ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Джейми, я вернулся домой две недели назад. Получив весточку, что ты живой, мы чуть с ума не сошли от радости. Мы боялись, что случилось непоправимое…
Джейми повернулся к Алексе.
— Это мой старый и самый верный друг Дункан Мак-Кей, — и уже тише продолжил: — Дункан, это прекрасное создание — Алекса Мак-Каллум.
Дункан поклонился девушке и увидел, что она непроизвольно отшатнулась.
— Я понимаю, что в таком виде не могу рассчитывать произвести на даму благоприятное впечатление, как и все мы, — он махнул рукой в сторону остальных воинов. — Но нам пришлось проделать долгий путь, чтобы поприветствовать нашего лорда.
Мать-настоятельница поспешила вмешаться, чтобы загладить неловкость.
— Добро пожаловать! Я — мать Мэри из ордена Креста Господня, настоятельница этого аббатства. Не угодно ли вам и вашим людям подкрепиться и отдохнуть перед дальней дорогой домой? В трапезной уже накрыты столы, а в часовне отец Лазарь разложит на полу тюфяки, чтобы вы могли провести там ночь.
— Мы благодарны вам за вашу доброту, преподобная мать, — Дункан хлопнул своего друга по плечу. — Ты присоединишься к нам в трапезной?
— Конечно.
Товарищи окружили Джейми со всех сторон. Он предпринял попытку вытянуть на середину круга Алексу, но она попятилась, повернулась и убежала в сад.
Джейми старательно улыбался, пока они с друзьями шли по коридорам аббатства, но все его мысли занимала девушка, которая, словно оставшийся без матери олененок, пыталась найти свой путь в пугающе новом мире.
Гости аббатства были веселы и всем довольны. Когда на столе появился эль, в трапезной стало шумно — то и дело раздавались взрывы смеха и громкие возгласы.
Джейми со своими людьми сидел за столом, а Алекса и остальные женщины устроились в маленьком алькове, поскольку монахиням не подобало сидеть в компании подвыпивших воинов.
— Выезжаем завтра? — спросил Дункан. Джейми бросил взгляд на Алексу.
— Я… Может быть, вы хотите отдохнуть, прежде чем мы тронемся в обратный путь?
— Джейми, нельзя терять ни минуты. У нас дома сейчас сплошные раздоры и беспорядки, — Дункан опустошил свой кубок, приятно удивленный качеством эля. Еще больше он удивился, когда взамен опустевшего кувшина старый монах поставил на стол следующий.
Дункан с удовольствием снова наполнил кубок и сделал большой глоток.
— Кое-кто утверждает, что на самом деле ты мертв, а мы решили скрыть твою смерть, чтобы не дать союзу кланов распасться. Некоторые даже начинают перешептываться, что пора выбрать нового вождя из оставшихся в живых воинов. Джейми, я посоветовал бы не мешкать и выехать завтра с первыми лучами солнца, чтобы положить конец слухам и не дать разгореться междоусобной войне.
Джейми потребовалось несколько секунд, чтобы обдумать эти новости. Потом он неохотно кивнул.
— Конечно, ты прав, друг мой. Я просто не понимал, насколько ситуация серьезна. Мы выезжаем на рассвете.
Тут он увидел, что Алекса встает из-за стола. Джейми знал, что она пойдет в сад. Хоть он еще и не отказался от надежды забрать ее с собой, плохое предчувствие не покидало его. Он видел выражение ее лица и знал, что она намерена сдержать слово, данное леди Анне. Чего бы ей это ни стоило…
В аббатстве погасли последние огни. Из часовни доносился дружный храп спящих горцев. Джейми открыл дверь, ведущую в сад.
Лунный свет заставлял сиять не только цветы и деревья, но и древние каменные скамьи. Воздух был наполнен сладостным ароматом сотен цветов, однако Джейми не было дела да красоты ночного сада. Он направился к центру, где, разглядывая розовые кусты, стояла Алекса. Увидев выражение ее лица, Джейми почувствовал, как сжалось сердце.
— Они умирают?
Девушка кивнула и показала ему ладонь.
— Самые последние бутоны начинают сохнуть, — грустно сказала она. — К утру и они упадут на землю, любимый.
Значит, в горы он вернется один. На сердце лег тяжелый холодный камень, но Джейми все-таки обнял девушку.
— Джейми, при мысли, что ты завтра уезжаешь, мое сердце разрывается на части, — прошептала Алекса, уткнувшись лицом в его плечо.
Ощущая на коже ее теплое дыхание, Джейми почувствовал, что жар желания снова разливается по телу.
— Едем со мной, Алекса! Едем, и я больше никогда и ни о чем не стану тебя просить!
— Не будь так жесток, любимый. Ты же знаешь, что я не смогу сделать так, как ты просишь. Данную клятву нельзя нарушить ради прихоти.
— Ты называешь прихотью любовь? — голос Джейми охрип от боли. — Ты была для меня подарком небес, Алекса! Только ты смогла исцелить мое тело и душу. А теперь из-за клятвы, данной потерянной, заблудшей душе, ты приговариваешь нас обоих к жизни, полной одиночества.
Он не смог скрыть своей горечи.
— Может быть, поэтому она здесь? Чтобы увидеть, как другая пара влюбленных прощается с надеждой на счастье, в котором ей было отказано?
— Ты так думаешь? Думаешь, что она каким-то образом выманила у меня это обещание, чтобы я осталась с ней?
— А ты видишь другую причину?
Алекса подняла на него глаза, полные слез.
— Я так устала думать, Джейми! Безумно устала, — она коснулась пальцем его губ и немедленно увидела вспышку желания в его глазах. — Если мы не можем провести вместе всю жизнь, то у нас остается только сегодняшняя ночь.
— Завтра утром нам больнее будет расстаться… Алекса встряхнула волосами.
— Мне нет дела до того, что будет завтра. Ты нужен мне. Прямо сейчас.
Джейми взял ее лицо в руки и поцеловал. Почти не отрываясь от нежных губ Алексы, он пробормотал:
— Разве я могу отказать тебе, любовь моя?
Поцелуй был долгим и глубоким, и под конец они оба едва не плакали от желания. Подхватив Алексу на руки, Джейми понес ее в свою комнату.
Когда пара скрылась под аркой, в саду появилась светящаяся фигура. Как всегда, она поднялась по лестнице и стала всматриваться в даль. Во взгляде ее светились отчаяние и… надежда.
Глава 9
Небо на востоке едва успело порозоветь, когда горцы высыпали из часовни и стали готовиться к возвращению домой. Они седлали лошадей и грузили на телегу провизию, громкими голосами нарушая сонную тишину аббатства.
Глотая слезы, Алекса смотрела, как Джейми набросил на плечи плащ и потянулся за мечом и кинжалом.
Их ночь была полна страсти. Страсти, рожденной отчаянием. Мысль о том, что они вместе в последний раз, заставляла их любить друг друга так, словно от этого зависела их жизнь.
Когда Джейми повернулся к ней, его истинное настроение скрыла привычная маска спокойствия.
— Ты выйдешь со мной во двор?
— Да.
Алексе стало не по себе от мысли, что соплеменники Джейми будут свидетелями их прощания, но она знала, что прятаться здесь, в его комнате, — проявление трусости. Она должна быть такой же смелой, как и он. Тогда, на поле боя, он это заслужил. Поэтому она кивнула и на подгибающихся ногах спустилась вслед за ним по лестнице.
— Давай сначала зайдем в сад? Девушка бросила взгляд на темное небо, потом покачала головой.
— Прощание выйдет более горьким, только и всего.
— Наверное, ты права. Они вышли во двор.
Горцы стояли возле своих коней, ожидая лорда. Когда они увидели Джейми, смех и веселые крики стихли, потому что они уже знали о любви Джейми и Алексы и клятве, которая их разлучила.
Обитатели аббатства вышли проводить дорогих гостей. Старый священник не скрывал своей грусти. Сестры тоже притихли, глядя на влюбленных, которые шли к горцам, стараясь смотреть себе под ноги.
Дункан держал под уздцы двух коней. Когда Джейми подошел ближе, он отдал ему поводья огромного черного жеребца. Алексе пришло на ум, что конь чем-то похож на своего хозяина — оба были диковатыми и сильными, способными противостоять любым испытаниям, уготованным им судьбой.
Она коснулась его руки, твердо решив сохранить достоинство и не разрыдаться у всех на глазах.
— Прощай, Джейми Морган. Да хранит тебя Бог!
Он не ответил на прикосновение. Просто не смог. Иначе бы не удержался, бросил ее на коня и увез из аббатства силой. И пусть катятся к черту все ее клятвы! В детстве, когда повзрослевший олененок исчез в лесу, он не плакал, потому что знал, что там ему будет лучше. А сегодня ему придется так же отпустить Алексу и утешаться мыслью, что в аббатстве ее никто и никогда не обидит.
— Прощай, Алекса Мак-Каллум. Я никогда тебя не забуду.
Джейми вскочил в седло и посмотрел на мать-настоятельницу, которая вышла, чтобы благословить горцев.
Но прежде, чем она смогла сказать хоть слово, раздался крик. Все обернулись. Молоденькая послушница Мордрунд вбежала во двор, задыхаясь и подняв юбку до колена, что совсем не пристало девице, и уж тем более будущей невесте Господа.
Глаза матери-настоятельницы вспыхнули от гнева, что случалось очень редко.
— Мордрунд, вы, не медля ни минуты, отправитесь в часовню и будете молиться, дабы Господь ниспослал вам смирение, подобающее его слугам.
— Да, преподобная мать. Я только скажу…
— Сейчас же! — мать-настоятельница чувствовала, что ее терпение вот-вот лопнет.
— Да, преподобная мать, но сначала… — несчастная послушница перевела взгляд на лорда, уже сидевшего в седле. Потом посмотрела на Алексу, которая едва сдерживала слезы. — Я должна рассказать вам о чуде, которое случилось в нашем саду!
— О чуде? — повернулась к ней настоятельница. — О чем вы говорите, Мордрунд?
— Розы расцвели! И не одна, не две, а все сразу.
Во дворе воцарилась тишина, но спустя мгновение послышался топот ног и стук копыт — сестры бежали в сад, горцы погнали коней следом. Джейми подхватил Алексу, усадил ее впереди себя и направил жеребца к проходу под аркой.
— Святые небеса! — прижав ладонь к губам, Алекса смотрела на розовые кусты, купающиеся в солнечных лучах в центре сада. Там, где вчера ночью были только сморщенные бутоны, сейчас распустились дюжины, а может быть, даже сотни прекрасных цветов.
— Любовь моя, ты знаешь, что это означает? — Джейми коснулся губами ее виска.
— Да. Как и сказала Мордрунд, это чудо. Знак, что моя работа закончена.
— И ты готова отправиться со мной в мою горную крепость, любимая? Прямо сейчас?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики