ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Б а д и р о в. Вот и прекрасно. Возьмите с собой кого-нибудь из бригады. Сколько человек еще не отдыхало в этом году, кроме вас?
З а у р. Один. Рауф Мамедов.
Б а д и р о в. А, этот рабочий, помощник бурильщика? Он, по-моему, старательный мальчик и, кажется, учится в заочном институте? Что-то я подписывал недавно в связи с этим.
З а у р (кивает) . Он здесь, в приемной.
Бадиров нажимает звонок. Входит Нармина.
Б а д и р о в (Нармине) . Пригласите Мамедова. (Зауру.) Кстати, у вас в бригаде все рабочие учатся?
Нармина выходит.
З а у р. Все, кроме Сабира Топчиева.
Б а д и р о в. Ну, этот сам может многому научить. Фантазер только. (Вошедшему Рауфу.) Здравствуй, садись, пожалуйста. (Зауру.) А вас я прошу неукоснительно следить за тем, чтобы никто не бросал учебу. Иначе о профессионализме и речи быть не может. Темп-то в технике! Только поспевай за ним. А то получится, как в этом году в сельском хозяйстве: на сто тракторов в нашей республике — семьдесят пять трактористов! Слава богу, в нефтяной промышленности пока таких казусов не случалось. Где-то здесь ваши приглашения. (Потянулся к папке на столе.)

В это время снова вошла Нармина.
Н а р м и н а. Извините, звонят из Академии.
Б а д и р о в. Кто?
Н а р м и н а. Вице-президент.
Ба д и р о в. Соедините. (Берет трубку, совсем другим тоном.) Здравствуйте, дорогой мой! Рад тебя слышать... Нет, это не ошибка, я действительно снял свою кандидатуру. Категорически не хочу… Разумеется, могу объяснить… Нет-нет, никаких таких причин. Я очень признателен и польщен, что вы сочли возможным выдвинуть меня на звание члена-корреспондента, но баллотироваться не буду… (Перехватывает взгляд Заура, улыбнулся.) Хорошо, буду откровенным. Только между нами?.. Помирать не хочется… Правильно, правильно расслышал. Не хочется раньше времени умирать . Я-то хорошо представляю, что меня ожидает. Три месяца острого нервного напряжения, четыре тура выборов, на каждом из которых будет отсеиваться энное количество соискателей. Верно?.. Непонятно?.. Пожалуйста, объясню. Если изобразить смертность среди научных работников нашего с тобой возраста в виде графика, то пик его по времени совпадает с окончанием выбора в Академию. Я как раз в том возрасте, когда такого рода развлечения строго противопоказаны. Теперь понял?..
Р а у ф (воспользовавшись паузой, Нармине) . Больше меня не уговаривай, ни за что в академики не пойду, жизнь дороже. Слышишь? (Сидя в кресле, пытается обнять ее.)

Нармина сразу же отходит.
Б а д и р о в (продолжает телефонный разговор) . Возможно, преувеличиваю. Возможно. Но несколько лет жизни у меня эти выборы отобрали бы, а они мне очень нужны самому… Нет, не пожалею. В конце концов, науку можно делать и без звания члена-корреспондента. Кандидатуру мою сними. Всего доброго. (Положив трубку.) Я всячески стараюсь избежать всей этой суеты. Работаю, получаю от работы удовлетворение, и на старости лет принимать участие во всех этих бурных событиях нет у меня ни желания, ни физических возможностей. Возраст, ребята, уже не тот, да и здоровье… А вы как думаете?
Н а р м и н а. Правильно сделали, что отказались! Надо и о себе хоть раз позаботиться.
З а у р. Я бы не сказал, что вы производите впечатление человека старого или больного.
Б а д и р о в (спокойно) . Пятнадцать лет назад, после первого сердечного приступа, я дал себе слово избегать всего лишнего, что непосредственно не связано с моей работой.
Р а у ф (неожиданно для всех) . Я бы ни за что не отказался. И для сердца от этого только польза была бы.
Б а д и р о в (улыбается) . Вам этого еще не понять. (После паузы.) Не скрою, хотелось бы стать академиком, да не только этого хочется, если покопаться в себе… Но… (Развел руками.) Вернемся к нашему разговору. Так, значит, вы, Заур, и…
З а у р. Рауф Мамедов.
Б а д и р о в. Поедете на этот семинар. Проходить он будет в Международном молодежном лагере на берегу моря. Люди там соберутся интересные. Всего вам доброго. (Достал из папки конверт и протянул Зауру.) Пожалуйста. Мне кажется, вам надо развеяться. Не знаю, как у вас, но у меня после нашей последней встречи остался неприятный осадок. (Полувопросительно.) Теперь, кажется, все вошло в норму… Счастливого пути!
Заур и Рауф уходят.
(Нармине.) После наших последних событий эта поездка как нельзя более кстати. Пусть развлечется немного, а то слишком он ушел в себя. Вам не кажется?
Н а р м и н а. Заур? По-моему, все уже прошло. Вы так говорите! Он же очень здоровый и спокойный человек.
Б а д и р о в. Тем лучше, если вы правы. А я думаю, что к нему нужно относиться внимательнее. Он не похож на других. Слишком много сейчас развелось молодых людей энергичных и вполне толковых, которые чересчур хорошо знают, что им нужно…
Н а р м и н а. Разве это плохо?
Б а д и р о в. Не плохо и не хорошо. Это нормально. А такие, как Заур, попадаются чрезвычайно редко, уж мне-то вы можете поверить. И грош цена была бы мне, если бы я не разглядел то особенное, что есть в Зауре. Не скрою, в будущем я на нею очень рассчитываю. Разумеется, все это между нами.
Н а р м и н а. По-моему, я никогда…
Б а д и р о в. Конечно, конечно, извините. Пожалуйста, соедините меня с домом.
Н а р м и н а. Неужели вы с ней еще будете разговаривать?
Б а д и р о в. Вы, наверное, уже успели заметить, что я к вам очень хорошо отношусь, хотя бы потому, что я и откровенен и советуюсь с вами… Но не забывайтесь! Моя жена — это моя жена, и о ее недостатках могу говорить только я. Прошу вас это запомнить. Вам все ясно? А теперь соедините меня с домом.
Приемная.
Заур и Рауф.
Р а у ф (Зауру) . Ну вот видишь, как все хорошо получилось. А ты боялся идти. Нет, с Бадировым, конечно, можно иметь дело… Когда у него хорошее настроение.
Входят Бадиров и Нармина.
Б а д и р о в (Нармине) . Улетаю в город. Буду в пять часов. (Уходит.)
Р а у ф (Зауру) . Я чуть задержусь, ладно? Ты меня подожди на пристани.
Заур уходит.
(Нармине, очень теплым, проникновенным тоном.) Сердце мое кровью обливается, когда вижу тебя грустной.
Н а р м и н а. Мне и вправду очень грустно.
Р а у ф. Я на любом расстоянии чувствую это. Если вдруг на душе у меня без всякой причины становится хорошо, я понимаю — моей девочке сейчас весело, если…
Н а р м и н а. И часто на душе у тебя хорошо?
Р а у ф. В том-то и дело — за последнее время редко. (Подходит к Нармине, кладет ей руки на плечи.)

Нармина, вздрогнув, оглядывается на дверь кабинета.
Успокойся, тиран уехал. Это как раз тот случай, когда государственные интересы совпадают с личными. Он сейчас летит в вертолете к высокому начальству и даже не подозревает, что на самом деле его вызвали только для того, чтобы я, Рауф Мамедов, мог спокойно поговорить с тобой!
Н а р м и н а. Как бы не так, к начальству! Свояченица сказала, что у старой овцы сердечный приступ! Раз в месяц она эту комедию разыгрывает. А он на четыре часа совещание назначил. Ужасно расстроился, ты же знаешь, какой он в делах точный, но отменил и поехал, хотя и знал, что никакого приступа нет, просто вызвала убедиться, что за десять дней он от нее не отвык, - в лучшем случае истерика на почве злости.
Р а у ф. А чего же он тогда поехал?
Н а р м и н а. Попробовал бы не поехать. Вот уж тогда без сердечного приступа не обошлось бы. У него. Она бы довела, можешь мне поверить!
Р а у ф. Удивительная история. Такой умный, сильный человек и не может поставить на место жену.
Н а р м и н а. Когда женщина на десять лет старше мужа…
Р а у ф. Неужели на десять?
Н а р м и н а. Ну, на четыре… то он обычно относится к ней, как к строгой маме, которая на старости лет заслужила право на уважение единственного сына.
Р а у ф. Слушай, может у человека и вправду сердечный приступ?
Н а р м и н а. Все может быть. Если бы на месте этой старой курицы я посмотрелась в зеркало, то и у меня, наверное, с сердцем было бы плохо.
Р а у ф. Ты уж скажи точно, чтобы при встрече я не попал в глупое положение: как мне к ней обращаться — старая овца или старая курица?
Н а р м и н а. Ну ее! Говорить тебе больше не о чем?
Р а у ф. Я по тебе очень соскучился. (Обнимает ее. Целует.)
Н а р м и н а (отходит от него) . Хватит. Могут войти.
Р а у ф (тянет ее за руку к двери в кабинет) . Иди сюда. В кабинет Бадирова уж точно никто не посмеет войти. Идем, маленькая, я тебя приласкаю, я так соскучился по тебе.
Н а р м и н а. Нет, нет, туда я не пойду.
Р а у ф. Он же улетел, ты что, не слышала?.. Или тебе не хочется побыть со мной?
Н а р м и н а. Да нет!.. Я не могу… Не могу остаться с тобой в этом кабинете. Мне кажется, он об этом непременно узнает. Не обижайся, ладно? Вечером встретимся.
Р а у ф. Жаль. Когда еще такой случай представится. (Прижимает ее к себе.) Слушай, а может быть, зайдем все-таки?
Нармина качает головой.
И с чего это тебе взбрело в голову, что Бадиров может узнать?
Н а р м и н а. Сама не знаю. Когда он смотрит, мне кажется, что все он обо мне знает… Уходи, сюда кто-то идет.
Р а у ф (крутит головой) . Здорово он на тебя с Зауром действует, ничего не скажешь. Ладно. Что я тебе хотел сказать?.. Стоит дотронуться до тебя, все из головы вылетает. Да! Я хочу зайти к вам сегодня вечером. А то нехорошо получается — сколько времени встречаемся, а я до сих пор у вас дома не был.
Н а р м и н а. Сегодня? Слушай, а может быть, не стоит пока?
Р а у ф. Все понял. Обещаю, что буду вести себя… вернее, буду терпеть все. Увидишь, какой я дипломат.
Н а р м и н а. Обещаешь?
Р а у ф. Обещаю (Целует ее.) До вечера.
Стальной остров — основание с буровыми вышками в открытом море.
Заур и Рауф просматривают результаты замеров.
З а у р (Рауфу) . По-моему, все сделано. Осталось только с Сабиром переговорить. Замещать меня это время будет он.
Р а у ф. «Переговорить». Он и без тебя все знает. Мне иногда кажется, что у него не пальцы, а сверхчувствительные приборы. Стоит ему лидонь на колонну положить, уже все знает, что на дне моря делается.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики