ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Испуганных лиц было мало – они, похоже, так и не поняли, какой опасности избежали.
Через минуту бывший каскадер, облаченный в форму «Мосгорспаса», уже двигался быстрым шагом по фойе. Молодой спасатель с русой бородкой бегло обрисовал ситуацию.
Полковник управления противопожарной службы Северо-Восточного округа решил собственноручно доставить на передовую линию борьбы с огнем асбестовый лист. Перерубая тлеющий кабель, пожарники пытались отсечь такими листами огонь.
Но доставка вручную по лестницам была слишком долгой. Полковник решил поторопить события, сел в кабину единственного работающего лифта. С ним вместе отправилась лифтерша Света – скоростные лифты в Останкино были очень сложными в управлении, с первого раза оно не давалось никому. Сантехник Саша вызвался помочь занести и вынести из кабины громоздкий лист.
Теперь все трое застряли где-то в шахте – никто даже точно не знал, на какой высоте…
Глава 6
Далеко от Останкино, в доме на средиземноморском побережье, о телебашне вспомнил человек, некогда реально контролировавший добрую половину общероссийских и московских каналов. Где-то он официально владел крупным пакетом акций, где-то в руководящем составе находились сплошь его ставленники, на другой «кнопке» он наложил свою руку только на рекламное время и выпуски новостей.
Человек по прозвищу Алеф был вхож в кремлевские кабинеты, он оказывал руководству страны множество услуг и получал в ответ исключительные льготы. Несколько лет назад их начали потихоньку урезать.
Алеф означает бык, телец. Низенький щуплый олигарх не оправдывал свое прозвище ни внешними данными, ни стилем поведения. Он никогда не лез напролом. Просто пытался удержать как можно дольше выгодное для себя положение.
Но в России, как известно, перемены бывают резкими и болезненными, особенно для тех, кому есть что терять. В результате жесткой и краткосрочной «зачистки» одних замочили, других посадили, третьим, как Алефу, дали возможность уехать за кордон.
Потерял он много, но не все. Остались десяток оффшорных компаний, счета в банках, недвижимость, предусмотрительно приобретенная за границей, и среди прочего – этот дом в окрестностях Ниццы.
Алеф не любил модерновых коттеджей с современной планировкой. Даже отреставрированная старина вызывала у него скептицизм, как старик, которому закрасили седину, набелили лицо, нарумянили щеки, закапали в глаза специальные капли для молодого блеска. Старый дом не должен блестеть под лакировкой. Минимальная реставрация призвана только законсервировать существующее состояние.
Сейчас Алеф разговаривал по телефону, сидя в плетеном кресле в саду. Кусты, когда-то тщательно подстриженные в виде шаров и пирамид, успели разрастись, потерять правильность формы.
– Кто заинтересовался?
– … – Ты уверен?
– … – Эта штука мне дорога во всех смыслах. Если они разовьют слишком бурную деятельность, придется и нам принимать меры.
– … – Даже так? Красивая, конечно, идея. И много желающих совершить восхождение?
– … – Узнаю дорогих соотечественников. Жизнь без риска в самом деле кажется пресноватой, иногда его хочется выдумать из ничего. Нет, я бы точно не полез. В детстве на качелях голова кружилась.
Положив трубку на широкий подлокотник плетеного кресла, Алеф задумался. Он никогда ни на секунду не терял надежды вернуться. Конечно, в одну и ту же реку дважды не войдешь, и прежнее безраздельное могущество в медиа-бизнесе вряд ли удастся вернуть. Но потеснить конкурентов, поделивших между собой его наследство, – задача вполне посильная.
Тем более что они уже зарвались, потеряли всякую совесть.
* * *
Предшественник слушал Дорогина внимательно. Потом признался, что у самого камень лежит на душе:
– Всей правды тебе не сказали, но ты ее все равно скоро узнаешь. Здесь, на башне, нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы явным…
На последнем восхождении у меня сорвался клиент. Треснул его «карабин» – такое случается раз в десять лет. Если в стали изначально есть внутренний дефект, там начинают скрыто накапливаться усталостные разрушения. Я всегда осматривал в начале смены крючья и карабины. И в этот раз тоже не поленился…
По выражению лица Зыгмантовича Сергей понял, что срыв оказался фатальным – человек разбился, не успев ухватиться ни за одну из торчащих антенн.
– Удалось замять?
– Труп увезли. Меня вот увольняют. Времени еще не так много прошло, неизвестно, чем дело кончится. Начальству главное, чтоб восхождения не прикрыли.
Дорогину стало не по себе. Второй раз он попадает на башню, и второй раз здесь витает смерть.
…Прошлый раз она махала черными крылами в шахте лифта. Сложная автоматика отказала, кабину не удавалось сдвинуть с места ни с наружного пульта, ни с внутреннего. Полковник противопожарной службы несколько раз вышел на связь по рации, сообщил, что в кабину начинает потихоньку просачиваться дым.
Дорогин поинтересовался у спасателей, как шахта оборудована внутри. Оказалось, что она общая для всех лифтов – пассажирских и грузовых. Внутри разграничена на отдельные «стволы» сварными решетчатыми перегородками. Доступ есть снизу, он предназначен для ремонтных работ.
По предположению полковника, кабина застряла где-то между отметками в двести и двести тридцать метров. Сергею не имело смысла возвращаться вниз, чтобы потом карабкаться вверх по решетке или подтягиваться, цепляясь за канат. Лучше пробить дыру на нужном уровне.
Бежать по винтовой лестнице оказалось не так уж просто. Мимо поднимались и спускались пожарные, передавали по цепочке углекислотные огнетушители, волокли наверх рулоны асбестовой кошмы, предназначенной для отсечения пламени.
Дорогину, конечно, было проще – он взбирался по ступеням налегке, без специального комбинезона и кислородного аппарата. На отметке в сто пятьдесят метров прихватил кувалду и длинный лом. Еще одну кувалду и перфоратор нес спасатель, поднимавшийся следом.
Ядовитого дыма становилось все больше. Пожарные проклинали того, кто придумал обшить стены башни изнутри пластиком. Теперь пластик наряду с кабелями помогал огню быстро распространяться и чадил, заполняя нутро башни горьковатым туманом. Подниматься дальше прежним маршрутом означало наглотаться этого тумана со всеми вытекающими отсюда последствиями. В шахте дыма должно быть меньше. Пора было пробивать дыру.
Спасатель собирался наштамповать перфоратором небольших отверстий по окружности, с тем чтобы легче было выломать из бетона кусок. Проделав пятое отверстие, электроинструмент начал капризничать. Пришлось оставить его и работать проверенным способом – кувалдами и ломом. При всей оснащенности «Мосгорспаса» спецтехникой ничего лучшего придумать было нельзя.
Гул от ударов, казалось, распространялся по башне сверху донизу. В этом был свой плюс – наверняка удары слышали люди, оказавшиеся в западне, и понимали, что кто-то пробивается к ним на помощь.
Строители шестидесятых потрудились на славу. Уже потом, в следующие десятилетия, изменились ГОСТы на железобетон, и рабочие стали потихоньку подхалтуривать. Эту стенку пробить было непросто, отлетающие из-под кувалды мелкие осколки напоминали прочностью гранит.
Скинув мокрую майку, Дорогин молотил, как автомат. Щурился, предохраняя глаза. Несколько мелких острых осколков, отлетевших после удара, слегка оцарапали лоб и щеку.
Наконец добрались до арматуры. Спасатель быстро резал ее автогеном, а Дорогин после короткой паузы возобновил свой труд молотобойца. В черную дыру уже можно было просунуть руку. Сергей опасался, что дым начнет быстро поступать в шахту, но пока сизый туман висел вокруг спокойно, не вихрился направленным потоком.
Уже голова влезала в проем. Внутри шахты было не так темно, как он ожидал. Мрак освещали куски расплавленных кабелей, регулярно падающих сверху. Дело дрянь: наверняка температура тросов наверху тоже высока и долго они могут не выдержать.
.Теперь Дорогин действовал больше ломом, отбивая бетон по краям дыры. Сверху послышался новый, быстро нарастающий шум. Один из пожарных выглянул в круглый иллюминатор над лестницей и сообщил, что прилетел вертолет. Энтузиазма эта новость не вызвала, только раздражение.
– Кому нужен этот цирк? – пробормотал, переводя дух, спасатель. – На хрена здесь вертолет без переднего ствола? Просто сбрасывать воду вниз толку нет.
Оказалось, во всей России нет ни одного «винта», оборудованного стволом для тушения. Были два «МИ-6», но оба облучились в Чернобыле, и пришлось их списать.
Наконец Дорогин смог пролезть в шахту. Он Отказался от мысли взять с собой лом для вскрытия кабины – резких ударов трос в теперешнем состоянии мог не выдержать. Прихватил только монтировку, сунув ее за пояс на пояснице.
Горящие и тлеющие обрывки кабеля падали с разной скоростью, некоторые оставляли за собой шлейф из искр. Длинные куски разматывались и снова сматывались в клубок, напоминая змей, извивающихся в конвульсиях. На несколько секунд пространство вокруг Дорогина погружалось в полную темноту, потом наверху снова вспыхивали приближающиеся «светлячки». Казалось, он движется в аду, поднимаясь из нижней, холодной его части в верхнюю, раскаленную пламенем.
Дорогин не знал тогда, что огонь неуклонно отвоевывает новые рубежи. Спалив дотла трехэтажный ресторан, он продвинулся вниз до отметки двести девяносто метров и вверх до четырехсот пятидесяти. В эту зону доступа по лестницам уже не было.
Быстро карабкаясь вверх по решетке, он чувствовал, как прутья под руками становятся все теплее. Скоро они станут нестерпимо горячими. Прополз мимо многотонного застывшего противовеса из бетонных блоков, мимо мертвой кабины грузового лифта. Это была другая, пустая кабина, но на всякий случай он громко крикнул и подождал ответа. Глухо. Нужная кабина должна была находиться точно над головой, но пока Сергей еще не мог ее различить. Если она сейчас сорвется вниз, то скорее всего зацепит и его. Судя по размерам отдельного шахтного «ствола», зазор между решетками и наружными стенками кабины сделали минимальным, чтобы разместить в одной шахте побольше лифтов…
Глава 7
В небольшом скверике при больнице Тамара с пристрастием допрашивала Дорогина.
1 2 3 4 5 6 7 8

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики