ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– А может, этого кто-то и добивается? – спросила крепкая женщина.
– А что? – кивнул вошедший. – Вполне возможно, так оно и есть.
– Хватит вам ерунду пороть, – усмехнулся сидевший у русской печки с трубкой в зубах крепкий седобородый мужчина, – напридумали – подставить вас хотят. Просто кто-то счеты сводит и заодно жути нагоняет. Мол, поаккуратнее, а то так с каждым может случиться. А может, просто мстят.
– Ну, Дед, – хмыкнул бородач, – ты даешь. Версии у тебя…
– А может, просто маньяк, – снова заговорил Дед. – Мочит преступничков и кайф от этого ловит. А возможно, и кто-то из ментов. Ну, тех, кто в прошлом ментом был. Подставили его, вот он и вешает. Заметьте, что вздернули тех, кого считали более или менее…
– Скорее всего дело в наркоте, – проговорил Лесовик. – Дури сейчас полно, а клиентуры не очень. Те, кто может позволить себе это, свои каналы поставки имеют.
– Да хрен на них, – сказал Дед. – Нам-то что до этих вздернутых? Пусть их хоть всех перевешают.
– Так на нас могут подумать, – повторил слова Лесовика плотный.
– Да бросьте вы ерунду городить, – махнул рукой Дед. – Просто мы особо не блатуем, поэтому нас и не трогают. Если бы захотели, давно бы, как вшей, передавили. Так что не надо на самих себя жути нагонять.
– Но с Топориком надо будет стрелку забить, – решил Лесовик.
– Этого козленыша, – процедил Дед, – давно пора подвесить. И если кто это сделает, я за его здоровье литр самогону приму и напою всех. А если тот, кто Топорика вздернет, мне лично встретится, что хошь для него сделаю. Кстати, на севере, в Лесосибирске, было такое. Там тоже кто-то чудил – вешали. Но тогда как раз путч был, и дело замяли. Потом еще кого-то вздернули, менты покопались трохи и ни хрена в той реке не выудили. Так до сих пор и висит дело о повешенных.
– С Топориком придется перетереть, – проговорил Лесовик. – И Лохматый там будет, даже вроде китаез позвать собираются. Китайцы вес заимели, считаться с ними начинают.
– А чего ты удивляешься? – хмыкнул Дед. – Скоро в России русских совсем не останется. Или кавказцы, или узкоглазые будут рождаться. Довели Русь-матушку! – Он плюнул. – В центре с чернотой девки русские шляются, по Сибири и Дальнему Востоку с кавказцами да узкопленочными.
– Тебе, Дед, в скинхеды надо записываться, – усмехнулся Лесовик.
– А чего туда записываться? Ежели они за чистую Россию, я уже давно скинхед.
* * *
– Похоже, Топорик уже и не рад, что выкрутился, – усмехнулся Лохматый. – Свидетеля, который в его пользу показания дал, повесили.
– Вот это да! – удивился рыжебородый мужчина. – Может, и Топорика скоро вздернут. Неужели это отец убиенного?
– Нет, конечно. – Лохматый покачал головой. – Хотя можно подумать и на него. У него сейчас трое в гостях. Морпехи бывшие, мужики сильные, тренированные. Может, они…
– Но Тупик тогда при каких? – спросил рыжебородый.
– Тоже верно. Москвичи на нас грешили. Неуверенно, но мысль такая у них была.
– А ты сам на кого думаешь?
– Знаешь, пусть менты мыслят, им за это зарплату дают. А засорять себе башку чужими проблемами никакого желания нет.
– А это плохо для всех. Появились люди, которых никто не знает, а они убивают. Вполне вероятно, что следующим будет кто-то из нас.
– Сплюнь! Чтоб сделать такое с кем-то из нас, надо сначала нырнуть в тайгу. А здесь мы хозяева, так что, Чингисхан, не ломай голову. Нет такой силы, кроме государства, конечно, кто может нам что-то сделать. Но на всякий случай надо сейчас повременить с походами. Кто знает, что будет дальше. А разъединяться не хочется. Предупреди всех, чтоб если вдруг заметят чужих, пусть сразу сообщат. И надо будет обязательно проверить, кто такие.
«Говоришь уверенно, – усмехнулся мысленно Чингисхан, – а в глазах беспокойство. Да мне тоже не хотелось бы почувствовать веревку на шее».
– Ты все понял? – спросил Лохматый. – Или…
– Без или, – усмехнулся Чингисхан.
– Господи! – всхлипнула Прошникова. – Как же это? – Она заплакала.
– Ему никто не угрожал? – спросил оперативник.
– Нет. Толик со всеми был в хороших отношениях. Ни у кого в долг не брал и не давал. За что его так? – Женщина снова заплакала.
– Скажите, Людмила Ивановна, – вздохнул оперативник, – что муж рассказывал вам о драке?
– Да не видел он ничего. Пришел Суцкий, защитник, и они о чем-то говорили. Потом Толик сказал: скоро богатыми будем, ни за что пять тысяч баксов получим. Я сразу спросила: а как? Он и говорит: дам, мол, показания, что парнишку, которого в баре забили, били двое парней каких-то. И все.
– Понятно, – кивнул опер. – Вы дадите показания?…
– Никому я ничего не дам, – с трудом проговорила Людмила. – Да и тебе я ничего не говорила. Просто расстроена я и не знаю, что молола. Уходите! – закричала она. – У меня мужа убили, а вы… – Она снова зарыдала.
– А ведь ты вполне можешь стать следующей, – усмехнулся оперативник.
– Что? – Сразу перестав плакать, она вскинула голову. – Да я к прокурору пойду! Ты меня пугать вздумал?!
– Я ничего подобного не говорил, – улыбнулся оперативник. – Это вам, видно, из-за расстройства почудилось. Но на вашем месте, Людмила Ивановна, я бы все-таки написал про адвоката Суцкого и…
– Пошли вон! – указывая рукой на дверь, завопила она.
– Так-так, – полный капитан милиции отложил в сторону паспорта, – значит, в гости приехали. И давно?
– Так мы же говорили, – улыбнулся мичман, – два дня назад. У нас и билеты есть.
– В морской пехоте служили, – вздохнул милиционер, – значит, знаете приемчики разные, – он уставился в глаза мичману, – и убить запросто можете. Не вы за сына приятеля своего…
– Слышь, Валек, – подмигнул мичману Попов, – на нас, выходит, повешенного вешают.
– Слушай, капитан, – жестко проговорил Валентин, – я бы запросто сделал это. Вешать не стал бы, а вот шею бы сломал. Но зря ты крайних ищешь, – усмехнулся он, – не получится. Мы…
– Пойдемте со мной, – перебил его милиционер и, сунув паспорта в карман, поднялся со стула.
– Перестаньте вы дурью маяться! – не выдержал Лопатин.
– Да, капитан, – произнес мичман, – никогда ты не будешь майором.
– Я с вами пойду, – сказал Лопатин.
– И я тоже, – неожиданно проговорила Оксана, – и все скажу вашему начальнику. У нас горе, а вы друзей наших подозреваете. Или просто хотите их крайними пустить? Настоящих бандитов освободили, а невиновных…
– Хватит, Оксанка, – остановил ее муж. – Но что с нами пойдешь, правильно. И выскажем все, что думаем о нашей славной милиции.
– Да ладно вам, – испугался капитан. – Я же просто из-за регистрации вас хотел…
– А ты не наш участковый, – перебил его Константин, – и не имеешь права вот так врываться.
– Законы мы знаем, – вмешался мичман, – и уважаем. Мы здесь пробудем еще два дня и уедем. Если надо…
– Извините, – пробормотал капитан.
– Прощайте! – Оксана кивнула на дверь.
– До свидания. – Милиционер вышел.
– Лихо ты его! – Константин поцеловал жену. – Я и не ожидал от тебя…
– Пойдемте ужинать, – вздохнула Оксана. – Я вам бутылочку коньяка купила. А то как-то не по-человечески получается. Вы уж извините меня.
– Да все мы понимаем, – сказал мичман. – И вы нас извините…
– Не они это, – услышал Суцкий голос капитана в сотовом. – Я сразу это говорил, а ты…
– Следовало проверить их на причастность, – перебил адвокат. – Я в это тоже не верю, но Топорик просил…
– Когда бабки получу? – спросил милиционер.
– Кто же это капканы мочит? – выпив рюмку водки, зло спросил Топорик. – Свидетелей твоих начали вздергивать. Так, глядишь, остальные рысью в ментуру ломанутся и…
– Не ломанутся, – вздохнул Суцкий. – За это каждый может срок получить. А вот я за себя боюсь. Если уж свидетелей вешают, то меня-то тем более прикончат. И что делать, ума не приложу. Может, на время куда-нибудь уехать?
– Если это не Лопатин, то кто? Например, я все-таки на него думаю. Но Тупика вздернули раньше, мы с Чусаной в то время в камерах парились. И ментовня поганая ни хрена не шарит. Кто же это? – уже в который раз спросил Топорик.
– Об этом сейчас не ты один думаешь. Я просто ума не приложу. И никто не знает. Сейчас только об этом и говорят. Ну ладно, повесили Тупика, а потом Чусану. Они все-таки беспредельничали, да и на своих…
– Ты особо-то не базарь, – оборвал его Топорик. – Мы с ними кенты были и начинали все вместе. А ты, кстати, на нас бабки зарабатывал.
– Я анализирую. И пытаюсь понять, от кого исходит опасность. Ведь ты тоже опасаешься.
– Да не то чтобы боюсь. Но уж слишком далеко зашло это. Свидетеля на кой-то хрен подвесили, вроде мне сообщают, что и меня это ждет. Я вот что мыслю – может, прижать Лопату? Наверняка это с его подачи работают.
– А Тупик? – напомнил Суцкий. – Он в это дело никак не вписывается. Я проверил, Лопатин с ним нигде и никогда не пересекался. Кроме того, у Лопатина не тот характер. Даже когда его измолотили двое твоих ребятишек, он не пошел в милицию. И на суде вел себя сдержанно. Ни единого возгласа, даже когда тебя освобождали. Жена его была в истерике, а Лопатин и слова не сказал. Но кто? На такое решится далеко не каждый. Ведь милиция будет искать до упора.
– Да ментам это кайф, и ничего они искать не будут.
– Ошибаешься. Это им как бельмо на глазу. Вешают в городе, и даже подозреваемых нет. Такого, пожалуй, нигде и не было. И Москва будет давить на наших. Тем более что это дело прокуратуры. Следователь по особо важным делам Борисов его ведет. Прожженный мент, чекист, как его за глаза называют коллеги. Честен до безобразия. Но работать умеет. Помнишь пять лет назад маньяк появился? Борисов его вычислил и взял. А до этого кто только не пробовал. Дураков ловить всегда труднее.
– А чего же этот умник не может вешателя хапнуть?
– Если уж и уголовный мир не знает, кто бы это мог быть, чего ты от ментов хочешь?

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики