ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эмили, повернувшись, улыбнулась ему.
– Хочешь все посмотреть? – Она обвела рукой помещение. – Это холл. Перед тобой лестница, которая ведет вниз. Мы вошли сразу на третий этаж, поскольку дом построен на склоне горы.
Сделав несколько шагов вправо, она открыла широкую дверь вишневого дерева и остановилась на пороге. Ей стало неловко входить в спальню вместе с Джеком.
– Ты можешь остановиться в этой спальне.
Здесь есть ванная комната со всем необходимым. В шкафу есть дополнительные одеяла, если будет прохладно, халат висит на двери ванной комнаты.
Джек вошел в спальню и поставил свой чемодан. Сняв пиджак и бросив его на чемодан, он кивнул в сторону ванной, указывая на пушистый белый халат.
– Лучше, чем в «Ритце».
Он оглядел комнату, с восхищением отметив вишневого цвета стол, огромную кровать у стены напротив окна, выходившего на озеро, и вернулся в холл к Эмили.
– А это моя комната, – она показала на дверь на противоположном конце коридора. Она вовсе не собиралась показывать ему свою спальню. Но прежде чем она успела остановить его, Джек подхватил ее чемодан и отнес в комнату, поставив его около кровати.
– Как видишь, комнаты во многом похожи.
Остальные находятся внизу, – она показала на лестницу, располагающуюся между двумя спальнями. Слава богу, он не задержался в ее комнате. Даже от одной мысли, что он стоит возле ее кровати и, засунув руки в карманы, рассматривает пейзаж за окном, ее бросало в жар.
Джек поспешил вслед за ней по лестнице, любуясь крепкими сосновыми ступенями и изогнутыми перилами. Когда они спустились на первый этаж, он запрокинул голову, чтобы лучше рассмотреть высокий, обложенный камнем камин, установленный в центре открытого пространства первого этажа. Окна были огромными – от пола до потолка. Из них открывался потрясающий вид на освещенное закатом озеро Тахо. Слева от лестницы находилась кухня, обставленная добротной мебелью. Современная плита, холодильник. Кухонная стойка, покрытая бежевым мрамором, разделяла кухню на две секции. В углу стоял длинный вишневого дерева обеденный стол и восемь стульев вокруг него, чтобы гости могли наслаждаться потрясающим видом, открывавшимся из окон. В гостиной возле камина можно было уютно посидеть после обеда. Стеклянная дверь возле стола вела на балкон, который, казалось, парил над заснеженными вершинами сосен.
– У твоего отца был прекрасный архитектор, заметил Джек. – Он так удачно расположил дом на склоне холма, что создается иллюзия, будто находишься прямо на природе, только не чувствуешь холода.
Джек залюбовался пейзажем, открывавшимся из окна, затем повернулся направо к лестнице. Ее пять ступеней вели вниз, в гостиную с кожаными креслами, расставленными напротив камина. Ближе к окнам стоял черный рояль. Фотографии Эмили, ее родителей, бабушек и дедушек, а также других родственников были развешаны на стене над роялем. У дальней стены гостиной стоял суперсовременный компьютер с огромным монитором.
– Теперь я понимаю, почему твой отец так упорно настаивал, чтобы мы остановились именно здесь. Такого оборудования в отеле нам бы никогда не предоставили.
Но Эмили в данный момент было вовсе не до компьютера, она сосредоточенно разглядывала пейзаж за окном, изредка бросая взгляд на пылающий в камине огонь. Несмотря на все удобства, эта техника была простым предлогом, которым Ллойд воспользовался, чтобы отправить их сюда.
Она повернулась к Джеку.
– Мой отец всегда досконально продумывает свои планы, прежде чем озвучить их.
Джек недоуменно поднял бровь.
– Надеюсь, это означает, что он попросил соседей оставить нам хоть что-нибудь в холодильнике. Я чертовски хочу есть. Кроме того жалкого бутерброда, который дали в самолете, я с утра ничего не ел.
– Я тоже. – Она хорошо знала своего отца и не сомневалась ни на мгновение, что он обо всем позаботился и попросил Вилбурсов, чтобы те обеспечили его дочь и Джека и шампанским и клубникой в шоколаде.
Эмили распахнула холодильник.
– Миссис Вилбурс – наша ближайшая соседка – приготовила домашний соус для спагетти.
И специально для нас – запеканку из овощей с мясом. – Эмили достала пучок свежей спаржи.
Потом, улыбнувшись, прочитала написанную знакомым почерком записку, оставленную ей миссис Вилбурс. – Миссис Вилбурс пишет, что отец прислал ей по электронной почте письмо, в котором просил купить только бакалею, но она проявила инициативу и приготовила нам немного настоящей домашней еды.
Джек последовал за ней в длинную узкую кухню и облокотился на мраморную стойку.
– Это она присматривает за домом, пока вы находитесь в Бостоне?
– Она такая милая. И ее муж тоже. – Эмили предложила Джеку содовой, намеренно проигнорировав охлажденное вино, и достала кастрюлю из холодильника.
– Может, нам стоит разогреть запеканку? спросил Джек.
– Пожалуй, лучше оставить ее на завтра, ведь нам придется провести на выставке целый день. Но раз миссис Вилбурс оставила соус, то я приготовлю спагетти, если ты не против.
Эмили достала с полки упаковку макарон, поставила на огонь кастрюлю с холодной водой, не переставая думать, как долго, болтая о всякой ерунде, она сумеет уводить разговор в сторону от документов «Винтерсофта», к которым они с Кармеллой получили доступ.
– У вас, наверно, была здесь замечательная семейная жизнь, – начал он.
Показалось ли ей, или его голос на самом деле немного дрогнул? Не оборачиваясь, Эмили спросила:
– Почему ты так решил?
– Глядя на этот дом. Твой отец не стал бы строить его, если бы не намеревался проводить в нем много времени наедине со своей семьей.
В нем всего две спальни: твоя и родительская.
Этот дом не похож на обычные бунгало для горнолыжного отдыха, которые строятся только для того, чтобы там могло переночевать как можно больше народу. Те обычно бывают тесными. – И, кивнув головой в сторону двери, добавил:
– Да и фотографии в гостиной являются тому подтверждением. Обычно люди делают свои дачные домики безликими, им некогда заниматься убранством. Их просто используют наподобие гостиничных номеров, а не обживают.
Эмили согласилась с ним, подумав о других домах в округе. Джек внимательно рассматривал их семейные фотографии.
– Вы все здесь выглядите такими счастливыми, – вырвалось у него.
– Отец работал в инвестиционном банке, когда я росла. Проводил на работе много времени. Даже когда мы всей семьей отдыхали в Кейп-Коде, клиенты звонили ему и требовали немедленных ответов и советов, его могли неожиданно вызвать в Бостон. Но когда мы однажды приехали сюда покататься на лыжах, его клиенты, кажется, вдруг осознали, что он не может мгновенно оказаться в офисе. Ему даже ни разу не позвонили. И он понял, что если хочет беспрепятственно отдыхать с семьей, то это место идеально подходит для строительства дома.
– Не говоря уж обо всем остальном, – добавил Джек, указывая на окно.
– Отец любит говорить, что, когда приезжает сюда, природа как бы посылает клиентам сообщение.
– Чтобы они его не беспокоили?
– Конечно. Каждый год мы проводили здесь рождественские праздники и еще неделю летом. Старались выбраться сюда каждый раз, как только представлялась такая возможность. Она не смогла сдержать улыбку – Конечно, отец провел сюда и телефон и Интернет. Он не может жить без новостей.
Во время разговора Джек закончил намазывать хлеб маслом, аккуратно уложил бутерброды на противень и жестом попросил Эмили открыть духовку.
– Ну, вот и готово. Моя мать славилась своими чесночными гренками. Она всегда повторяет, что ирландка готовит чесночные гренки не хуже итальянки. И, конечно, научила этому своего сына.
Эмили с удивлением взглянула на него. Когда она сталкивалась с Джеком на работе, то они обычно говорили о его любимых спортивных командах, о музыке, которую он предпочитает, и, конечно, обсуждали его точку зрения на различных клиентов «Винтерсофта». Но ни разу у них не заходила речь о его семье. А сейчас он в нескольких фразах дал ей больше информации о себе, чем они с Кармеллой сумели раскопать в его биографии за несколько месяцев поисков.
– Вы были очень близки с мамой?
Он неопределенно пожал плечами и принялся сосредоточенно мыть руки.
– Она сейчас живет во Флориде.
– А в детстве?
– У меня замечательная мама. Кармелла рассказывала мне, что твоя мама тоже была чудесной женщиной.
– Да, была. – Хотя мать умерла уже больше десяти лет назад, Эмили до сих пор ее не хватает. И сейчас, находясь в этом доме, она всюду ощущает ее незримое присутствие. Вот картина с темпераментным танцором фламенко, богато украшенная резьбой полка для специй – эти вещи мама купила, путешествуя по Аргентине.
Все ковры и мебель, кроме компьютерного уголка, также выбраны ею.
Тут Эмили сообразила, что Джек незаметно перевел разговор на нее, и сама задала интересующий ее вопрос:
– А что твой отец?
– Умер несколько лет назад.
– О, извини.
– Ничего страшного. – Он бросил взгляд на плиту. – Вода закипела.
Эмили отвернулась и принялась засыпать макароны в кастрюлю. Ей нужно держать себя в руках. Больше никаких вопросов о его детстве.
Они с Кармеллой интересовались биографией Джека, так как хотели подобрать ему подходящую пару. Но сегодня вечером Эмили испытывала личную заинтересованность. Кажется, Джек очень близок со своей матерью. И, по-видимому, у них были какие-то проблемы с отцом.
Она наблюдала, как из дюжины бокалов в шкафу Джек выбрал любимый бокал ее отца, положил лед и налил содовой. Ей даже представилось выражение лица папы, который бы оценил этот выбор.
Эмили знала, что отец бесконечно любит ее, но он всегда хотел иметь сына, который смог бы взять на себя управление компанией. И это было основной причиной, по которой он способствовал ее браку с Тоддом Бакстером. Тодд считался в «Винтерсофте» «золотым мальчиком», и ее отец всегда помогал ему и приводил в пример как идеального работника.
Она с трудом подавила вздох и принялась помешивать макароны. Нет, отец не был бесчувственным, хотя и относился к ней как ко всем остальным сотрудникам «Винтерсофта». В первые годы работы ей от него доставалось не меньше, чем другим.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики