ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И вот что я тебе скажу – правильно их повесили.
– Спасибо за информацию. Я вечером загляну. До свидания. – Положив трубку, Борисов засмеялся.
Варвара и Андрей удивленно уставились на него.
– Ты, Андрей, оказался прав. Многие, даже из числа старых, советской закалки ментов, одобряют действия палачей. А вешали и раньше, в девяносто первом. Во время путча. Помните ГКЧП?
Варя и Андрей кивнули.
– И до этого тоже. В Лесосибирске. Там, правда, убийц искали. Но не нашли никого. Варя, съезди в архив, если что-то есть за девяносто первый год, привези. Ведь что-то все-таки должно сохраниться. Нашли повешенных с плакатами на груди, а дело квалифицировали как самоубийство.
– Прошников Анатолий Сергеевич, – негромко произнес сидящий за столом человек в маске, – вы обвиняетесь в лжесвидетельстве в пользу преступников. Тем самым вы способствовали их освобождению. За это вы приговариваетесь к высшей мере наказания – смертной казни через повешение.
– Да вы что?! – дернувшись, закричал стоящий с завязанными глазами мужчина. – Вы кто такие?!
Спущенная сверху петля легла ему на плечи. Раздался звук автомобильного мотора. Петля затянулась на шее, и натянутая веревка начала поднимать тело мужчины вверх.
* * *
– Он должен был приехать час назад, – нервно говорила миловидная полная женщина, – а до сих пор его нет. Мальчишки, которые играли во дворе, говорят, что он приезжал. Но нет ни машины, ни его. И закрыт только висячий замок. Мы же гараж всегда запираем…
– Ну? – посмотрел на вошедшего старшего лейтенанта капитан.
– Была машина, – кивнул тот. – И видели, как двое мужчин входили следом за ней в гараж.
– И что? – спросил капитан.
– Потом машина выехала из гаража и уехала в сторону шоссе. Видимо, зашли знакомые и Прошников повез их…
– Исключено, – заявила женщина. – Толик никогда никого не возит. И он, если бы все-таки согласился, обязательно сказал бы мне, у нас так заведено.
– Прошников, – пробормотал капитан. – Он был свидетелем по делу Топоркова? – взглянул он на женщину.
– Да, – кивнула она. – Толик все видел, поэтому и выступил на суде. Ведь невиновный не должен…
– Понятно, – буркнул капитан. – Машину Прошникова в розыск.
– Ну вот, – проворчал сидевший рядом с сержантом-водителем милицейской «шестерки» старший сержант. – Тачку, видимо, угнали. Седьмая модель темно-синего цвета. Номер…
– Не эта? – кивнул направо водитель.
– Мать твою! – обрадовался старший сержант. – Пошли.
– Вызови наряд, – притормаживая, посоветовал водитель.
– Сам знаю, – огрызнулся старший сержант. – Но сначала отметим место и время. А то снова на себя дежурка возьмет.
Они медленно пошли к стоявшей у обочины «семерке». В руке у старшего сержанта был пистолет. Сержант, подойдя к дверце, рывком открыл ее.
– Пусто. – Он посмотрел на старшего сержанта. Тот, устремив взгляд вперед, стоял неподвижно. Рука с «ПМ» медленно опускалась. – Чего ты? – спросил сержант. И посмотрел в ту сторону. Округлив глаза, испуганно дернулся назад.
– Звони в дежурку! – закричал старший сержант.
– Ничего они не найдут, – махнул рукой Топорик. – И никого. Они, сучары позорные, балдеют от этого. Вчера встретил одного пса, брал он меня…
– Перестань, – поморщился Суцкий. – Тупик и Чусана кому-то перешли дорогу, и надо искать концы…
– Слушай, ты, – процедил Топорик, – не учи папаню детей делать. Я своих уже подключил к этому. И с Лохматым перетер, и с Китайцем базар был, и Лесовик заныривал. Не при делах они. А больше ни Чусана, ни Тупик никому дорогу не переходили. Эти сами сейчас пытаются выяснить, кто мог такую хреновень отмочить. Да и вся остальная братва шарит. Правда, тут еще эти дети ветра – цыгане. Они вроде наркотой торгуют. Чусана раза два базарил о них: мол, пора бы их на крючок посадить. Но цыган тоже сдавали, да и не их это стиль. На мокроту они вообще не идут. А больше вроде и некому. Да еще эта надпись на картонке, вроде как предупреждение. Так что хрен его знает, на кого думать.
– Кстати, к Лопатину трое приятелей приехали, морпехи. Так что вполне возможно…
– Да щупали этих морпехов, они прикатили на сутки позже. А Тупика вообще вздернули месяц назад, еще до того, как нас освободили. Я тоже на этих морпехов мыслил, но не они это. А вот кто? – Топорик выругался.
– Будем надеяться, что найдут, – проговорил адвокат.
– Олег, – в комнату вбежала женщина, – Прошникова повесили. Милиция только что нашла труп.
– Вот суки, и свидетелей начали вешать. Твою мать! – Топорик опустился в кресло. – Так ведь и до меня доберутся, – прошептал он.
Адвокат испуганно смотрел на женщину:
– Алевтина, это точно?
– Да. Мне только что позвонили. Аська, жена Толика, пришла в милицию. Он же под каблуком у нее был, а тут задержался. Она пошла в гараж…
– Так, – сказал Топорик, – собирай парней.
– Олег, – пробормотал Суцкий, – можно я поживу у тебя?
– Живи, – кивнул тот.
* * *
– Все так же, – сказал эксперт.
– Понятно, – кивнул Борисов. – А бумага?
– Кажется, писали текст в одно время и на одной бумаге. И трафарет тот же, и краска та же…
– Значит, поставили на поток изготовление плакатиков. Ну а веревка?
– Точно такая же. И узел завязан довольно необычно.
– Значит, это имеет отношение к убийству Лопатина, – сказал Александр.
– Нет, – возразил Алексей. – Всю дрянь решили на тот свет переправить таким древним способом. А плакатики – предупреждение другим подонкам. Тупик не был причастен к делу Лопатина, а его вздернули первым. Представляю, каково сейчас Топорику. И адвокатишке его, Суцкому. – Он подмигнул Александру. – Наверное, от страха трясутся. Да и остальным из уголовной братии не легче. Того и гляди вздернут.
– Ты потише свой восторг выражай, – негромко одернул его Саша, – начальство тебя не поймет…
– Что тут за дискуссия? – недовольно спросил подошедший Лапин. – Уже трое повешенных, а вы зубоскалите. Ты, Арин, вроде одобряешь такое? – Он строго взглянул на Алексея.
– Никак нет, товарищ майор, – отчеканил тот. – Просто высказал свое мнение.
– Смотри, Арин, договоришься. И что тут у нас? – обратился к эксперту Лапин.
– Все идентично, – кивнул тот.
– А что прокуратура скажет? – спросил Борисова майор.
– Рано что-то говорить. – Игорь Васильевич покачал головой. – Вот вы что скажете? Версии есть?
– Версий полно, – вздохнул Лапин. – Да толку от них нет, ведь ни единой зацепки. И никаких разговоров среди уголовщины. Все гадают, кто это может быть. Мы со стукачами работаем. Даже премию установили за достоверную информацию, однако пока тихо. На китайцев грешили, но они тоже перепуганы. Их наши прошерстили прилично, в общем, не они это. Но кто? – Он выругался.
– Не стоит так выражать свои эмоции при женщине. – Эксперт показал глазами на Варю.
– Да скоро все так будут говорить, – отмахнулся майор. – Это ж надо – неуловимые мстители. Вешают и других предупреждают. И кто же мог это придумать?
– А вы считаете, придумал один, но вешает другой? – спросил Алексей.
– Давай без юмора, – обиделся Лапин.
– Так, – Топорик оглядел крепких парней, – вздернули мужика одного. Ну, из тех свидетелей, кого купил он. – Топорик кивнул на Суцкого. – Так что вполне можно ожидать, что придут за любым из нас. Поэтому лучше держаться вместе. Там не школьники, а тренированные хищники. Поэтому внимание и еще раз внимание. Конечно, если у кого дела неотложные, тот может уйти.
– Сейчас у всех одно дело, – высказал общее мнение плотный молодой мужчина, – не дать себя вздернуть. Если они сюда сунутся, будем шмалять, а с ментами потом добазаримся.
– Верно, – кивнул Топорик. – Короче, не бухать и шкур не таскать. В общем, с неделю мы здесь будем. Скатайтесь, загрузитесь всем необходимым.
– Но ты же сказал, бухару нельзя, – сказал кто-то.
– В определенном количестве даже необходимо, – усмехнулся Топорик.
– Как это – вешают? – не понял Ниро.
– Наверное, молча, – усмехнулся Будо. – Уже двоих вздернули из этих молодцов-удальцов – Тупика и Чусану.
– Мало им, – зло проговорил Ниро. – Я бы их сам по частям…
– А вот этого говорить не надо, – сказал Будо, – даже думать вслух не стоит. Сейчас ищут этих палачей. И поэтому мы можем попасть под подозрение. А это нам ни к чему.
– Ясно. А сам что думаешь? Кому так дорогу перешли эти ухари?
– Это не наше дело. И вообще об этом лучше нигде и ни с кем не говорить. Тебя это особенно касается, язык у тебя длинный. Надеюсь, ты еще никому невзначай не шепнул, что причастен к повешению шестерок Топорика?
– Да ты что!
– И не вздумай сыграть крутого. Знаю я твою привычку брать на себя дела других. Смотри, если что, я тебя сам кнутом забью.
– Да хватит тебе, – обиделся Ниро, – за кого ты меня держишь?
– Я сказал то, что хотел сказать.
– За кого ты меня держишь? – повторил Ниро.
– Все, – прекратил разговор Будо.
– В городе еще одного повешенного нашли, – входя, сообщил Кичо. – Не знаю, кто такой, но что повешен и табличка с надписью – точно.
– Вот это дела начались, – удивленно проговорил Будо. – Похоже, кого-то не устраивает отмена расстрела и он вершит свое правосудие. Вот что, Кичо, езжай в город и все подробно узнай.
– Уже уехал, – обрадовался тот.
– Зря ты его одного отпустил, – вздохнул Ниро. – Ведь он может намекнуть, что мы имеем к этому какое-то отношение.
– Я только что разговаривал с ним. Если он хоть полслова скажет, я ему лично голову отрежу.
– Слышал? – входя в кухню, спросил плотный бородач. – Снова вздернули кого-то. И надпись на плакатике на груди. Вот кто-то капканы мочит!
– Интересно, кто это? – покачал головой сидевший с чашкой чая Лесовик. – Нам этого не надо. Ведь менты могут за нас крепко взяться. Тогда жди широкомасштабную операцию ОМОНа и СОБРа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики