ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мария Жукова-Гладкова
Герцогиня в подарок

Автор предупреждает, что все герои являются вымышленными, а сходство с реальными лицами и событиями может быть лишь случайным.

Пролог

Банку требовалось здание еще под один филиал. Особнячок в старой части Петербурга для этой цели подходил прекрасно. Только был нужен ремонт. Снаружи-то здание не так давно отремонтировали городские власти, но вот интерьерам базировавшиеся там государственные учреждения не уделяли должного внимания. По документам внутренней отделкой занимались в последний раз еще в советские времена.
Банк (то есть его управляющий) хотел по возможности восстановить первоначальный облик помещений – в тех объемах, которые позволят заниматься банковской деятельностью. Но тратить много денег на ремонт не хотелось, да и побыстрее нужно было все сделать. Поэтому оптимальным вариантом оказалась бригада из четырех белорусов, которые уже отделали несколько особнячков. Управляющего не интересовало, где они обучались ремеслу. На дипломы, сертификаты и официальные регалии он никогда не обращал внимания – ни на чьи. И всегда набирал специалистов независимо от их официального образования. Он видел результаты трудов белорусских мастеров, те его устраивали, как и цена и сроки выполнения ремонта.
Мужики получили аванс, отправили деньги семьям и приступили к работе. Жили они в самом особнячке, в комнатенке у двери, где в дальнейшем оборудуют место для охраны. Или сам управляющий, или один из трех замов примерно через день заезжали взглянуть, как продвигается ремонт, выясняли, что требуется, чтобы сделать соответствующие заказы.
В пятницу проверка обычно падала на плечи самого молодого зама – старшие отбывали на уик-энд в загородные дома, а он еще не успел им обзавестись. Молодой человек совсем недавно стал замом управляющего, и за время банковской деятельности первым делом купил квартиру, а также периодически менял машины. Тем более лучший друг работал в автомобильном салоне.
На вечер у них как раз намечалась встреча, и друг изъявил желание взглянуть на особнячок и на то, как идет ремонт.
– Может, я потом мужиков еще куда-то пристрою, – заявил приятель.
– С каких пор ты стал заниматься благотворительностью? – поразился молодой банкир, знавший автомобильного менеджера с семи лет (они учились в одном классе).
В ответ на вопрос менеджер покрутил пальцем у виска и заявил, что у него просто родилась одна идея.
– Вечно у тебя какие-то идеи, а потом выпутывайся! – пробурчал банкир.
– Бывало, чтобы я не решил проблему? – посмотрел на него друг.
Банкир был вынужден признать, что импульсивный приятель обычно сам разбирался с результатами своих «импульсов». Даже героизм мог проявить, чтобы покрыть собственное разгильдяйство! Хотя на Руси всегда было немало таких мужиков…
Друг-менеджер задержался в своем автомобильном салоне – почему-то в пятницу вечером народ валил смотреть машины. Банкиру тоже нашлось чем заняться, и он решил сделать кое-какие дела, чтобы в понедельник было меньше работы. В понедельник-то с утра обычно трудно работается, а в пятницу вечером, пока он еще трезв…
* * *
На сей раз белорусов оказалось только двое. Они даже не услышали, как проверяющие подъехали и вошли в особнячок: уже думали, что проверяющих вообще не будет – пятница, вечер… Но гастарбайтеры все равно трудились – чем раньше закончат работу, тем скорее получат деньги. Да и заказчику нужно побыстрее. Может, он потом им еще один заказ предложит? Или своим знакомым их порекомендует?
И рабочие не зря так напряженно трудились.
Они нашли клад.
Теперь в полу у стены зияла дыра, куски паркета лежали рядом, а мужики склонились над драгоценностями. В сторону была отложена книга в почерневшем переплете с какими-то знаками, явно из того же тайника.
– Та-а-ак… – произнес менеджер, впервые попавший в особнячок.
Мужики, стоявшие на коленях над сокровищами, распрямили спины.
– Это мы нашли, – объявил один и притянул изделия с сияющими камнями к себе.
– Тут всем хватит, – заискивающе сказал второй. – Давайте разделим по-братски.
Внезапно в руке менеджера появился маленький черный пистолет. Прозвучали два негромких выстрела, за ними два вскрика – и рабочие рухнули на пол. Один прикрыл телом драгоценности.
– Что ты наделал, идиот?! – воскликнул молодой банкир. – Ты бы хоть извилинами пошевелил вначале!
Менеджер повернулся к нему всем телом. Пистолет так и оставался у него в руке. Банкир с ужасом подумал, что не знает, сколько в маленьком пистолетике патронов. Но точно не два! И нельзя рассчитывать на то, что они были последними! Банкир инстинктивно выставил вперед руки, как бы прикрываясь ими, будто они могли спасти от пули.
– Прекрати истерику! И дверь входную запри. Быстро! – спокойно обронил менеджер. Сам же понесся по особнячку, проверяя, нет ли в нем ненужных свидетелей.

Глава 1

Париж… Мечта художников и поэтов. Сколько красивых строк на разных языках посвятили ему писатели различных национальностей! Кто им только не восхищался! Сколько людей с наслаждением вдыхали его неповторимую атмосферу…
– Ты посмотри, какая чувырла! – вывел меня из размышлений мужской голос.
Говорили на русском, языке моих предков со стороны мамочки. Прабабка вовремя успела сбежать из России еще до 1917 года и вывезти большую часть ценного имущества. Конечно, недвижимость в России пропала. Но ее-то было никак не вывезти, даже по частям, иначе прабабушка бы точно все прихватила… Однако драгоценности, мебель, музыкальные инструменты, книги прибыли в Англию на теплоходе в конце 1916 года и до сих пор хранятся в объектах недвижимости нашей семьи на территории Великобритании.
Прабабушка учила русскому языку бабушку, та – маму, а бабушка с мамой совместными усилиями – меня, за что я им очень благодарна. Иначе у меня не было бы моей нынешней работы. Как бы я специализировалась по России, не зная русского языка?
Меня неоднократно спрашивали, не из Прибалтики ли я (тем более я натуральная блондинка с серыми глазами), что, по мнению одного шпиона, мемуары которого я читала, можно считать высшим комплиментом для иностранца, говорящего по-русски. Я прекрасно понимаю иностранные заимствования, которые стали так активно использовать современные граждане России (еще бы, ведь б?льшая их часть попала в русский язык из моего родного английского). По фене ботаю благодаря отцу моей русской подруги Аньки, который провел со мной краткий курс обучения и при необходимости выступает в роли переводчика. Разобралась в гламуре, хотя раньше знала только элитных жеребцов (в смысле: коней), теперь же в России появилось столько всего «элитного»… Однако никак не могу разобраться с эксклюзивными девушками. Что это за подвид такой рода человеческого? Или нечеловеческого? Да еще трудности возникают с тем, что в современной России именуют «йазыг падонкафф». Представляю, что было бы с прабабушкой-княгиней, доживи она до наших дней. Хотя, наверное, она бы в очередной раз похвалила себя за благоразумный отъезд из России. Как вовремя она это сделала!
Правда, иногда при общении с некоторыми гражданами России у меня складывается впечатление, что я учила какой-то другой язык.
Сейчас был один из таких случаев.
Полчаса назад я решила остановиться в одном из многочисленных парижских уличных кафе и выпить национального английского напитка (чая) с французскими пирожными, которые очень люблю. Лишний вес мне не грозит, как раз наоборот – я всю жизнь мечтаю поправиться. С отрочества я ношу кличку Жердь, хотя всегда мечтала стать Пышкой, как моя русская подруга Анна, с которой мы вместе учились в швейцарской школе для девочек из обеспеченных семей. Но про школу чуть позже.
Я подставляла лицо теплым лучам парижского солнца, с наслаждением поглощала пирожные, запивая чаем. До начала заседания Международной конференции геев и лесбиянок, ради которой я, собственно говоря, и прибыла в Париж, оставалось еще много времени.
Нет-нет, не подумайте чего такого! У меня традиционная сексуальная ориентация, просто «Зарубежному репортеру», в котором я работаю, было некого послать для общения с русской делегацией. А кое-кто из членов Парламента, с которыми дружит наша газета, очень просил (в частном порядке) выяснить вопрос ущемления прав геев и лесбиянок в России. Все всегда делается благодаря личным контактам, в России, правда, в гораздо большей степени, чем у нас, но у нас тоже. И ведь приятно иметь чем-то обязанных тебе членов Парламента…
Вы спросите, что представляет собой «Зарубежный репортер»? Это не желтая пресса, но и серьезной газетой его назвать нельзя. Наверное, правильнее всего было бы сказать так: «серьезная желтая пресса». Мы освещаем те темы, которые интересуют нашу весьма разнообразную читательскую аудиторию, желающую знать, как живут люди в других странах, объясняем их традиции и обычаи, сообщаем об интересных открытиях и находках за рубежом, освещаем крупнейшие события самого разнообразного толка (как политической, так и культурной жизни).
Я согласилась съездить на пару деньков в Париж перед очередной командировкой в Россию, посчитав, что Париж будет для меня отдыхом. Тем более на ту же конференцию приехал мой бывший бойфренд Джон, с которым мы два года вместе жили во время учебы в Лондонском университете. Мы расстались, но сохранили дружеские отношения, только в последние годы у нас совершенно нет времени встретиться. Джон работает в другой газете и, в отличие от меня, специализирующейся по России, мотается по всему миру. Нам проще встретиться в другой стране, а не в родной Англии! Я надеялась пообщаться с Джоном в Париже.
Правда, сейчас общения со мной жаждали какие-то русские, по виду – менеджеры среднего звена, а может, даже и повыше среднего. Выглядели парни вполне прилично – одеты в дорогие светлые летние брюки и рубашки «поло», никаких татуировок я не заметила. Стильные стрижки нормальной длины тоже мне понравились.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики