ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ну, ничего, — Клюквина потрясла молотком в воздухе, — сейчас мы с ним разберемся!
Подивившись отваге сестрицы, я подумала, что против пистолета киллера молоток едва ли поможет, но разочаровывать Клавдию не стала.
— Открывай… — скомандовала сестрица.
Стараясь производить как можно меньше шума, я вставила в замок ключ и открыла дверь.
Телевизор и правда работал. «Странный киллер, — подумала я. — Зачем ему себя обнаруживать? Сидел бы по-тихому, да нас дожидался, а то устроил тут вечер отдыха». — Мы с Клавкой уже подобрались к большой комнате, как услышали знакомый голос:
— Еще раз спрашиваю, какого хрена вы сюда приперлись?
— Димочка приехал! — радостно взвизгнула я, враз прекращая бояться.
Клюквина не спешила разделить мой восторг, но молоток опустила.
— Принесла нелегкая, — недовольно буркнула она. — Ну, все, Афанасия, готовься к разборкам. Тьфу, блин!
На пороге комнаты появился Брусникин.
С объятиями и поцелуями он не полез, а, увидев нас, нахмурился, из чего я сделала вывод, что супруг изволит гневаться. Радости у меня заметно поубавилось, и, опустив глаза, я принялась усердно изучать паркет в коридоре.
— Явились? Ну-ну, — сквозь зубы процедил Димка. — Да вы проходите, чего на пороге топчетесь…
В комнате у нас появились два новых предмета, что несколько оживляло уже привычный интерьер. На полу возле батареи центрального отопления сидели Степка и рыжий Тоша. Они были пристегнуты друг к другу наручниками, перекинутыми через трубу. Если бы парням пришла в голову мысль покинуть наше гостеприимное жилище, то пришлось бы прихватить с собой и батарею. Примечательно, что у обоих красовались на лицах синяки, в которых легко угадывались знакомые очертания Димкиного кулака. Хирург выглядел подавленным и уставшим. Завидев нас, он тяжело вздохнул и опечалился. Степку же, кажется, даже забавляло положение, в которое он попал. По его лицу блуждала наглая ухмылка, но в глазах читалось легкое беспокойство.
— Рыжего отстегни, — велела Клавдия, не особенно надеясь, что Димка выполнит просьбу. Так оно и вышло.
— Обойдешься, — вежливо возразил он.
— И что ты за человек, Брусникин! Это, между прочим, мой жених, — возмутилась сестра, ввергнув своим заявлением доктора, а заодно и всех присутствующих в легкий трепет. — Эдак я никогда замуж не выйду. Кроме того, Антон Константинович — классный хирург, он мне голову лечил.
— Чтоб твою голову вылечить, нужно по меньшей мере пять высококлассных психиатров и тонна галоперидола, — съязвил Димыч.
— Точно, — подтвердил Степан и пожаловался:
— Она на меня со сковородкой бросалась.
И с половником. Чокнутая!
Сестра не согласилась с диагнозом, поспешив пояснить:
— Сам виноват! Нечего было головы нам морочить! Мы из-за тебя в такое дерьмо вляпались, что ни один ассенизатор не поможет.
Брусникин вперил в меня суровый взгляд, молча требуя объяснений. За плечами у мужа имеется суровый опыт, приобретенный за годы службы в органах госбезопасности, оттого я испуганно съежилась под этим взглядом, понимая, что Клавкины прогнозы насчет разборок уже сбываются.
— Дим, ты только не волнуйся, я сейчас все объясню, — вздохнула я.
— Знаю. Постарайся, чтобы объяснения звучали убедительно. И сначала мне хотелось бы узнать, откуда у вас пистолет?
— У супостата украли, — оживилась Клавдия.
— У кого? — не понял Димка.
— Вот у него, — Клюквина ткнула пальцем в ухмыляющегося Степана. — Дима, ты его быстрее арестовывай, потому как он гад и сказочник.
Сперва наврал нам с три короба, а потом использовал нас как пешек в своей грязной игре.
В результате мы и без денег остались, и чудом до сих пор живы.
— Клавдия! — прикрикнул Брусникин.
Клавка притихла и обиженно проворчала:
— А чего сразу Клавдия? Сто девяносто восемь тысяч баксов — это вам не кот чихнул.
Было понятно, что сестрица никак не может смириться с потерей денег. Скорее всего, она до конца жизни будет вспоминать об этом и досадливо плеваться.
Димка цыкнул на Клюквину, призывая ее заткнуться, и снова уставился на меня с немым вопросом в глазах. Еще раз вздохнув, я приступила к рассказу, против воли увлекаясь все больше.
Повествование получилось красочным и очень напоминало какой-нибудь крутой боевик. Когда я дошла до эпизода с сегодняшней перестрелкой, Степка злобно сплюнул:
— Сука!
— В каком смысле? — опешила я, приняв оскорбление на свой счет.
Однако Степан отвернулся, всем видом демонстрируя, что на беседу не настроен. Впрочем, меня этот факт не сильно огорчил, потому что я знала — Димка со своими товарищами сможет заставить говорить даже памятник Дзержинскому. Иное дело мое неудовлетворенное любопытство. Брусникин, конечно, поделится полученной информацией, но предварительно нервы помотает здорово. И еще один вопрос: кто расстрелял Тамару и ее людей? Судя по реакции Степана, это известие стало для него неприятной неожиданностью, а это значит, ампула все еще у него. Найти еще одного участника столь своеобразного гешефта — задача практически невыполнимая.
Димка довольно долго молчал. Он сидел с опущенной головой, поигрывая желваками на скулах, а я с замиранием сердца ожидала его решения и изнывала от нетерпения. Наконец Брусникин поднял на меня тяжелый взгляд.
— Я сколько раз вам говорил… — зловеще прорычал муж, но оборвал себя на полуслове и устало махнул рукой, мол, горбатого хоть могила исправит, а вас с Клавкой исправить даже ей не под силу. — Где ампула?
Клавдия с готовностью подхватилась, выказывая неукротимое желание добровольно помочь органам, и через минуту передала Димке ампулу.
— Вторая у супостата должна быть, — предположила сестра.
Сам супостат по-прежнему обнимал батарею и выглядел сильно недовольным.
— Что скажешь? — спросил Димка у Степана.
— Только не ври, Степа, — попросила я. — Облегчи душу, тебе за это послабление выйдет.
Неожиданно Степан рассмеялся:
— Ай да Витька, ай да сукин сын! Кто бы мог подумать… Одного не пойму, как он на Тамарку вышел?
— Ничего, вот поправится и сам расскажет, — успокоила я Степку.
— Это вряд ли, — покачал головой Антон Константинович.
Мой рассказ о наших с Клавкой приключениях произвел на него впечатление, и теперь он смотрел на нас со смесью испуга и восхищения, как на героев-камикадзе, чудом оставшихся в живых.
— Почему это? — насторожилась Клавдия.
— Он умер…
— Как умер? Как умер?! — заволновалась я. — Ты же говорил, что операция прошла успешно и должен выкарабкаться.
— Говорил, — со вздохом согласился хирург. — Да только… В общем, ночью кто-то отключил аппарат искусственного дыхания.
— Нет, мне это нравится! — взвилась Клавдия. — Кто-то отключил аппарат! Такое впечатление, что Виктор лежал не в реанимации, а где-нибудь на проходном дворе! А ты где был, интересно?
— А я, между прочим, не сторож, а врач, и был на операции! — тоже разозлился Филиппок. — Когда освободился, зашел к нему, а он…
Короче говоря, он уже был холодный, ничего нельзя было сделать.
— Куда катится наша медицина! — Клюквина схватила себя за волосы, словно хотела снять с себя скальп. — Тебе доверили самое дорогое — ценного свидетеля! Не уберег. Клянусь, никогда в жизни я больше не буду лечиться у наших врачей…
— У тебя есть выбор? — хмыкнул Тоша.
Цинизм хирурга сыграл с ним дурную шутку: Клюквина, кажется, передумала на нем жениться. Она смотрела на суженого, как Ленин на мировой капитализм, и надежд на светлое семейное будущее несчастному хирургу не оставляла.
— Ментов вызвали? — осведомился Брусникин.
— Само собой.
— И что?
— Как обычно, — пожал плечами Антон. — Никто ничего не видел, не слышал.
Клавдия презрительно фыркнула:
— Кто бы сомневался!
Димка, казалось, тоже не удивился, но от комментариев воздержался. Я маялась, не зная, как задать давно мучивший меня вопрос. Ничего толкового в голову так и не пришло, я досадливо сморщилась и спросила напрямик:
— Степа, скажи Христа ради, что там в ампулах? Я же спать спокойно не смогу!
— Сказать-то, конечно, можно, да только надо ли? Думаешь, если узнаешь, что там, уснешь спокойно?
— Постараюсь…
Степка с сожалением покачал головой.
— Вот бабье, а? — обратился он к Брусникину и Антону. — Через свое любопытство уже попали в переделку, а все никак не угомонятся!
— Ты будешь нам лекции по женской психологии читать, — возмутилась Клавдия. — Мы ведь все равно узнаем, правда, Дим? Днем раньше, днем позже, какая разница? Говори, ну!
Степка еще немного помолчал, испытывая наше терпение на прочность. Когда я уже готова была запустить в него чем-нибудь тяжелым, поскольку особым терпением не отличаюсь, он наконец произнес:
— Лихорадка Ласса. По крайней мере, так Витька утверждал.
Сказать, что все онемели, значит слукавить.
Мы не онемели. Мы просто превратились в монументы. Что такое лихорадка Ласса, ни я, ни Клавдия не знали, но название само по себе звучало хоть и красиво, но угрожающе, и радостей в жизни не сулило. А судя по стоимости одной ампулы, даже наоборот — предрекало мученическую кончину. Я чувствовала, как ужас проникает в каждую клеточку организма и сковывает тело ледяным панцирем. Господи, это уже несколько дней подряд с нами рядом ходит ужасная смерть!
У рыжего хирурга, обладающего гораздо более обширными познаниями в медицине, побледнели даже веснушки. Клавка, кажется, от испуга забыла, как дышать. Из ее открытого рта вылетали не то судорожные всхлипы, не то предсмертный хрип. Мой Брусникин, несмотря на суровую школу ФСБ, тоже заметно струхнул.
— Ну, мужик, ты попал, — выдохнул Димка, обращаясь к сохранявшему невозмутимость Степану. — Мои парни из тебя душу вынут, это я тебе обещаю.
С этими словами Димыч отправился звонить в свою контору, оставив нас столбенеть без его присутствия. Первой пришла в себя Клавдия.
— Ик.., хи-хи-хи… Ик.., хи-хи-хи… — куда-то в пространство сказала она.
Ее бессмысленное выступление заставило очнуться и меня. Я посмотрела на блеющую сестрицу и обнаружила у нее все признаки легкого безумия, грозящего тяжелыми последствиями.
— Вылечить сможешь?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики