ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А ре-
зультаты сличали с тем, что было у поэта...
Итак, И.Бунин начинает каждую строфу, остальные (Анна Аврутина,
Анна Бернадская, Анна Еськова, Леонид Певзнер, Денис Макеев и прочие)
подхватывают, Бунин завершает, остальные сличают радостно.
Бунин: Бушует полая вода,
Шумит и глухо, и протяжно...
Остальные:
1... Летят скворцы туда-сюда
И мудрый грач шагает важно.
2... Стирает блеклые года,
Все то, что ветхо и неважно.
3... Освободившись ото льда,
Летит вперед. Куда - не важно.
4... Она ломает корку льда
И от усилья плещет ажно.
Бунин (завершая строфу):
...Грачей пролетные стада
Кричат и весело, и важно.
Он же (начинает следующую строфу):
Дымятся черные бугры,
И утром в воздухе нагретом...
Остальные:
1... Толпятся призрачно пары,
Сливаясь с мартовским рассветом.
2... Толкутся, вьются комары,
Жару нам предвещая летом.
3... Тумана белые пары
Клубятся радостным приветом.
4... Кружатся роем комары,
Как пародисты над поэтом.
Бунин (заключая строфу):
...Густые белые пары
Напоены теплом и светом.
И снова он (затевая третью строфу):
А в полдень лужи под окном
Так разливаются и блещут...
Остальные (те же самые) подхватывают:
1... Что жизнь мне мнится чудным сном,
И в нем мечты мои трепещут.
2... В них солнце плавает вверх дном,
И блики радужные хлещут.
3... Что впору двинуть за вином,
Но вдруг родители обыщут?
4... И пахнет солнечным теплом,
И птицы, птицы в небе плещут.
Бунин (благополучно финишируя):
...Что ярким солнечном теплом
По залу зайчики трепещут.

У ВЕРБЛЮДА ДВА ГОРБА
Попалось на глаза поэтам из Четыреста Сорок Восьмой замечатель-
ное стихотворение:
У верблюда два горба,
Потому что жизнь - борьба.
Поэты обрадовались и приделали к первой строчке еще несколько
продолжений:
1. И отвислая губа,
2. И ложбинка вместо лба,
3. Очень зла к нему судьба,
4. Без горбов ему труба
и т.д.
Впрочем, горбы скоро надоели, а желание подрифмовать осталось. И
тогда поэты решили взять "на растерзание" других животных.
Взяли строчку "Все боятся кабана", попробовали продолжить, полу-
чилось следующее:
1. Кроме мухи и слона,
2. Потому что он - шпана,
3. Кто найдет его - хана,
4. Но страшнее сатана,
и, наконец, неожиданная, но такая естественная строчка -
"А вокруг весна, весна",
- которая и к верблюду подходит, и к кому угодно, только не так
складно будет. Например:
Кенгуру не повезло,
А вокруг весна, весна.
Трогательно и загадочно, а все же хочется в рифму. Попробовали:
Кенгуру не повезло,
Съела битое стекло.
Еще вариант -
"От кефира развезло".
Затем возник гидровариант -
"Напоролась на весло",
- тоже довольно загадочный. И, наконец, вполне обиходный, такой
понятный и такой несчастный случай:
Кенгуру не повезло -
В сумке молнию заело.
Обратились к лисе. Сразу же возникла строка "Говорят, лиса
хитра", которая получила ряд разнохарактерных продолжений от рассуди-
тельного
"Потому что жизнь - игра"
(вспомним про верблюда) и описательного
"От макушки до нутра"
до вполне сюжетного
"Сперла шубу у бобра"
и даже
"Словно наша медсестра".
Следующая строчка "Целый день шипит гусак" тоже имела самые
разнообразные завершения:
1. Мол, страшнее нет кусак,
2. Ох, найдет его тесак,
3. Хоть бы к вечеру иссяк,
4. Может, он попал впросак?
Дальше было еще немало строк про всяческих зверей: "До чего па-
хуч козел", "У кита усы внутри", "Льва зовут царем зверей" и т.п., но
больше всех повезло крабу, возникшему в строчке "Краб по пляжу ходит
боком". Во-первых, оказалось, что он делает это
"Истекая желчным соком",
во- вторых,
"Чтоб не сбили ненароком",
в-третьих,
"Наслаждаясь нефтестоком"
(вы, конечно, узнали сестрорецкого или лахтинского краба-мутан-
та?). И, наконец, четвертый вариант, увы, опять нескладный, но такой
симпатичный и такой по-человечески понятный:
Краб по пляжу ходит боком, -
У него на плавках дырка.

НА КОГО ПОХОЖ ЗУБНОЙ ВРАЧ
- ...а теперь представьте себе как будто вы оказались в кабинете
зубного врача.
- А можно где-нибудь в другом месте?
- Да. В цирке, например. Или в планетарии. Можно?
- Нет. Только в кабинете.
- А можно в кабинете логопеда?
- Или ухогорлоноса?
- Нет. Только зубного врача.
- А можно не себя представить?
- Можно Васю? Или Петю?
- Хорошо, можно Петю. Но лучше все-таки себя.
- Это ужасно. Боль, кровь, страх, унижение.
- Но я же сказал - "ПРЕД-СТАВЬ-ТЕ". Я же сказал - "КАК БУД-ТО".
Ну?
- Хорошо, представили. Как будто.
- А дальше что?
- А дальше сравнивайте. Что вокруг вас на что похоже. В зависи-
мости от того, что с вами происходит в данный момент. Понятно?
- Не очень.
- Очень не...
- Объясняю. Когда вам скверно, мир вокруг окрашивается в темные
тона, люди, предметы напоминают что-нибудь тяжелое, мрачное, убий-
ственное, а когда вам весело и легко, окружающий мир...
- Понятно.
- Врач сперва похож на кого?
- На мясника.
- Допустим. А когда сверлит зуб?
- Уж-ж-жас. На палача.
- А когда вы прощаетесь с ним?
- На дедушку Мазая.
- Молодцы. Итак, вы в кабинете зубного врача. Действуйте.
Марина Красильникова:
Деревянная скрипучая лестница в кабинет. Три ступеньки на эша-
фот. Ступеньки на костер. Ух, какая жалкая, какая противная дрожь во
всем теле. Не страшно - но противно.
Вхожу. Кресла - маленькие гильотины. Блестящие инструменты -
орудия пыток. Врач - палач в белом халате. Мясистая рука с хищно
сверкающим зеркалом и корявой иглой тянется к зубам. Все замерло. В
ушах стынет тишина. Скрежет инструментов застрял, как в вате. Стериль-
ные орудия пыток режут глаза. Сугробы покрывал и саваны халатов...
Шварк! Еще шварк!
- Можешь идти.
- Ура!
Орудия пыток - всего лишь маленькие никелированные помощники.
Скрежет бормашины - Сороковая симфония Моцарта.
Как легко на зубах!
Сева Зельченко:
Петя вошел в кабинет и начал сравнивать. Кресло похоже на
плоского, складного удава с одним глазом. Бормашина - на белку в коле-
се. Корзина для бумаг - на шлем ископаемого рыцаря.
Тоскливо.
Его усадили в кресло, а он сравнивал. Вой сверла похож на за-
зубренное, тысячекратноповторенное длиннохвостое правило. Скучно. Ну
что они тянут?
Ага, началось.
Сравнивает. Часы - немигающий глаз Всевышнего. Врач - нечто ме-
ханическое, вечное, постылое. Все неподвижно.
Вот оно самое гадкое! А-а-а!
Утка окровавленная похожа на преступника, ставшего жертвой.
Врач - на хромого Тимура, жадно зреющего твой позор.
Мерзко!
Марьяна Орлова:
Мы с Мариной вошли в кабинет зубного врача. Вошли, сели в кресла
- нас осматривают.
- Ш-ш-ш, - шепчет Марина. - Кабинет похож на автобус, замечаешь?
- Ш-ш-ш, - шепчу я в ответ. - Врач похож на белого медведя,
правда?
Включили машину, начали сверлить.
- Ы-ы-ы, - ычет Марина. - Ыыыы ыыы ы ыыы (бормашина похожа на
пулемет).
- Ы-ы-ы, - ычу я в ответ. - Ы ыы ы ыы (врач похож на волка). (Но
врач белый, а волк серый.) (А он надел овечью шкуру.)
- Э-э-э, - экает Марина. - Лэмпэ пэхэжэ нэ пэсть дрэкэнэ.
- Э-э-э, - отвечаю я. - нэт, энэ пэхэжэ нэ вэлкэн.
Поставили пломбы, натолкали в рот ваты.
- Бу-у, - бурлычет Марина. - Стол похож на длинноногого крокоди-
ла.
- Бу-у, - бурлычу я в ответ. - Телефон похож на черную птицу
Дзинь.
Вынули вату, выпустили из кабинета.
- Ты похожа на человека, у которого все зубы здоровы, - заявила
мне Марина.
- И ты, - сказала я.
- Ура-а! - закричали мы и побежали, не сравнивая больше ничего
ни с чем.

"СТОЮ У ОКНА ЗАДУМЧИВЫЙ"
Однажды население Четыреста Сорок Восьмой увлеклось вдруг
восточной поэзией.
Сначала все, как запрограммированные, писали трехстишия по
образцу японских хокку. Десятками приносили на занятия и обчитывали
ими друг друга так, что даже солидная наша газета не выдержала и напе-
чатала целый столбец этих незамысловатых трехстиший. Вот, если угодно,
некоторые:
Льдины на Неве похожи
На облака, которые
Ветер сдунул с неба.
(Катя Крусанова)
Скоро проснется рассвет.
Так тихо, что даже роса
На листьях не дышит.
(Катя Прохорова)
Бежит собака.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики