ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Почему повесили плакат на грудь? А сложная работа предстоит. – Он осмотрел сидевших в кабинете троих сотрудников. Остановил взгляд на молодой женщине. – Варя, почему вы пошли работать в органы?
– Ну как вам сказать. С детства любила фильмы о милиции, читала много о ее работе…
– Романтика, – улыбнулся Борисов. – А в жизни все гораздо злее и хуже. Не жалеете?
– Нет.
– А не очерствели еще? Например, я через год работы почувствовал, что стал грубее и злее. Пропал азарт, восторг, с каким получил удостоверение опера. Я это не для того говорю, чтобы отвратить вас от работы, а для того, чтоб вы поняли – это очень и очень серьезно. Нужно относиться к расследованию ответственно и вдумчиво. Вешают людей. Повесили, как вы помните, двоих. И не важно, что петли накидывались на шеи тех, чье место на нарах. Надеюсь, вы это поняли.
– Игорь Васильевич, – негромко произнес мускулистый молодой мужчина, – а если это… работает отец убитого парнишки? Или мать наняла…
– Потому я и говорил, – сказал Борисов, – чтобы вы поняли. Совершено тяжкое преступление. Мы должны найти преступника или преступников. А почему он это совершил, будет разбираться суд. И поверьте, нет ничего, что могло бы оправдать убийство. Пять лет назад в Новосибирске осудили извращенца-убийцу. Он изнасиловал мальчика пяти лет и убил его. Отец этого мальчика военный. Когда подсудимого выводили из «воронка», он дважды выстрелил в него из пистолета. Ранил в плечо и в грудь. Тот остался жить и был осужден после выздоровления на пятнадцать лет лишения свободы. Отца убитого мальчика приговорили к десяти годам. На этом поставим точку. Прошу больше об этом не говорить. Кто думает иначе и оправдывает убийцу, пусть скажет мне, и я найду причину удалить его из группы. Подумайте каждый и решите. Все. Через два часа у меня.
– Если вы даете время подумать, – сказала Варя, – то не надо. Мы сами выбрали эту работу и поэтому…
– Извините, – негромко, не дав ей договорить, вмешался мускулистый, – Игорь Васильевич, я просто сказал…
– Вопрос закрыт! – отрезал Борисов и улыбнулся Варе: – А вы мне нравитесь. Как человек, – увидев улыбки на лицах остальных, строго добавил он и, не выдержав, рассмеялся.
– Погоди, – остановил Лопатина мичман. – Выходит, купили судей? – Он налил в рюмки водки. – Как же так-то? Взяли, было следствие, а потом отпустили?
– Свидетели показания изменили, а еще и другие нашлись. – Лопатин взял рюмку, не чокаясь, залпом опрокинул ее в рот.
– Во дела, – покачал головой один из гостей. – Значит, и так бывает – берут убийц и оправдывают. Но ведь…
– Сейчас все бывает, – перебил его мичман. – У нас во Владике тоже не раз подобное бывало. И ты так это оставил?
– А что я могу? – пожал плечами Константин. – У меня еще дочь есть и жена. Не могу же я…
– Верно он говорит, – поддержал Лопатина крепкий мужчина с узким шрамом на скуле. – Посадят, и все дела. Сына этим уже не вернешь.
– Хорош тебе, Попов, – махнул рукой третий гость. – Оставлять так тоже нельзя.
– А что бы ты сделал? – спросил Попов. – Прикинь трезво. Посадят…
– Действительно, – согласился третий. – Верно. Просто упекут Костю.
– Ты, Сашка, мог бы жить, зная, что убийцы твоего сына ходят по улицам? – взглянул на него мичман. – И ты, Семен, тоже, – перевел он взгляд на Попова. – Я бы прибил. Хотя бы потому, что у меня один сын, продолжать род Пановых некому было бы. Так что, мужики, говорите что хотите, а я при своем мнении…
– Да потому что у тебя такого не случилось! – закричала вошедшая в комнату Оксана. – На что ты Костю толкаешь?! Тут одного из них убил кто-то, и то за Костей сразу приехали! Друг называется! Говорить всегда легче. Вот возьми и убей, – она взглянула на мичмана, – второй жив еще. А то говорить все горазды! – Оксана вышла из комнаты.
– Ну что, Валек, – усмехнулся Попов, – и крыть нечем. – Он налил всем водки. – Права она, говорить легко, особенно когда тебя это не касается.
Мичман опрокинул в рот рюмку и выругался. Взяв сигарету, закурил.
– Права-то она права, – с дымом выдохнул он. – Но и оставлять так нельзя. Может, обсудим это, морпехи?
– А как одного убили? – спросил Попов.
– Повесили, – негромко отозвался Константин, – и на груди картонку прикрепили: «Так будет с каждым».
– Ну вот, можно под этих вешателей и сработать. Я – за.
– Да хватит вам, – встрепенулся Константин. – Сами…
– Ты в стороне останешься, – остановил его Попов.
– Больше об этом ни слова! – закричал Лопатин. – Я сплю и вижу, как я этих гнид в ванне топлю! Если бы их сразу выпустили, наверное, убил бы. А сейчас что-то перегорело во мне. Аленка еще есть. Она до сих пор не знает, что брата не стало. – Он всхлипнул. – Так что не бередите душу. И лучше, если вы просто уедете. Сами понимаете – сейчас мне не до застолья.
– Всем на пол! – крикнул ворвавшийся в комнату омоновец.
Четверо мужчин и полная женщина уже лежали на полу. В комнату вбежали еще трое в камуфляже и в масках. Следом неторопливо вошел средних лет мужчина.
– Ну, – усмехнулся он, – как будем говорить? Добровольно все выдадите или придется искать?
– В шкафу, – простонала женщина, – под матрацем, и все.
– Первый шаг к сотрудничеству сделан. Но все ли там? – Штатский хмыкнул. – Приведите понятых и начинайте обыск.
– Ну, ментяра, – прохрипел один из лежащих, – нож по тебе, сучара, плачет! Дождешься…
– Смени пластинку, Резак, – ухмыльнулся оперативник. – Сколько лет уже пугаете. Перед последней сидкой ты мне тоже перо в бок обещал. А отсидел восемь, вышел и снова на нары пойдешь. Только теперь больше червонца схлопочешь.
– Погоди, Васин, – угрожающе забормотал Резак, – не все на твоей улице…
– Этих можете уводить, – кивнул Васин. – А вот Анфису Степановну оставьте.
– Снова кто-то навел, – процедил один из двух молодых мужчин, сидевших в белой «ауди». – Знать бы, кто стучит, своими руками удавил бы.
– А чего же твой ментяра не предупреждает? – зло спросил другой. – Ведь ты ему платишь.
– Видать, из доверия вышел. Трогай, Ворон, а то и нас загребут. Снова этот Васин, мать его! – Он сплюнул в открытое окно.
* * *
Атаманово
– Анфиску повязали! – вбегая в кабинет, крикнул Будо.
– Как? – вскочил Ниро.
– Только что Учитель позвонил.
– Снова, – процедил Ниро. – Кого еще взяли?
– Резака и Степана.
– Значит, опять кто-то навел. Надо выяснить кто!
– Как?
– Ты прав. Надо поговорить с Русаком, пусть выяснит. Сколько денег потеряли! Ведь только поступил Анфискин товар. Кто же это?
Будо молча пожал плечами.
– Ну вот, – проговорил, набивая трубку, седой цыган, – снова наших повязали. Зачем туда что-то давать? Самим надо торговать. А так, – он достал кресало и, прикурив, пыхнул дымом, – одни убытки. И большие убытки.
– Я говорил, – вздохнул Будо, – не надо…
– Заткнись! – крикнул седой. – Зря тебя вообще оставили. Ты только и знаешь что лошадей. Вот и иди на конюшню, – махнул он рукой.
– Цыган – это небо чистое, – проговорил тот, – ветер, звездное небо над головой и…
– Все! Иди к лошадям! – крикнул цыган.
– Да! – зло бросил Ниро в телефонную трубку. – Снова милиция нагрянула!
– В общем, слушай сюда, – произнес мужской голос. – Это твои дела. Но если ты сдашь…
– Ты думаешь, что говоришь?! – раздраженно перебил Ниро.
– Тебе сказали. И пока не разберешься, про нас забудь.
Телефон отключился.
Выматерившись, Ниро отбросил сотовый. Играя желваками, подошел к столу и взял сигару. Прикурил.
– Надеюсь, Анфиска не скажет, кто ей поставлял наркотики, – пробормотал он.
* * *
Москва
– Черт знает что такое! – недовольно говорил невысокий лысый мужчина. – Вешают двоих, а милиция не может найти виновных. Мало того что повесили, еще и плакатики на груди оставили. Неуловимые мстители, – процедил он.
– Погоди-ка, Пончик, – засмеялся черноволосый атлет, – похоже, ты…
– Представь себе, Геракл, – раздраженно прервал его тот, – я крайне возмущен этим. Срываются поставки. Заказов сейчас, как никогда, много, а там паника. Каждый из поставщиков подозревает другого, и это крайне негативно сказывается на моих делах.
– Поезжай и разберись, – посоветовал Геракл.
– Для разборок есть ты. Так что сделай милость, отправь туда…
– Слушай, умник, – недовольно прервал его атлет, – не строй из себя босса могущественного синдиката. Вы платите мне за освобождение от дани разным отморозкам, но…
– Ты забыл, – вспыльчиво перебил его Пончик, – что имеешь определенный процент с наших денег? А за охрану получаешь отдельно!
– Хватит вам, – поморщился плотный мужчина. – Общее дело делаем, а вы сцепились, как бабы на рынке. Там действительно что-то не так. Я разговаривал и с охотниками, и с Топориком. И те и эти грешат друг на друга. А скорее всего это дело рук китаез. Желтолицые, похоже, уже чувствуют себя у нас, как в Поднебесной, мать их. Лес сотнями тонн увозят и…
– Я предлагал, – перебил его Геракл, – наложить на них контрибуцию.
– Так в чем дело? – усмехнулся плотный. – Поезжай и наложи. Имеющий вес в тех местах благодаря этому делает себе очень неплохие бабки, не выходя из квартиры. Ему подносят их и еще говорят спасибо, что берет. Нам туда совать руку опасно, отрубят по самое плечо. Каждому свое место и свой заработок. Надо все выяснить о тех, кто вешает. Заметьте, вздернули двоих из тех, с кем мы имеем дело. Кроме того, в Красноярске уже накрыли несколько точек с нашей наркотой. Мы наладили поставку и не можем получить свои бабки. Выходит, только теряем деньги. А это твоя затея, – кивнул он сидевшему у окна худому бледному мужчине.
– Слушай, Славик, – спокойно ответил тот, – до этого все было отлично и все были довольны. И ты в том числе, – усмехнулся он. – Так что не надо искать крайних и возвышаться над другими.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики