ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Степан, по-моему, впечатлился. Его лицо затуманилось, в глазах засветилась мысль.
— Это не все, — покачала я головой. — А как быть с твоим пистолетом, который у нас стащили, как быть с трупом в багажнике, который сначала был, а потом куда-то пропал, как быть…
Чуть было не ляпнула про ампулу, но вовремя прикусила язык. Почему? Не знаю. Будем считать, что сработала интуиция, в существование которой я в принципе не верю.
Степка, естественно, принялся задавать вопросы, а я толково на них отвечать. Впрочем, Степану ответы, кажется, не очень нравились.
Он мрачнел на глазах и к концу этой своеобразной викторины выглядел как тень отца Гамлета.
Вердикт был таков:
— Да-а… Неужели я где-то прокололся? Надо будет обмозговать это дело на досуге.
— Пока ты будешь мозговать, нас уже похоронят, — заговорила молчавшая до сих пор Клавка. Наверное, она вспомнила о машине, разметавшей нас по сугробам. Я тоже вспомнила, поежилась и тут же задалась вопросом: стоит ли говорить Степану об этом происшествии? Не стоит, сказала я сама себе. Он и так слишком много узнал. Усмешка невольно скривила мои губы: интересная ситуация! Мы хотели устроить допрос Степке, а вышло наоборот. Степан заметил усмешку, но истолковал ее по-своему:
— Правильно мыслишь, Афанасия: хотели бы убить, убили бы. Однако не стоит искушать судьбу, ведь правда? — Мы с Клавдией дружно кивнули. — Молодца! Быстро все понимаете.
В общем, так. Я обещаю обдумать ситуацию.
Понадобится моя помощь — помогу. А сейчас, — Степан поднялся, — вы по-прежнему будете хорошими девочками: я пойду, а вы посидите здесь. Упаси господь хоть одну из вас выйти в коридор меня провожать! Договорились?
— Много чести, — буркнула Клавдия, а я снова кивнула, мало что понимая.
Степка смерил нас суровым взглядом и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Из коридора донеслись звуки какой-то возни, потом голос Степки:
— Я ушел.
Хлопнула входная дверь, и в квартире повисла тишина.
— Афоня, ему что-то нужно было в нашем коридоре, — напряженным шепотом сообщила Клавка.
— Господи, да что там у нас может быть ценного?!
— Не знаю. Но уверена, что Степка что-то взял, то, о чем мы с тобой не знаем. Слушай, вспомни тот день, когда ты Степку привела. Он выходил в коридор?
Пришлось напрячься и припомнить события, сопровождавшие появление Степана в нашем доме. Вот мы со Степкой пришли, он поведал Клавдии свою душераздирающую историю, потом я звонила Брусникину с признанием в ограблении сберкассы… Стоп! А ведь Степка выходил в коридор, якобы позвонить. Мы с Клавкой — люди деликатные, к разговору не прислушивались. Да и был ли разговор? Тем не менее у Степана было достаточно времени, чтобы что-то спрятать, а сегодня явиться и забрать захоронку. Я поделилась воспоминаниями с Клюквиной.
— Точно! Теперь понятно, как он нас использовал. Гад, одним словом, — подвела итог сестрица.
— Оно, конечно, так, — кивнула я, — но тогда получается, что парни, так душевно порезвившиеся здесь, не его приятели. Иначе они сразу нашли бы вещь, спрятанную Степкой. А судя по реакции, появление этих товарищей — для него бо-ольшая неожиданность.
Клавка побледнела до синевы и пискнула:
— Выходит, есть еще кто-то?
Я побледнела вслед за сестрой и выразила согласие громким клацаньем зубов. Наличие еще какой-то, третьей, стороны оптимизма не добавляло. Если разгром в квартире, случай с едва не сбившей нас машиной — дело рук этой самой стороны, то яснее ясного: церемониться с нами никто не станет. Судя по всему, Клавка думала примерно так же, потому что вдруг ляпнула совершенно неожиданно:
— В милицию надо идти.
— Нельзя нам в милицию, — с тоской глядя в потолок, заметила я. — Что мы там скажем?
— Все, — не очень уверенно предположила Клавдия. — А главное — что нас хотели убить.
— Плохо ты знаешь нашу милицию. Им нужны трупы, тогда они начнут шевелиться, а так…
— Чьи трупы? — готовясь упасть в обморок, ахнула сестра.
Ответ напрашивался сам собой, оттого я промолчала, а после некоторых размышлений добавила:
— К тому же до Димки слухи могут дойти.
И учти еще одну немаловажную деталь: раз менты знают о ножевом ранении Виктора, мы можем запросто попасть из разряда потерпевших в разряд подозреваемых.
Мы помолчали, думая, вероятно, об одном и том же, а именно: куда мы в очередной раз вляпались. Я уже всерьез ставила перед собой вопрос о звонке Брусникину, но невероятным усилием воли мне удалось отговорить себя от столь решительного шага. Димка, конечно, разволнуется, обзовет нас чемпионами мира по неприятностям и долгое время будет дуться. Но это не самое неприятное. Димыч моментально подключит к этому делу своих коллег, а то, чего доброго, и сам припрется. Тогда уж нам с Клавкой ничего не останется делать, как сидеть дома и дожидаться, когда все закончится. Тут я глубоко вздохнула. Вполне вероятно, подобное развитие событий является для нас с Клавкой наиболее благоприятным. Однако в таком случае придется пропустить все самое интересное, а на это, как говорил один киногерой, «я пойтить не могу, мне нужно посоветоваться с шефом». Я перевела взгляд на Клавдию и спросила:
— Чего делать-то будем, Клав?
Какое-то время сестренка внимательно изучала потолок, а потом поинтересовалась:
— Какие у нас на завтра планы?
Я неопределенно пожала плечами: в нашем положении планировать что-либо глупо. Жизнь и так полна неожиданностей, а уж наша-то и подавно. Клюквина кивнула:
— Ясно. Тогда будем импровизировать. Сейчас пойдем долечим твою нервную систему, а потом ляжем спать. В народе говорят, утро вечера мудренее. А народ зря болтать не станет.
Мне, кстати, тоже не мешало бы стресс снять.
Выглядела Клавдия неважно, и я сделала вывод — с ее стрессом действительно надо что-то делать.
На первый взгляд в коридоре все было по-прежнему, то есть художественный беспорядок никуда не делся. Я поймала себя на мысли, что не смогу спать спокойно, пока не выясню, что же прятал Степка, а главное, где?
Есть холодную жареную картошку — невелико удовольствие, да и аппетитом мы с сестрой похвастаться не могли. Поэтому ограничились коньячком и нехитрой закуской. Клавдия слегка порозовела, немного окосела, но умения задавать вопросы, на которые я не знала ответов, не утратила.
— Афанасия, — чуть заплетающимся языком проговорила Клавка, — ты уже придумала, что мы продадим Тамаре?
Разумеется, ответа и на этот раз у меня не имелось. Я разозлилась:
— Не приставай.
— Так я и думала. Как быть?
Последующие мои действия можно приписать только губительному действию алкоголя на организм. Я принесла сотовый телефон Виктора и поспешила заверить Клюквину:
— Сейчас узнаем.
— Тамаре будешь звонить? Не поздновато?
— В самый раз. Люди, подобные ей, ведут ночной образ жизни.
Трубку долго не брали, и я уж решила, что ошиблась в своих предположениях, однако Тамара отозвалась:
— Слушаю.
Голос у нее звучал бодро на фоне приятной негромкой музыки.
— Здравствуйте, — поздоровалась я, уже жалея о своей затее. — Это…
— Я вас узнала, — перебила Тамара. — Что вы хотите?
Еще одна любительница задавать каверзные вопросы! Ну не могу я дать толкового объяснения этому природному явлению. Может, подобное умение рождается вместе с женщиной?
— Так чего вы хотите? — нетерпеливо повторила Тамара.
— Кхм, знаете, уважаемая… — я ожидала подсказки имени-отчества, но женщина молчала, поэтому я продолжила:
— ., уважаемая Тамара, мы тут подумали на досуге: а не слишком ли вы мало за ЭТО платите? Конечно, вы с Виктором договорились, а уговор, как известно, дороже денег… Как вам каламбур? — напряженно рассмеялась я.
Судя по молчанию, каламбур Тамаре не понравился. Меня это не слишком расстроило.
В конце концов, чувство юмора дано не всем.
— Н-да… Так я о деньгах. Как вы думаете, может, стоит немножко добавить? А то ведь мы можем найти другого, более щедрого, покупателя. Мне кажется, ЭТО того стоит.
Я умолкла, давая возможность Тамаре обдумать предложение. В глубине души у меня теплилась надежда, что женщина заменит дурацкое местоимение «это» на реальное наименование товара. Тамара молчала довольно долго, а потом ледяным голосом произнесла:
— Что ж, если у вас есть возможность и связи, чтобы найти покупателя и продать ЭТО дороже, чем за двести тысяч долларов… Действуйте, дорогуша!
Услыхав сумму, я выпучила глаза и онемела.
По спине пробежали мурашки размером с дикобраза, а сердцебиение достигло критической отметки. Видя мое состояние, Клавка плеснула еще коньяку в стакан и протянула мне. Тамара терпеливо ждала, прислушиваясь сначала к попискиванию, а потом к бульканью и клацанью зубов о стакан.
— Мы согласны, — удалось мне выдавить из себя.
— Вот и прекрасно. Значит, до послезавтра.
Тамара отключилась. Я так и сидела, прижимая одной рукой телефон к пылающему уху, другой — сжимая пустой стакан.
Клавка испуганно таращилась на меня, словно на призрак нашего давно умершего папеньки, чтоб ему икнулось на том свете.
— Клава, мы покойники, — сообщила я сестре.
Она нервно сглотнула и уточнила дату смерти:
— Когда?
— Завтра, послезавтра… Какая, в сущности, разница?
Я тоскливо изучала дно стакана, вспоминая свою бестолковую жизнь. Ни дома не родила, ни сына не посадила, ни дерева не построила.
Тьфу, наоборот! Впрочем, мне уже все равно не успеть. Стало невыносимо жалко себя, Клавдию, а еще больше Брусникина: только женился — и сразу овдовел. В носу защипало. Чтобы не разреветься в очередной раз за сегодняшний день, я подняла глаза на Клавдию. Она отхлебывала остатки коньяка прямо из горлышка, вид у нее при этом был совершенно несчастный.
Но никакой паники у сестры не наблюдалось.
Заметив мой взгляд, она почти равнодушно поинтересовалась :
— Так что мы продаем?
— Что-нибудь, что стоит двести тысяч долларов.
— Хм.
— И все? Вот это дурацкое «хм» — все, что ты можешь предложить? Оно столько не стоит.
И вообще, даже за всю нашу квартиру вместе с нами и моей черепашкой столько не дадут.
— Попробуй продать Брусникина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики