науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Круг парадоксальности...
Рядом с найденным им топазом через двадцать лет лег так и не найденный алмаз. Рядом с топазом Маши Багрянцевой лежал бриллиант ее дочери. Рядом с топазом, который Маша Багрянцева приняла вместо алмаза, лежал граненый алмаз, который ее дочь украла...
- Что мне делать? - тихо спросила она.
- Идти с повинной.
- Что?
- Отнести кольцо и рассказать всю правду.
- Но меня же посадят.
- Будем надеяться на лучшее. Добровольное признание, кольцо возвращено, ущерба нет, не судима, характеристики положительные...
- А суд будет?
- Скорее всего.
Она глядела на Рябинина, как на многоголовое чудовище, - отпрянула, приоткрыла рот и остановила взгляд.
- Сергей Георгиевич, я пришла к вам за помощью...
- За какой? - чуть повысил он голос.
- Сделайте что-нибудь.
- Что?
- Вы всех знаете, у вас авторитет...
- Освободить тебя по знакомству от уголовной ответственности? Нет.
- Ради памяти о маме, - сказала она то, чего Рябинин давно ждал и чего говорить ей не следовало.
- Вот ради памяти я этого и не сделаю.
- Вы же обещали мне помощь... Любую! Деньги хотели дать...
- Любую, но не противозаконную.
Жанна ничего не сказала - сидела прямо и смотрела перед собой. Но Рябинин понял, что она не видит ни его, ни раскаленной лампы, ни расписанного морозцем окна.
- Я хочу тишины, - тихо выдохнула она.
В кабинете даже батарея утихла.
- Я хочу уснуть и не проснуться...
Лампа горела по-ночному, сонно.
- Сергей Георгиевич, я хочу умереть...
Я хочу умереть, я хочу не проснуться... Рябинин не терпел подобного кокетства. Эти люди, сказав всуе греховные слова, шли домой, ложились и засыпали - до утра.
Жанна открыла сумку, опять замельтешив там скорыми пальцами. Рябинин думал, что она ищет платок. Но скорые пальцы рванули торчащий из сумки какой-то хвостик; рванули, как раскрыли спасительный парашют... В ее руке маятником качался полиэтиленовый мешочек с чем-то белым.
- Сергей Георгиевич, я покончу с собой...
Рябинин не понимал, что у нее в руке. Бомба, взрывчатая смесь, цианистый калий, стрихнин...
- Тут сотня снотворных таблеток.
И тогда он испугался, потому что в его практике бывали случаи, когда взбалмошные девицы легко хватались за снотворное. Мысли о своем уродстве, конфликты с родителями, ссора с дружком... У Жанны причина была серьезнее...
Рябинин вскочил и стрелой бросил руку вперед. Жанна отшатнулась, но уголок мешочка он схватил. Они тянули его в разные стороны ожесточенно, пока полиэтилен не разошелся по шву. Таблетки сыпанулись на пол и градинами запрыгали по паркету.
- Дура! - вырвалось у него.
- А что мне делать? - перевела она дух.
Рябинин так и не сел - ходил теперь по кабинету, и таблетки похрустывали под его ногами.
- Дура!.. - уже убежденно сказал он.
Жанна опять заплакала, но теперешние ее слезы были другими - тихими и безнадежными. Рябинин хрустел таблетками, как морозным снегом.
Допросить, доказать, предъявить обвинение, отдать под суд... А вот как вдохнуть жизнь в это запутавшееся существо? Молодость не очень горюет по настоящему, потому что живет будущим. Жанне теперь казалось, что у нее нет ни настоящего, ни будущего.
- Мне жизнь не мила...
- Ах, не мила? - Рябинин подскочил к ней и чуть не прильнул щекой к ее щеке, соединив их дыхания. - Хочешь кладбищенской тишины? Но кладбище не самое тихое место, Жанна...
Она попробовала отстраниться, задетая его страшным голосом.
- Самое тихое место - это морг. На кладбище хоть птицы поют...
Рябинин отвернулся от нее, как оттолкнулся и вновь пошел хрустеть по кабинету.
- Горе у меня...
- Заболела, да?
- При чем тут заболела...
- У тебя рак? Рак у родственников, у близких? Ах, нет. Тогда нет и горя.
- Судить меня будут!
- Это не горе, это неприятность.
Он понимал, что эти слова не для нее, которая, видимо, за неприятность полагала спущенную петлю на чулке. Но других слов у него не было, и помочь он ей не мог, отчего злился еще больше.
Впрочем, он лукавил самому себе - мог бы помочь. Например, снять трубку и еще раз позвонить инспектору Петельникову, своему другу, и попросить нет, не замять дело и не прикрыть - а лишь вникнуть, вглядеться и вдуматься в собранные материалы. В конце концов, добровольная явка с краденым кольцом... Петельников бы все понял.
Или мог бы придумать ей версию, которых знал сотни. Скажем, завтра является Жанна в милицию, приносит кольцо и рассказывает, как обнаружила его в рукавичке. Или в зимнем сапоге... Попробуй докажи, что кольцо туда не завалилось...
Но Рябинин знал, что не снимет трубку и не придумает ей версию.
- Неужели вам меня не жалко? - спросила она так отдаленно, что ее слова показались эхом.
- Мне маму твою жалко, - вырвалось у него.
Но Жанна этих слов вроде бы не заметила.
- Пусть я ошибаюсь... Но разве у вас не было заблуждений юности?
Рябинин чуть не улыбнулся - им, далеким заблуждениям юности. Да и есть ли они, эти заблуждения? Он не отказался ни от одного из них. А если и отказался, то лишь потому, что с годами поглупел.
- Мои заблуждения были иными.
- Что же мне делать... - сказала она, уже не слушая его.
- Идти с кольцом в милицию и все рассказать.
Рябинин тихо и виновато сел за стол. И чтобы не видеть ни ее, ни своего кабинета, он снял очки и стал их протирать сильно, будто полировал платком вогнутые стекла. Прошла минута, другая, а Рябинин все тер и тер - стекла бы потоньшали, будь его платок абразивным. Когда чистейшие очки он надел и глянул через стол, то увидел надменную, почти незнакомую женщину: глаза прищурены и пусты, арочки бровей вскинуты изломом, губы улыбаются сжато...
- Сергей Георгиевич, плохой вы следователь...
- Возможно, - покладисто согласился он.
- Одну мелочь не заметили...
Рябинин только вздохнул - за свои следственные годы много он не заметил мелочей и не мелочей.
- Откуда я могла знать об изъяне, о сколе, когда брала бриллиант?
- Потом глянула.
- Что ж, я с собой лупу ношу?
- Могла дома рассмотреть.
- Нет, Сергей Георгиевич.
- А что же?
- Бриллиант мой.
Он усмехнулся, догадавшись: ее последняя ложь, спасительная ложь. Жанна хотела остаться в его глазах честной и уйти из этого кабинета так же гордо, как и вошла. Он подавил глупую усмешку, решив ей помочь:
- А я догадался, что ты меня весь день разыгрываешь.
Она протянула ему руку и показала на пальце след от кольца.
- Ага, - согласился Рябинин, с далекой опаской, что цепь ее неправды еще не кончилась.
- Я говорила вам про свадьбу... Помните, как Георгий выпил шампанское, а на дне лежали ключи от квартиры? На дне моего бокала оказалось кольцо с бриллиантом.
- Какое кольцо? - спросил он, догадываясь.
Она кивнула на стол, где лежали топаз и бриллиант. Рябинин смотрел на камни, на их разный блеск, и мысль его ушла на далекий круг - на круг парадоксальности. Польза, любопытство, любовь - это лишь главный круг, но под ним много иных кругов, как планет под солнцем. И может быть, мало знать только Главный круг, ибо мир состоит из кругов больших и малых.
- А Лалаян... - начал Рябинин.
- Да, это его супериха.
- Она тебя не знает?
- Никогда не видела.
- А как же попало к ней твое кольцо?
- Георгий понес бриллиант к ювелиру показать сколик... Как он скажется на цене. И потерял. А я поверила, как последняя дура.
- Ну, а дальше?
- Подкараулила эту Лалаян и хотела ей кое-что высказать. Попросила подвезти до площади, села к ней в машину. И вдруг на ее пальце мой камень блеснул. Верите, от злости, от обиды у меня кровь свернулась. А дальше вы знаете...
- Выходит, украла собственное кольцо?
Жанна кивнула с прорвавшейся радостью.
- Почему же сразу не сказала?
- Стыдно...
- А почему в милиции не призналась?
- Стыдно...
Они молчали - тихий ангел пролетел по кабинету.
Плохой он следователь... Качества следователя проверяются преступником, но последнего не оказалось. Да и не смог бы он вести следствие против дочери Маши Багрянцевой. Не следователь он плохой...
Рябинину всегда казалось, что как бы он ни общался с человеком, тот всегда бывал от него в некотором отдалении. Где-то в глубине чужого сознания лежала самая суть, к которой Рябинин пробивался, бессильно барахтаясь на какой-то поверхности. Он разгребал метры-килограммы-рубли, отталкивал повседневность и отпихивал злободневность, гребя все туда, к сути - может быть, к душе. Иногда нарочно выпивал с теми людьми, в которых билась эта суть-душа; становился к ней так близок, что, казалось, видел свет ее... Но то бывал лишь отблеск. И Рябинина все чаще дергала непринимаемая мысль - а может ли человек пробиться к человеку? Не слишком ли мы закрыты друг от друга грудной клеткой, черепом, интеллектом, социальностью?
А Жанна весь день была закрыта и ложью.
- Сергей Георгиевич, как жить с таким мужем?
- Не живите.
- Рядом существо в облике человека. Ходит, что-то делает, обменивается функциональными словами... Но с ним даже не поговорить. И тогда становится страшно. Кто это рядом со мной?
- Не живите, - повторил он.
- Можно... я приду к вам... потом?
- Я буду ждать тебя.
Рябинин встал и начал суетливо запихивать бумаги в сейф. Она смотрела на него, догадавшись, что он уходит, и ни о чем не решаясь спросить.
- Идем, Жанна.
- Куда?
- В милицию, к инспектору Петельникову.
- Не знаю, как мне теперь...
- Я знаю, - оборвал он, захлопывая сейф.
- Сергей Георгиевич, - сказала она так невнятно и вроде бы издалека, что Рябинин опять сел. - Возьмите топаз себе. Для вас это не просто камень...
Для него в этом камне застыло время, как мошка в тысячелетнем янтаре. Маша Багрянцева ушла, но то время остановилось и теперь мерцало оттуда, с берегов быстроструйной реки. Кто сказал, что время неостановимо...
- Спасибо, Жанна.
Она вздохнула откровенно, стряхивая этот день с покатых плеч. И вдруг тем незабвенным движением вскинула руку ко лбу и подалась к Рябинину с ясным и милым лицом:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики