ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Да? И какого рода истории?
– Не самые приятные. Крестьянам приходится работать на него два раза в неделю, даже в плохие годы, когда им с трудом удается управиться с собственными полями, но его не интересует, как трудно тебе приходится, даже если ты голодаешь. А еще он совершает поступки… ну, я не могу сказать наверняка, потому что мои родители говорят, будто я слишком молод, чтобы слушать о таком, но это что-то ужасное. Его сборщики налогов могут в любой момент тебя избить, и ты против них бессилен. А солдаты убивают всех, кто попадается у них на пути. Когда Староста попытался пожаловаться Империи, его убили, и все такое.
– А здесь такого не бывает?
– Ну, сборщики налогов иногда бывают очень злыми, но все не так уж страшно. Нам еще повезло.
– Наверное, ты прав.
Они снова замолчали. Влад продолжал наблюдать за берегом реки. Савну надоело молчать, и он спросил:
– Влад, если вы не наслаждаетесь видами природы, то что же вы тут делаете?
– Наблюдаю за людьми.
– Они странные, – сказал Савн.
– Да, но в чем, по-твоему, заключается их странность?
Савн открыл рот и тут же его закрыл. Он не хотел повторять то, что ему говорили Ма и Па, поскольку не сомневался, что Влад сочтет его мелочным. Наконец он ответил:
– Они странно разговаривают.
Влад взглянул на него:
– Странно? Как?
– Ну, когда-то здесь обитало племя сариоли. Они покинули наши места несколько столетий назад, а прежде жили рядом с людьми из Бигклифа, постоянно общались с ними, и…
– И жители Бигклифа используют слова сариоли?
– Только не с нами. Однако они говорят не так, как мы.
– Но ты их понимаешь?
– О, конечно. Но их речь звучит необычно.
– Хм-м, – сказал Влад.
– А зачем вы за ними наблюдаете?
– Я не уверен. Ищу способ сделать то, что должен.
– Почему вы все время так говорите?
Влад вновь бросил на него короткий взгляд, смысл которого остался для Савна загадкой, и ответил:
– Я много времени провел в компании с философами и атирами.
– Ага.
– И у меня много тайн.
– Ага.
Необычное ощущение овладело Савном, словно они с Владом пришли к взаимопониманию – казалось, если он задаст человеку с Востока вопрос, то наверняка получит ответ. Но с другой стороны, Савн понял, что часто не знает, о чем следует спросить нового знакомого.
– Вы и в самом деле много времени провели среди благородных атир? – наконец спросил Савн.
– Ну, не совсем, но я знал одного лорда ястреба, который очень походил на атиру. И барабанщика.
– Ага. Их вы тоже убили?
Влад резко вскинул голову, но потом негромко рассмеялся.
– Нет, – ответил он и добавил: – С другой стороны, я был очень к этому близок.
– А чем они походили на атир?
– Что тебе известно о Доме Атиры?
– Ну, его светлость к нему принадлежит.
– Да. Именно поэтому я и вспомнил об атирах. Видишь ли, тут речь идет о соотношении философии и практики, мистического и земного.
– Не понимаю.
– Я знаю, – сказал Влад, продолжая наблюдать за берегом реки.
– А вы мне объясните?
– Я не уверен, что у меня получится, – сказал Влад. Он посмотрел на Савна, а потом его взгляд вновь устремился к песчаному пляжу. – Многие пренебрегают мыслительными процессами. Но тем, кто их не боится, иногда удается обнаружить, что чем больше удаляешься от обычного, каждодневного мира, тем лучше начинаешь его понимать. А чем лучше его понимаешь, тем легче удается им управлять, не дожидаясь, пока он до тебя доберется. Это, – добавил он после короткого раздумья, – и есть то, чем занимается колдовство.
– Но раньше вы сказали, что следует участвовать в событиях, а теперь утверждаете, будто необходимо от них отойти.
– Ты меня поймал, – с улыбкой заявил Влад.
Савн ждал, что Влад что-нибудь добавит. Тот немного подумал и присел.
– Речь не идет о том, чтобы полностью устраниться от происходящего, – пояснил он. – Просто я имел в виду, что не следует бояться делать выводы, пытаться обнаружить законы, управляющие историей и…
– Я не понимаю.
Влад вздохнул:
– Зря ты позволил мне пуститься в рассуждения.
– Но насчет атир…
– Да. Существуют два вида атир. Одни – мистики, которые пытаются исследовать природу мира, направив свои взоры внутрь себя, другие, наоборот, смотрят на мир как на задачу, которую нужно решить, тем самым превращая других людей в помеху или кусочки головоломки… они соответственно к ним и относятся.
Савн обдумал слова Влада и сказал:
– Исследователи кажутся мне опасными.
– Так и есть. Однако они не столь опасны, как мистики.
– Но почему?
– Потому что исследователи все-таки верят, что другие люди реальны, хотя и не имеют особого значения. Для мистика, который путешествует внутри собственной души, другой реальности не существует.
– Понимаю.
– Барон Смолклиф – мистик!
– Ага.
Влад неожиданно встал, и Савн испугался, что человек с Востока бросится вниз с утеса. Однако тот лишь глубоко вздохнул и сказал:
– Он худший из всех возможных видов мистиков. Он видит людей только как… – Влад замолчал, потом посмотрел на Савна и отвернулся.
На мгновение Савну показалось, что в глазах человека с Востока пылает такой гнев, что вспышки ярости Старосты по сравнению с ним лишь детская обида.
Чтобы отвлечь Влада, Савн спросил:
– А кто вы?
Это сработало, поскольку Влад усмехнулся:
– Тебя интересует, мистик я или исследователь? Я искал ответ на этот вопрос в течение нескольких последних лет. До сих пор мне не удалось его найти, но я знаю, что другие люди реальны… уже кое-что, правда?
– Наверное.
– К сожалению, я не всегда это понимал.
Савн не знал, что ответить, и промолчал.
– А еще я слушаю, что говорят философы, – добавил Влад.
– Когда вы их не убиваете, – сказал Савн.
На сей раз человек с Востока не рассмеялся.
– Даже когда убиваю, все равно прислушиваюсь к ним.
– Я понимаю, – заявил Савн.
Влад неожиданно посмотрел на него:
– Да, полагаю, ты действительно понимаешь.
– Вы удивлены?
– Извини, – сказал Влад. – Ты, как бы получше выразиться… гораздо лучше образован, чем мы, городские жители, себе представляем.
– Ну, я научился считать, писать и всему остальному, потому что наполнил ведро, когда мне исполнилось двадцать лет, вот почему…
– Наполнил ведро?
– А разве в городе так не делают?
– Не знаю. Первый раз слышу.
– Понятно. Ну, я уже плохо помню. Знаете, я тогда был совсем юным. Мне дали ведро…
– Кто?
– Ма и Па, Староста и наш Священник.
– Ясно. Продолжай.
– Тебе дают ведро и говорят, чтобы ты отправлялся в лес. Когда ты возвращаешься, они смотрят, что в ведре, и решают, готов ли ты стать учеником.
– И ты наполнил свое ведро?
– Ну, так говорят – это означает, что они сказали “да”. Если ты принесешь ведро с водой, Священник возьмет тебя к себе, а если ты вернешься с палками, тогда… ну, на самом деле я всего не знаю… Меня отправили учеником к господину Вагу.
– Ага. И что ты принес?
– Раненую птичку.
– Теперь я понимаю их выбор. И все же не могу не думать о том, насколько он бывает случайным.
– Что вы имеете в виду?
– Как часто ребенок хватает первое, что ему попадется на глаза, и становится сапожником, тогда как из него получился бы замечательный ткач?
– Так не бывает, – возразил Савн.
Влад посмотрел на него:
– Не бывает?
– Нет, – повторил Савн, однако ощутил смутное беспокойство.
– Откуда ты знаешь?
– Потому что… не бывает, и все.
– Потому что тебе всегда так говорили?
Савн почувствовал, что краснеет, хотя и сам не понимал почему.
– Нет, потому что испытание нужно именно для того, чтобы определить, кто кем станет.
Влад продолжал изучающе на него смотреть:
– А ты принимаешь на веру все, что тебе говорят?
– Грубый вопрос, – не подумав, ответил Савн.
Казалось, Влад удивился.
– Ты прав, – сказал он. – Извини.
– Некоторые вещи просто знаешь, и все.
Влад нахмурился и отступил от края утеса. Он заложил руки за спину и слегка наклонил голову.
– Ты полагаешь? – спросил он. – Когда ты “просто знаешь” что-то, Савн, это означает: какое-то понятие прочно засело в твоем сознании, и ты действуешь таким образом, будто оно истинно, даже если понимаешь его ошибочность. – Он наклонился, чтобы оказаться на одном уровне с Савном. – Не самый разумный подход.
– Я не понимаю.
– Ты убежден, что твой барон Смолклиф непобедим и безупречен, и будешь стоять и ждать, пока он тебя прикончит, вместо того чтобы хоть как-то попытаться защититься.
– Ну, тут другое.
– В самом деле?
– Вы меняете тему. Существует вещи, в истинности которых человек глубоко убежден. Вы знаете, что они истинны, только потому, что иначе просто не может быть.
– Правда?
– Да. Например, откуда вы знаете, что мы действительно стоим здесь, на скале? Мы это знаем, и все.
– Некоторые философы с тобой не согласились бы, – заметил Влад.
– Вы их убили?
Влад рассмеялся.
– Неплохой довод, – сказал он. Он снова подошел к краю утеса и взглянул вниз. Савну было жутко интересно, что Влад там высматривает. – Но наступает момент, – продолжал человек с Востока, – когда ты должен что-то сделать. И тогда важно, знаешь ли ты, почему поступаешь именно так, а не иначе.
– Что вы имеете в виду?
Влад нахмурился. Похоже, он часто хмурился, когда размышлял над тем, как получше выразить свою мысль.
– Иногда ты разозлишься и лезешь в драку или бываешь так напуган, что обращаешься в бегство, но сам не знаешь почему. А иногда ты понимаешь, по какой причине следует что-то сделать, но только умом. Ты ничего не чувствуешь, и трудно заставить себя это сделать.
Савн кивнул:
– Я понимаю, что вы имеете в виду. Так бывает, когда я поздно возвращаюсь домой и Ма спрашивает, чем я занимался. Я знаю, что должен сказать ей правду, но не говорю.
– Верно. Не всегда легко действовать в соответствии с разумом, когда сердце подсказывает другое решение. И не всегда правильно. Главное – научиться выбирать, когда следует повиноваться разуму, а когда нужно уступить чувствам.
– Ну и у вас получается?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики