науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


A_Ch
«Фэйзер Д. Тень твоего поцелуя»: АСТ; М.; 2005
ISBN 5-17-019199-5
Аннотация
Прелестная аристократка Пиппа, леди Нилсон. блиставшая при дворе королевы Марии Кровавой, могла выбрать себе возлюбленного среди достойнейших кавалеров. Однако единственным, кто заставил дрогнуть сердце этой холодной кокетки, стал, как ни странно, Лайонел Аштон – мужественный, смелый, но вовсе не самый красивый и не самый любезный человек, чье прошлое было окутано ореолом тайны. Он, и только он, сумел пробудить в Пнппе пламя страсти и подарить ей счастье и блаженство любви…
Джейн Фэйзер
Тень твоего поцелуя
Пролог

Уинчестер, 26 июля 1554 года
Обшитая панелями комната была почти целиком погружена во тьму. Только тусклое сияние свечей в единственном канделябре на пристенном столике выхватывало из полумрака то кровавый огонь рубина, то золотистое свечение топаза, то таинственную вспышку изумруда, украшавших тяжелые шелка и бархаты, в которые были облачены все шестеро мужчин, собравшихся здесь.
Ставни высоких окон были закрыты, несмотря на теплую летнюю ночь, так что духота стояла невыносимая. Мужчины обливались потом. Темные пятна расплывались на вышитых камзолах, соленые струйки сползали с шей под воротники, волосы под отягощенными драгоценными камнями бархатными беретами взмокли.
Переглянувшись, они медленно подступили к кушетке, стоявшей у дальней стены, где было темнее всего. Кушетка была застлана белой простыней, так что едва видневшаяся неподвижная фигура казалась лежавшей в гробу. Одна рука бессильно свисала вниз, едва касаясь кончиками пальцев богатого турецкого ковра. Волосы цвета корицы разметались по подушке. Исхудавшее тело прикрывала лишь полотняная рубашка. На мертвенно-бледном лице неестественно ярко выступали веснушки. Пергаментно-тонкие веки чуть подрагивали, как во сне, и снова замирали.
– Уверены, что она ничего не сознает?
Едва слышный, но скрипучий голос с сильным акцентом разорвал почти благоговейную тишину.
– Она без чувств, ваше величество. И еще много часов не придет в себя.
Один из присутствующих встал рядом с говорившим и внимательно оглядел женщину.
– В самом деле, ваше величество, ее сны уже ничто не посетит.
Король повернул к нему голову и коротко сардонически рассмеялся.
– Обычно, Руй, мои компаньоны в любовных играх бывают счастливы и польщены моим вниманием.
– Это не любовная игра, Филипп, а разумная мера предосторожности, тем более что опасность велика, – спокойно заметил тот с фамильярностью старого доверенного друга.
Король коснулся пальцами губ, погладил короткую бородку.
– Нет нужды напоминать мне, Руй. Руй Гомес согласно кивнул.
– Прикажете удалиться, сир?
– Или, если ваше величество прикажет, мы можем поставить ширму, чтобы вам было свободнее, – вмешался кто-то из присутствующих, показывая на ширму, стоявшую перед пустым очагом.
Король оглядел серьезные лица спутников. Его взгляд упал на человека, стоявшего в отдалении от остальных и словно бы нарочно забившегося в самый глухой угол. Он единственный старался не смотреть на кушетку. Каждая линия его тела выдавала крайнюю неловкость.
– Мужу совершенно ни к чему здесь оставаться, – изрек король. – Милорд Нилсон, вы можете подождать в комнате напротив.
Мужчина как-то судорожно, рывком, поклонился и поспешил прочь, ни разу не оглянувшись.
– Принесите ширму, и пусть остальные отойдут подальше, – резко и недовольно приказал король, похоже, наконец решившийся исполнить крайне неприятную обязанность.
Придворные немедленно повиновались.
– Одну свечу в головах, – продолжал король.
Руй Гомес вынул из канделябра горящую свечу, вставил в кольцо на стене над кушеткой и с поклоном удалился. Свет упал на мертвенно-белое лицо и застывшую фигуру женщины. Король, встав в тени, у изножья постели, расшнуровал шоссы из белой оленьей кожи, расстегнул камзол золотой парчи, поспешно поднял рубашку больной и долго смотрел на нее, очерченную кругом желтого света, прежде чем провести ладонями по впалому животу.
Четверо мужчин терпеливо ждали. Тишина стояла такая, будто здесь не было ни одной живой души, только статуи, оцепеневшие в безмолвии. Но когда из-за ширмы вышел король, все издали дружный вздох облегчения.
– Все сделано, – объявил он. – Отнесите се к мужу.
Мужчина, приблизившийся к кушетке, был одет проще остальных. Его камзол украшала единственная драгоценность – оригинальная брошь в виде змеи из черного гагата с двумя сверкающими изумрудами-глазами и раздвоенным языком, увенчанным голубовато-белым алмазом. Бесстрастно глядя на больную, он опустил подол рубашки, так, чтобы ничьи взоры не оскорбляли скромности дамы. И только потом коснулся ее щеки, откинув локон красновато-каштановых волос, упавший на лоб.
Глаза женщины внезапно распахнулись. Уставясь на него, она попыталась поднять руку, но, когда он положил ладонь на ее лицо, снова замерла и задышала мерно и глубоко.
Он поднял ее, обернул в простыню, которой была застлана кушетка. Никто из мужчин не взглянул на него, пока он нес женщину в комнату напротив, где молча передал в протянутые руки мужа, а сам немедленно исчез во мраке длинного коридора.
Оказавшись в обшитой панелями комнате, Руй Гомес подошел к окну и открыл ставни.
Легкий ветерок принес аромат роз и сладостную песнь соловья.
Глава 1

Дворец Уайтхолл, Лондон, август 1554 года
Яркие солнечные лучи ударили в еще сомкнутые веки Пипиы. Но она не спешила открыть плаза, ожидая, пока полностью придет в себя и ощутит знакомые симптомы: сухость во рту, тяжесть в ногах и слабая тупая боль в суставах, как всегда, когда она поздно вставала.
Но это случалось редко. До чего же странно валяться все утро в постели! Она обычно вставала с петухами, готовая встретить новый день и все, что он несет с собой. Но за последние недели, с самой свадьбы королевы с Филиппом Испанским, она просыпалась, чувствуя себя невыспавшейся и усталой. Плечи гнула свинцовая тяжесть, а голова просто раскалывалась.
Она осторожно подвинулась и тут же утонула в пышной пуховой перине. Рядом лежал Стюарт. Вчера вечером он не лег в постель вместе с ней, что, впрочем, было и неудивительно. Даже сейчас от него пахло вином. Должно быть, вместе с дружками до рассвета играл в карты и кости, пристрастие к которым переходило все границы.
Пиппа отвернулась от мужа, оттягивая момент, когда придется позвонить в колокольчик, позвать камеристку и начать сложный и утомительный процесс одевания, но случайно раздвинула ноги и поморщилась.
Боже, как саднит между бедер! И на внутренней поверхности какие-то подозрительные пятна. Что произошло?! Впрочем, зачем спрашивать, и так ясно.
Пиппа раздраженно поморщилась.
Почему Стюарт способен овладеть женой, только когда та спит? Она никогда ему не отказывала. Наоборот, в первое время после свадьбы делала все, чтобы их постельные игры стали возбуждающими и страстными. Правда, он особого рвения не проявлял, но она по крайней мере каждый раз была в сознании и не думала спать.
Муж сонно пошевелился, и Пиппа, встрепенувшись, перекатилась па бок, лицом к нему и приподнялась на локте. Даже во сне, даже насквозь пропитанный спиртным, он был поразительно красив. Белокурые локоны обрамляли алебастровый лоб, густые каштановые ресницы лежали полумесяцами на высоких скулах, утреннее солнце чуть позолотило кожу. Лорд Нилсон был заядлым охотником, любившим все игры на свежем воздухе так же горячо, как и ломберные столы. Мужчина, жгущий свечу с обоих концов без всяких дурных последствий для себя…
Почувствовав пристальный взгляд жены, Стюарт открыл глаза. Глаза цвета драгоценного аквамарина с голубоватыми чистейшими белками.
– Почему ты не разбудил меня, Стюарт? – гневно бросила Пиппа. – Если ты хотел взять меня, почему делать это тайком?
Муж, неловко поежившись, осторожно коснулся се руки.
– Ты так крепко спала, Пиппа. Я ужасно хотел тебя, но побоялся потревожить.
Пиппа резко села.
– Почему ты стремишься только к своему наслаждению? Это уже в четвертый или пятый раз за месяц. Нравится забавляться с трупом?
Багровый румянец залил лицо Стюарта. Он отбросил покрывала и почти спрыгнул с постели, стараясь держаться спиной к жене.
– Какая гнусность!
– Может, и так, – кивнула Пиппа. – Но уж прости, я считаю, что не меньшая гнусность, когда тебя используют во сне ради собственного удовольствия.
Помня, что острый язык не раз доводил ее до беды, Пиппа обычно старалась поменьше язвить в присутствии мужа. Тот легко обижался и дулся целыми часами. В хорошем настроении он бывал веселым, забавным, очаровательным компаньоном, остроумным и энергичным, словом, их темпераменты казались настолько схожими, что, вероятно, именно поэтому она согласилась выйти за него. Поэтому и из-за его несравненной красоты. Но осознала это только сейчас.
Пиппа, хмурясь, покусывала ноготь и наблюдала, как он рывками просовывает руки в широкие рукава халата. Вряд ли она настолько тщеславна, чтобы считать, будто красота – достаточный повод для замужества. Нет, Стюарт Нилсон очаровал ее своей силой и ловкостью, способностью рассмешить и не в малой мере преданностью и неподдельным восхищением.
– Пойду в гардеробную, – бросил он с порога. – Позвать тебе Марту?
– Если будешь так любезен, – пробормотала Пиппа, снова падая на подушки и закрывая глаза. Солнечный свет усилил тупое биение крови в висках.
Разумеется, дело не только в этом. В двадцать пять она вдруг с удивлением обнаружила, что в ее жизни чего-то не хватает. До этого момента она упрямо твердила, что замужество не для нее, что ей слишком нравится веселая жизнь в обществе придворной молодежи, чтобы погрязнуть в хозяйстве, рожать детей и угождать мужу. Но тут ее сестра Пен вышла за Оуэна д'Арси, и Пиппа поняла, что ведет пустое и никчемное существование. Да, приятно танцевать, играть в карты, встречаться со страстными поклонниками, но теперь этого было недостаточно.
Тихий стук в дверь возвестил о приходе Марты, несшей закрытый кувшин с горячей водой.
– Доброе утро, мадам, – жизнерадостно приветствовала она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики