нескольких небольших зон, была утыкана передающими антеннами, направленными перпендикулярно к башенной оси. Эти мощные антенны словно специально предназначались для «зацепов» руками и жесткого закрепления троса при страховке. Если случался срыв, такой выступ мог выдержать вес гораздо больший, чем средний вес взрослого мужчины.
Вся проблема состояла в наличии в связке «туриста» – полного профана. Оставлять его внизу, за спиной, было опасно. Да и сами клиенты предпочитали лезть первыми. С одной стороны, вверху, над головой, не маячат ничьи подошвы, есть ощущение, что ты наедине с небесами, с фантастической панорамой Москвы.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики