науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Китеева ни слова не говоря, подошла к ближайшей урне и швырнула туда бутылки с соком.
- Пошли, - твердо сказала она Максу, как будто главной здесь была именно она.
Макс взял у Китеевой пакет с фруктами и они вошли в здание СБ. Он предъявил охраннику на входе пропуск на Китееву, самого Макса охранник знал, поэтому свою карточку он не стал доставать.Пройдя входной пост, они направились к Аквариуму. У пульта охраны Аквариума Макс повернулся и сказал Ленке:
- Подожди пока здесь.
Он пошел в коридор, куда выходят двери камер и ящики для передачи вещей. Макс открыл ящик камеры, в которой находился Берк, положил туда пакет с фруктами, проверив на всякий случай еще раз не положено ли там еще что-то из запрещенных предметов, и вдвинул ящик внутрь.
- Спасибо Макс, - послышался из-за двери голос Берка, когда тот развернул пакет.
- Это не от меня, - как можно громче ответил Макс. И быстро пошел прочь. Выйдя к пульту охраны, он кивнул Ленке:
- Можешь идти.
Та направилась было к коридору, из которого вышел Макс, но он остановил ее, замахал рукой, и направив в нужную сторону:
- Не туда! Тебе в другой коридор. Первая камера, в ней свет горит.
Ленка с опаской вошла в коридор. Она ожидала увидеть светлые палаты, наподобие больничных, но увидела лишь узкий, темноватый коридор, с грудой пыльных раскладных стульев в начале и светом, падающим сбоку. Было такое впечатление, словно четыре больших витрины или окна выходили в этот коридор. Три из них оставались темными, а в первом горел свет. Китеевой стало не по себе от этого. Она поняла, что это действительно не больница, а больше тюрьма. Тихо, стараясь не издавать ни единого шороха, она подошла к камере Берка. Сам он лежал на кровати и смотрел в потолок. Берк был в обычной пижаме, какие дают детям в больнице. Китеева остановилась и внимательно вглядывалась в него. Берк почувствовал что на него смотрят, и повернув голову в сторону стекла, увидел Ленку. Он тут же вскочил на ноги.
- Ты?! - удивленно спросил Берк, - как ты сюда попала? Ты же на юге отдыхать должна.
- Я тебе позвонила, ну, с юга, соскучилась, - начала объяснять Ленка, - а твои родители ответили мне, что ты заболел. Больше они мне ничего не сказали, но я поняла, что произошло что-то страшное. По их голосу поняла. Я сразу сюда приехала. Уговорила мать путевку сдать. Пришла к твоим родителям. Они сказали, что ты сейчас в Службе Безопасности, под арестом. И еще сказали, что ты доминанта. Они очень переживают за тебя. Берк, как так? Этого же не может быть. Мальчиков-доминант не бывает.
Берк подошел поближе к стеклу и невесело улыбнулся.
- Как видишь бывает. Да ты сама что, не чувствуешь или у тебя невосприимчивость? В этом случае могу предложить тебе свое место Охотника.
Ленка посмотрела на него и сказала:
- Да, ты действительно доминанта. Хотя ты мне всегда нравился.
Берк начал ходить взад-вперед около стекла, как тигр в клетке.
- Послушай, а как это? Что во мне изменилось? - спросил Берк, - мне тут зеркала не дают, стекло, видите-ли. По правилам нельзя. А мне самому интересно, как выглядит мальчик-доминанта. Когда это только началось я смотрел в зеркало, но тогда никаких сильных изменений вроде не было.
Китеева внимательно смотрела на него, подбирая слова для описания.
- Ну глаза у тебя стали шире и выразительнее, ресницы гуще и пушистее, что ли. Волосы у тебя блестеть стали. И главное - лицо, похудело вроде, но стало намного красивее. И еще ты стал, как бы это сказать…, - Ленка немного засмущалась, но Берк помог ей:
- Сексуальнее, ты это хотела сказать?
- Да, - она опустила глаза, - по моему сексуальнее.
- А что ты смущаешься, думаешь я этого не знаю? У меня все признаки доминантизма, абсолютно все. Я чувствую, как можно убить сексом. Более того, я могу управлять этим и не убивая, доставить женщине высшее наслаждение. Такого она никогда не испытает! Да я могу сейчас любую девчонку в постель затащить! Ни одна не откажется, - у Берка началась истерика, несмотря на транквилизаторы, - вот только, некоторые потом в этой постели и подохнут! Я доминанта! И мне хочется убивать! Ты не поймешь этого! Это постоянное желание, только временами оно становиться невыносимо сильным! И ты уже ничего не можешь сделать! Я стал чудовищем, пусть прекрасным, но чудовищем! Раньше я с ними воевал, а вот теперь сам стал им!
Берк обессилено сел, точнее плюхнулся на пол. Он посмотрел на Китееву, у той из глаз медленно капали крупные слезы.
- Почему это произошло с тобой? - всхлипывая спросила она, обращаясь толи к Берку, толи к самой себе, - ты же хороший. Почему?
Он уставился в пол перед собой.
- Не знаю. Мы гнались за очередной доминантой, а она попыталась скрыться в метро. Я побежал за ней, а у нее с собой взрывчатка была. Блин, она ею и толком-то пользоваться не сумела. Взрыв разнес полвагона. Я ранен был, она мне и вколола эту дрянь. Сказала, что я испытаю, все что испытывает доминанта. И не обманула - я стал доминантой.
- А как же врачи Берк, они что, не лечат тебя? - вытерев слезы, он все еще всхлипывая, спросила Китеева. Берк плавно и быстро, как кошка, сел на корточки.
- Ле-но-чка, - по слогам произнес Берк ее имя, - опомнись, какие врачи? Что у нас делают с доминантами? А? Выбор невелик: клиника или пуля. В моем случае скорее всего будет клиника. И то, если не угроблю кого-нибудь.
- Это несправедливо, - шмыгнула носом Ленка.
- Нет, - Берк снова встал и заходил по камере, - это как раз справедливо. Это высшая справедливость. Как поступал ты, так поступят и с тобой. Знаешь, интересная вещь получается. Я вот так же, два месяца назад, стоял по ту сторону стекла, а здесь, ну или в соседней камере, была доминанта, от которой у меня не было невосприимчивости. Теперь в камере сижу я. Жалко, что ты не Охотник, а то совсем бы все сходилось. Как в зеркале - все тоже самое, только наоборот.
Ленка перестала плакать и посмотрела на ходящего Берка. Пижама на нем была расстегнута и это придавало ему еще большую сексуальность.Ей очень захотелось, чтобы он снял эту пижаму. И это подрагивание кончиков волос, при резких и быстрых жестах руками. Все это манило и притягивало. В ее глазах появился лихорадочный блеск. Когда пижама распахивалась она пристально смотрела на его грудь и живот. Китеева сама не заметила, что стала дышать чаще и почувствовала теплую, но такую приятную тяжесть внизу. Не замечая, как она смотрит на него, Берк меж тем продолжал говорить.
- Единственно, о чем я жалею, это о том, что не смог найти лекарство для доминант. И дело тут не в Тане, дело во всех нас: Охотниках и доминантах. Когда красота убивает, ее нужно давить, с этим я согласен даже сейчас, будучи сам доминантой, но у этой задачки должно быть и другое решение. Только мне его теперь уже не найти. Одна надежда на Макса. Я ему передам зеленую папку. В нее я собирал сведения о лекарстве длядоминант, - Берк отвлекся от своих размышлений и посмотрел на Ленку. Та мгновенно покраснев, отвернулась. Берк не успел заметить ее взгляда.
- Ты меня не слушаешь чтоли? - с подозрением и небольшой обидой спросил он, стерев рукавом пот со лба.
- Нет, нет, Дим, я тебя слушаю, - быстро ответила Китеева, - я тебя внимательно слушаю.
- Ладно, извини что на тебя тоску навожу. Блин, жарко здесь, вспотел весь, - с этими словами Берк без всяких задних мыслей снял верхнюю часть пижамы и запустил ее в сторону кровати, - постой, это ты мне фруктов принесла? Мне Макс сейчас яблоки передал.
- Я, - подтвердила Лена, не отрывая цепкого взгляда от Берка. Она отчетливо видела маленькие капельки пота у него на груди и ей почему-то очень захотелось попробовать их на вкус. А еще прижаться губами к его губам. Голова начала кружиться, она уже не скрывала взгляда и с откровенным желанием смотрела на Берка. Но он этого не заметил. Не глядя на Китееву, он подошел к пакету и взял большое яблоко.
- Спасибо, - не оборачиваясь сказал он, - мои любимый сорт. Извини, тебя угостить не смогу, ящик в другой коридор открывается, а через дырки внизу стекла оно не пролезет.
Он захрумкал яблоком. Ленка не отрываясь смотрела на него. Тут Берк наконец заметил выражение ее лица. Он немного смутился и посмотрел в сторону отброшенной пижамы.
- Ничего, что я тут при тебе полуголым расхаживаю? - осторожно спросил он, не зная как вести себя дальше.
- Да нет, все нормально, - ответила девочка, - у тебя красивое тело.
- Это все доминантизм, - проворчал Берк, но комплимент ему понравился. Китеевой захотелось, чтобы Берк совсем разделся, но прямо попросить его об этом она не решилась. Он сидел и ел яблоко, не зная, о чем еще говорить.
- А ты бы мог меня убить? - спросила Ленка, она отвела глаза, но заставила себя добавить, - если бы мы с тобой переспали?
Берк задумался, потом серьезно посмотрел на Ленку и ответил:
- Да, - и заметив, что на ее лице промелькнуло огорчение стал объяснять, - Лен, ты мне очень нравишься, очень. Но когда накатывает желание убийства, оно все затмевает. Ты же знаешь, доминанты даже родителей убивают, - и чтобы хоть как-то исправить положение сказал, - ты между прочим тоже очень сексуальная.
- Это правда? - сразу оживилась Ленка.
- А какой смысл мне врать? - улыбнулся Берк, но не печально, а свободно и весело. «И действительно что теперь скрывать, пусть хоть всему классу расскажет. Мне теперь все пофигу», - подумал он. Впервые за все эти дни ему стало легче. Тяжесть обреченности отступила и словно порыв свежего ветра обдул лицо. Даже транквилизаторы, казалось перестали действовать.
- Знаешь, я тебя часто представляю в своих… ну как это сказать - эротических мечтах, чтоли…. особенно после того случая, на балконе, - заявил Берк, - ты только не обижайся.
Китеева ласково, но все же немного смущенно улыбнулась в ответ. Она была явно довольна и польщена.
- Я и не обижаюсь, - ответила она и спросила, - а как ты меня представляешь, или точнее - о чем мечтаешь?
Берк задумался, подбирая из своих фантазий что-нибудь поприличнее.
- Ну вот представлял себе, например, как мы в ванной мылись, вдвоем, - лаконично ответил он, предпочитая не вдаваться в детали.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики