ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Начальник малярной команды показал Колдунову сложенные кольцом пальцы — “о'кей”.— Пусть заряжают, — распорядился Колдунов, недовольно хмыкнув.Аль-Мудир пролаял что-то в микрофон; его голос загремел эхом под сводами гигантского туннеля.Пока лобинийцы с черепашьей скоростью загоняли паровоз в зарядную камеру. Колдунов в который раз задумался над тем, что ему предстояло сделать.Теплых чувств к Америке Петр Колдунов не испытывал. Иностранцев он, как и все советские люди, не любил вообще. А будучи ученым и образцовым гражданином, готов был выполнить все, что Кремль от него потребует. Но одно дело — грохнуть паровозом по цитадели империализма Вашингтону, куда вели нити всех политических заговоров. Колдунов и мечтать не мог, что первый снаряд ляжет так близко от намеченной цели. Радость от успеха захлестнула тогда зашевелившиеся было сомнения относительно цели запуска. При втором запуске он был уверен, что из-за повреждений рельсов снаряд упадет где-нибудь в Атлантике или сгорит при входе в плотные слои атмосферы.Плюс ко всему, при всех погрешностях, точность попадания второго снаряда просто-таки изумляла. Но при одной мысль о том, какую цель избрал полковник Интифада для третьего запуска, душу Колдунова наполнял липкий страх.Огромный город Нью-Йорк. Простые и ни в чем не повинные люди. И к тому же... вдруг Интифаде придет в голову самому освоить управление ускорителем? Кто может поручиться тогда за судьбу Москвы?Догадки полковника были, в общем-то, справедливы. В его забытой Богом дыре действительно решено было провести испытания ускорителя. И если любая из союзных Америке стран засекла бы установку, за этим немедленно бы последовали решительные ответные действия. В Кремле учитывали такую возможность. Однако, по утверждению колдуновского начальства из Министерства науки, это был “оправданный риск”. Кроме того, по их же утверждениям, “потеря Лобинии, этой кучи грязного песка, ничего не значила бы для цивилизации — для нас же это потеря союзника, от которого больше хлопот, чем пользы: этот мерзавец Интифада неоднократно угрожал переметнуться на сторону Запада”.С начальством Колдунов согласился. О риске же знал даже лучше них — и безоговорочно принимал его во имя науки.Но превратиться ради этого в простого убийцу... Да нет, не простого. Ни один убийца не мог похвастаться таким количеством жертв. А он не палач. Он ученый.Додумать он не успел: на площадку перед ускорителем въехал темно-зеленый джип полковника Интифады. Хозяин джипа, облаченный в темно-зеленый мундир, легко выпрыгнул прямо на ступени зарядной камеры. Колдунов подумал, что он похож на клоуна, и, отвернувшись, сплюнул в угол.— Я вижу, что успел как раз вовремя — чтобы увидеть, как в чудо-пушку загоняют ядро! — довольно захохотал полковник. В ответ на что персонал дружно заорал “Аль-акх аль-акид!”, что, по слухам, означало “Ваше Братство Полковник”.— Поврежденные рельсы заменены, и установка находится в рабочем состоянии, — доложил Колдунов, как только зеленый силуэт полковника появился на пороге рубки. — Но то, что вы задумали, не кажется мне разумным шагом.— Разумным? Не разума, а мудрости исполнен каждый мой шаг! Иначе не может быть — я вождь лобинийской революции!Ты грязный дикарь в ворованном мундире! — неприязненно подумал Колдунов. Отправь тебя обратно в пустыню — и ты снова начнешь жрать змей, как делали твои не такие уж далекие предки.— Президент США в своей речи предупредил об ответных мерах в случае следующего удара, — напомнил он, в упор глядя на полковника. — И он утверждает, что знает, кто несет ответственность за предыдущие два.— Он лжет.— Вы уверены?— Все американцы лгут. Всегда! Пора начинать, товарищ.— Но... может быть, не Нью-Йорк?— Если бы первой ракетой разрушили Белый дом, мне не пришлось бы сейчас наносить удар по Нью-Йорку. Меня бы устроили даже Сенат или Пентагон. Но вы не можете гарантировать мне точности поражения цели, поэтому я нанесу удар туда, где даже случайное попадание будет наиболее разрушительным.— Смерть! — заорали по знаку аль-Мудира за окном. — Смерть американцам!Глаза полковника Интифады довольно блестели. Слов нет — его люди хорошо выдрессированы. Ни дать ни взять — собачки в балагане.Отвернувшись, Колдунов переключил свое внимание на людей, трудившихся у зарядной камеры. Человек двадцать толкали локомотив, другие направляли его, третьи тянули за громадные тросы. В целом картина напомнила Колдунову египетские барельефы с изображением строительства пирамид.Наконец зеленая громадина паровоза исчезла в темном зеве зарядной камеры ускорителя.— Очистить зону запуска, — распорядился полковник Интифада.Аль-Мудир в микрофон повторил приказ. Зеленые фигурки бросились к цоколю рубки.Полковник Интифада повернулся к ученому.— Что ж, ваша очередь, товарищ Колдунов.— Если вы все еще настаиваете... что ж, пойду закрою зарядную камеру, — пожал плечами Колдунов.— Мы пойдем вместе.— В этом нет необходимости.— Я настаиваю, товарищ Колдунов!— Как вам будет угодно, — кивнул Колдунов после секундной паузы.Спустившись по стальной лесенке, Колдунов подошел к люку зарядной камеры. Быстро набрал на панели номер — полковник Интифада таращился через его плечо. Ввел еще один код, третий, четвертый. Огромная крышка люка бесшумно вошла в пазы, наглухо задраив темную пещеру гигантской пушки.— Прекрасно, — произнес за спиной полковник Интифада. Обняв Колдунова за плечи, он повел его к рубке управления. Что-то еще было в его улыбке, кроме обычной надутой гордости...Украдкой обернувшись, Колдунов понял все — клавиши панели, на которые он нажимал, светились зеленым. Все ясно. Этот сукин сын смазал их невидимой химической краской, позеленевшей от соприкосновения с его, Колдунова, пальцами. Но что толку? Все равно он не сможет вычислить все четыре кода, а уж тем более запомнить.Нет. На такие дешевые трюки его не купишь.Оказавшись в рубке, Колдунов немедленно приступил к последней фазе — подключению энергопитания. Потускнели яркие лампы под потолком: электромагнитному ускорителю требовалось очень много энергии. Колдунов знал, что электрический свет меркнет сейчас и во всех городах Лобинии, расположенных по средиземноморскому побережью. А во время первого запуска даже столица на двое суток оказалась в темноте.— Номинальная мощность, — подал голос аль-Мудир.Полковник Интифада нервно облизывал тонкую полоску губ.— Устанавливаю угол запуска, — как автомат, повторял Колдунов заученные давно фразы. Вдохнув, он взялся за резиновую рукоять рычага, поднимавшегося над пультом.Даже сквозь толщину люка были слышны лязг стали и рев моторов. Сам электромагнитный ускоритель напоминал огромную мортиру, жерло которой было направлено в сторону Америки. И, как у мортиры, точность попадания зависела от правильности выбранного угла.Рев моторов стих — гигантское дуло на поверхности заняло положение согласно выбранным координатам.— Отсчет, — скомандовал Колдунов.Аль-Мудир начал считать с десяти. Досчитал до четырех, пропустил три — эту цифру, как видно, он еще не выучил — и когда дошел до нуля, полковник Интифада, дико выпучив глаза и сжав кулаки, затянутые в зеленые перчатки, истошно заорал:— Пуск!Стиснув зубы, Петр Колдунов сбил красный колпак над пусковой кнопкой и большим пальцем надавил на нее.Свет погас. Небывалой силы напряжение, казалось, сделало воздух гуще. Находившиеся в рубке почувствовали, как дыбом встали на теле все волоски. В ноздри ударил резкий запах озона.Скрежет металла, донесшийся со стороны ускорителя, не могла заглушить даже толщина крышки люка. Словно сам бог железа скрежетал зубами от ярости. Колдунов зажмурился и закрыл ладонями уши. В голове пронеслось: такой же вопль исторгнут души тысяч невинно убиенных, когда громада локомотива коснется земли... * * * “Ла Макиниста” пребывал в жерле ускорителя меньше одной минуты.Через несколько секунд после того, как сзади закрылся люк, сверху открылся другой, и лучи солнца упали сквозь длинный ствол на зеленое тело стального монстра.На меди силовых рельсов заплясали голубые молнии; неведомая сила сорвала с места двухсотсорокатонную махину и понесла ее вверх. Со скоростью двадцати тысяч миль в час взбесившийся металл взмыл в небо.Войдя под острым углом в атмосферу, “Ла Макиниста” пронесся над лобинийской пустыней с такой скоростью, что еще долго ходили среди бедуинов слухи о невидимом джинне, закрывшем солнце.Бетонное кольцо, окаймлявшее дуло гигантского орудия, со скрежетом втянулось обратно. Через десять минут в пустыне ничего не было, кроме круглой кучи грязноватого песка.Колеса паровоза на лету крутились так быстро, что казались ярко светящимися иллюминаторами в нижней части невиданной летающей лодки. Высшей точки полета “Ла Макиниста” достиг над Атлантикой и начал медленно менять траекторию, когда притяжение снова поймало его в свои сети. Голубым дымком растаяли в воздухе тонкие детали обшивки — “Ла Макиниста” входил в плотные слои атмосферы. Он летел даже с большей скоростью, чем рассчитывали его хозяева, но корпус огромной машины оставался целым. Теперь он уже падал — вниз, вниз; словно сжатые кулаки, сверкали над рельсовым щитком раскаленные буферы. * * * Зданию “Магнус-билдинг” повезло.Упавшая с неба громада снесла только верхние шесть этажей, под тупым углом врезавшись в здание.Основной удар пришелся на “Норт-Эм-комплекс”, недавно построенный позади счастливо отделавшегося здания. Ком раскаленного металла, пройдя сквозь верхние этажи “Магнус-билдинг”, врезался в три башни “Норт-Эм”, словно медная пуля в круг сыра. Бетонные гиганты вздрогнули, именно от удара — и передний из них разом осел вниз, осыпая все вокруг небывалым дождем из стекла, металла и крошащегося бетона. Громадные перекрытия рухнули внутрь здания, превращая в пыль нижние этажи.На шесть миль вокруг из зданий вылетели стекла. Машины на улицах словно сдувал с полос неожиданный ураган. Автомобили сталкивались, как машинки на детском аттракционе, снося полицейские будки, фонарные столбы, пешеходов и дорожные указатели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики