ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

новые научные статьи: демократия как оружие политической и экономической победы в услових перемензакон пассионарности и закон завоевания этносапассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  прогноз для России на 2020-е годы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вернулась Клавдия. Странно, я и не слышала, как она вошла. Наверное, мы со Степаном очень увлеклись разговором. Клюквина принесла полный пакет сладостей и зачем-то десяток яиц.
По лицу сестрицы змеилась легкая улыбка, а в глазах застыло отрешенно-растерянное выражение. Я удивилась немного, но с расспросами приставать пока не стала. Однако Клавдия не переставала удивлять. Она сунула пакет со сладостями в холодильник, шмякнула пакетик с яйцами на стол, отчего десяток уменьшился почти наполовину. Потом Клюквина перевела мечтательный взгляд на Степана и проронила:
— А, это ты… Привет, Степка. Ты все моешь? Ну-ну…
Подобное смутное состояние Клавки означало только одно: что-то случилось, пока она ходила в магазин.
Я быстренько вытолкала Степана из дома, велев немедленно отправляться за машиной, и, испытывая сильное беспокойство, вернулась к Клавдии. Она сидела на стуле, тупо глядя на пену, медленно оседавшую на плите.
— Клава, что произошло? Ты увидела призрак нашего покойного папеньки? — прикладывая руку то ко лбу сестры, то к щекам, вопрошала я.
Клюквина молчала. Самое действенное средство вернуть человека в реальность — это отвесить ему хорошую оплеуху. Главное, вовремя потом отскочить в сторону, чтоб не схлопотать сдачи. У меня имелся некоторый опыт в этой области. Я быстро привела Клюквину в чувство и снова спросила, что же ввергло ее в такое коматозное состояние.
Обстоятельная Клавка начала издалека:
— Пошла я, значит, в супермаркет…
Тут я покраснела. Дело в том, что неподалеку от нашего дома недавно открыли новый гипермаркет. Его размеры впечатляли настолько, что у посетителей, впервые попавших в этот магазинчик, волосы вставали дыбом. Здесь можно было купить все: от рояля до швейной иглы, от самых экзотических продуктов до обыкновенных куриных яиц. Именно они и заставляют меня краснеть от одного только напоминания об этом супермаркете.
Клавка как-то прихворнула и попросила меня сходить за продуктами. Предварительно она составила список и проинструктировала, где какие продукты лежат. Я согласно кивала головой, слушая не очень внимательно, потому как совершенно точно знала, что в магазине заблудиться невозможно. Спустя полчаса стало ясно, как я ошибалась!
От обилия товаров и малознакомых названий в моей голове образовался такой гоголь-моголь! Какой список, какие инструкции! В голове прочно засела лишь внушенная Клавкой мысль непременно купить яйца, ибо она собралась печь пирожки.
Выпучив глаза, но не видя ничего, я носилась вдоль полок в поисках яиц. Причем с каждой минутой скорость все увеличивалась, а нужный продукт так и не обнаруживался. В конце концов, ощущая приближающееся сумасшествие, я уперлась носом во что-то большое и теплое, с надписью «охрана» на черной униформе.
— Уф! — облегченно выдохнула я и радостно рявкнула:
— Где у вас яйца?!
Странная тишина пала на магазин в радиусе ста метров. Охранник покраснел, как томатная паста, соображая, видимо, как лучше ответить на мой вопрос. Я поняла, какую глупость сморозила, и бросилась к выходу, благо указательных стрелок, где он находится, было великое множество. Домой я вернулась без продуктов и "в растрепанных чувствах. С тех пор я воздерживаюсь от посещения этого гипермаркета.
— ..Так вот. И вдруг меня осенило, — продолжала Клавка. — Степку надо обыскать! Уж извини, Афоня, но какой-то он подозрительный! Я рысью бросилась домой, неслышно вошла, пока вы тут о женщинах-стервах рассуждали, и угадай, что я нашла в кармане его куртки?
— Неужто четыреста тысяч баксов? — ахнула я.
— Хуже, Афанасия…
Что может быть хуже такой суммы, я не знала, поэтому с неподдельным интересом наблюдала за Клюквой, доставшей из холодильника пакет со сладостями.
— Смотри! — торжественно произнесла она, ткнув в него пальцем.
Я послушно в него заглянула. Среди печенья «Курабье», разномастных конфет и торта «Причуда» лежал обычный пистолет марки «Макаров».
Поковырявшись в пакете и не найдя ничего необычного, я уставилась на сестру в ожидании разъяснений:
— Чего?
— Пистолет! — округлила глаза Клавка.
— А ты хотела пулемет? — уточнила я.
Клавдия рысцой пробежала по кухне, а потом подытожила:
— Ты, Афанасия, безнадежна. Говорю по слогам: пис-то-лет. У Степки. Поняла?
— Конечно, — пожала я плечами. — Пистолет системы «Макаров». У Димки такой же. А ты думала, мы сберкассу брали с милицейским свистком?
Клюквина сконфуженно втянула голову в плечи.
— Между прочим, — добавила я, — у Степки есть еще наручники. Ими он меня к машине пристегивал…
Клавдия поняла, что конкретно лопухнулась, сдавленно хрюкнула и взялась усиленно оттирать плиту, залитую кофе и мыльной пеной.
Вскоре появился Степан. Он был по-прежнему бодр и весел, что бередило мои нехорошие мысли относительно его персоны. Не разуваясь, Степка прошел на кухню. Клавка, главный идейный борец за чистоту, сердито засопела, пытаясь сдержаться, но все-таки не выдержала:
— Ну, ты прям Коннан-Варвар какой-то!
Сначала плиту изгадил, теперь вот ботинками своими всю грязь с улицы в дом приволок… А в следующий раз самосвал с песком пригонишь?!
— Не ругайся, Клавочка! — добродушно отозвался Степан. — Тебе не идет сердиться, ты сразу делаешься похожей на глупую ворону, у которой украли сыр.
Я хихикнула, глядя, как Клавка возмущенно открывает и закрывает рот. Слова при этом не вылетали, а застревали где-то внутри. Пока сестра изображала из себя немую ворону, Степка бросил ключи от машины на стол со словами:
— Постарайтесь сохранить тачку. По возможности, конечно.
Тут уже и я возмутилась:
— Да ты… Да я… Да чтоб ты знал…
— Знаю, знаю: сорок лет за рулем, и ни одной аварии, даже медали от ГИБДД имеются «За безупречное вождение автомобиля» и «Ветерану-автолюбителю». Ладно, теперь о деле.. — .
Так и не дав мне достойно ответить, Степка рассказал, где именно в Люблине произойдет историческая встреча. Я его внимательно слушала, но на всякий случай попросила схематично изобразить все, что было сказано. Выполнив просьбу, Степан бросил «До вечера» и ушел, а я задумалась.
У Степки пропал пистолет. Он наверняка уже знает об этом и даже догадывается, кто его упер. Но ничего, ни словечка не сказал, даже виду не подал, что обнаружил пропажу. Интересно получается! А может, этот пистолет уже побывал в деле и теперь, как пишут в детективах, «горячий»? Может, Степан только рад, что от него избавился. Ох, чует мое сердце, что-то во всей этой истории нечисто! Я потрясла головой, отгоняя тревожные мысли, и только тут заметила, что Клавдия что-то горячо и, как видно, давно, лопочет.
— ..ни стыда ни совести у человека! Его пригрели, помогли, а он? Вместо благодарности всю кухню затоптал.
— Клава, — прервала я поток ее негодований. — А ведь Степка ни слова не сказал, что у него пистолет пропал.
Клюквина осеклась, несколько секунд молчала, а потом не очень уверенно предположила:
— Может, не заметил?
Я с сомнением покачала головой:
— Пистолет — не проездной билет, он значительно тяжелее, его нельзя выронить и не заметить. Когда Степан надевал куртку, он не мог не почувствовать, что тяжести, оттягивающей карман, нет. Однако Степка промолчал. Как думаешь, почему?
— Не знаю, — пожала плечами Клавдия.
— Вот и я не знаю, — вздохнула я. — Дай-ка мне пистолет.
Сестра осторожно, словно это был не пистолет, а живая лягушка, извлекла оружие из пакета и положила его на стол. На кухонном столе пистолет не производил абсолютно никакого устрашающего впечатления и грозным оружием вовсе не казался.
— Может, газовый? — с тайной надеждой предположила Клюква.
— Нет, это боевой. Можешь мне верить, уж в оружии-то я разбираюсь.
Это правда, в оружии я кое-что смыслила.
Димка несколько раз давал мне подержать свой табельный «Макаров». Правда, предварительно нажимал какую-то штучку, которую называл «предохранитель». А потом еще куда-то нажимал, и из рукоятки выскакивала другая штучка.
Ее Брусникин именовал «обойма». А один раз, когда мы ездили на шашлыки за город, после двухчасовых уговоров Димка разрешил даже пострелять. Так что кое-какие навыки обращения с оружием я все-таки имела. В отличие от Клавки. Она в детстве не расставалась с рогаткой, но потом выросла и забросила ее далеко-далеко.
Теперь детская забава Клюквиной бережно хранится у нас на антресолях в качестве воспоминаний о беззаботной поре Клавдии.
Я взяла в руки пистолет и внимательно его осмотрела, но, кроме налипших крошек от печенья, ничего интересненького не обнаружилось.
— Знаешь, Клавочка, — задумчиво сказала я, баюкая пистолет на ладони, — вот в книгах пишут, мол, с этой штуковиной чувствуешь себя хозяином положения… Так вот, что я тебе скажу, дорогая сестричка, — брехня! Пистолет, он ведь может и выстрелить. И не только в воздух.
Клавка кивнула:
— Ага. Только многое зависит от руки, которая его держит. Слушай, Афоня, хватит философии. Чего с пистолетом-то делать будем?
Немного подумав, я с солидной долей решительности ответила:
— С собой на дело возьмем сегодня. Я так думаю: книжки ведь умные люди пишут. А они зря говорить не будут. Вдруг в нестандартной ситуации пистолет придаст мне решительности?
Пальнуть из него я, конечно, не смогу, но при случае запугаю до мокрых подгузников, уж будь уверена!
* * *
Ровно в шесть мы на Степкиной машине стояли возле гаражей, где назначили встречу.
Место, скажу я вам, глухое и темное, для всяких пакостей весьма подходящее. Где-то вдалеке слышался шум железной дороги. Гаражи тянулись длинными параллельными рядами.
— Афонь, ты ничего не перепутала? — прошептала Клавка, поеживаясь.
В целях конспирации двигатель мы заглушили, оттого в салоне машины было несколько прохладно.
— Вроде нет, — не очень уверенно ответила я. — Все время ехала по Степкиной схеме. Вот, видишь, крестик нарисован? Тут мы сейчас стоим.
Я старалась придать голосу как можно больше твердости, хотя в глубине души занозой сидело сомнение: а туда ли мы приехали?
— Странное место Степка для встречи выбрал, — продолжала стучать зубами Клюквина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    
   
новые научные статьи:   принципы идеальной Конституциисхема идеальной школы и ВУЗаключевые даты в истории Руси-Россииполная теория гражданских войн и  национальная идея для русского народа
загрузка...

Рубрики

Рубрики