ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


М а т ь Н а р м и н ы. А что ты можешь? (Кивает на нарды.) Кроме этого? Ничего, ничего, я ему сама скажу. Не посмотрю, что он твой начальник.
Р а у ф. Еще как скажет! Лично я верю.
Отец Нармины встает, хочет закрыть нарды.
Мы же еще не кончили!
О т е ц Н а р м и н ы (похлопывает Р а у фа по плечу) . Ладно, ладно, ты выиграл. (Закрывает нарды, уходит.)
Р а у ф (очень приветливо матери Нармины) . А я хотел с вами сыграть партию.
М а т ь Н а р м и н ы. Со мной?.. Напрасно. Интеллигентный человек не должен играть в эту игру.
Р а у ф. А во что он должен играть?
М а т ь Н а р м и н ы. Если когда-нибудь станете интеллигентным человеком, сами догадаетесь. (Мужу.) Помоги мне на кухне.
Н а р м и н а. Я помогу тебе.
М а т ь Н а р м и н ы. Нечего. Его гости — пусть он и помогает. (Уходит.)
Р а у ф. Всего три слова! Ты даже представить себе не можешь, какие это нужные слова!
Н а р м и н а. Скажи!
Р а у ф. При тебе никак не могу. Вот если бы я был на месте твоего отца, ты их, наверное, сейчас услышала бы! Ах, какие слова!
Н а р м и н а. Ты опять начинаешь?
Р а у ф. Будь справедливой, весь вечер молчу, хотя чувствую, как из-за этого молчания у меня ухудшается здоровье. Да ладно, бог с ней. Я же пришел по серьезному делу… Пришел спросить, как ты посмотришь на то, чтобы мы поженились после моего возвращения с семинара?
Нармина, улыбаясь, смотрит на Рауфа.
(Целует ее.) Вместе будем завтракать, вместе уезжать на работу. Представляешь — всю ночь вместе! Все у нас будет, все, что ты захочешь. Не сразу, конечно, но все будет!
Н а р м и н а. Ничего мне не надо. Ты мне только одно обещай, но серьезно. Сперва подумай, а потом обещай.
Р а у ф. И думать не буду, заранее обещаю все, чего бы ты ни захотела.
Н а р м и н а. Только одно. Что мы с тобой никогда не будем ругаться. Даже если кто обидит другого. Никто из нас никогда не закричит. Обещаешь?
Р а у ф. Разумеется. Странные мысли какие.
Н а р м и н а. Думаешь, странные? Может быть… Несколько лет назад мы были в Кисловодске, и там в одном доме с нами снимала квартиру одна пара; оба уже немолодые люди. И ты знаешь, они были друг с другом на «вы». Тогда мне это показалось ужасно смешным.
Р а у ф. Господи, Нарка! Ты хочешь, чтобы я с тобой на «вы» разговаривал?
Н а р м и н а. Нет, конечно. Я только хочу, чтобы мы никогда не ругались. Чтобы не было стыдно перед соседями, на работе, перед самими собой… И еще, пожалуйста, обещай, что ты будешь ладить с моей мамой.
Р а у ф. После того как мы будем жить вместе — это не проблема.
Н а р м и н а. И ведь всего-то каких-то три месяца. Я понимаю, тебе это нелегко, но ради меня ты потерпи. Я вчера смотрела отчет — наш дом будет сдан в начале ноября, от силы — в середине.
Р а у ф. Подожди-подожди, ты, кажется, думаешь, что эти три месяца мы проживем с твоими родителями?
Н а р м и н а. А где же? К тебе нельзя, там и так тесно, а у нас все-таки три комнаты.
Р а у ф. Хоть пять! Мы снимем комнату и будем в ней жить, пока не получим квартиру.
Н а р м и н а. Зачем? У меня здесь есть своя комната. Мы же обидим отказом моих родителей. Они мне ничего плохого не сделали, как же я им объясню свой уход?
Р а у ф. Скажи им, что я с твоей дорогой мамой в одном городе жизнь с трудом выдерживаю, а уж в одной квартире!..
Н а р м и н а. Оставь мою мать в покое!
Р а у ф. Я только и хочу, чтобы все оставили друг друга в покое. Если хочешь знать, я и жениться так тороплюсь, чтобы тебя от нее избавить. Мне же тебя жалко. Посмотри, на кого ты стала похожа!
Н а р м и н а (обхватив ладонями голову) . Не хочу тебя слушать.
Мать Нармины входит в комнату, ставит на стол блюдо.
За ней — Отец Нармины, он помогает жене.
М а т ь Н а р м и н ы. Все. С избытком хватит для твоих выскочек. Спасибо еще пусть скажут, что их в приличный дом пригласили.
О т е ц Н а р м и н ы. Ей-богу, зря ты так. Он очень неплохой человек, да и она…
М а т ь Н а р м и н ы. Домработница и выскочка. Ты не замечаешь, каким тоном она разговаривает. Прошлый раз… Все! Хватит! Я тебя в последний раз предупреждаю, чтобы ноги ее больше в моем доме не было. Благодаря тебе я ко многому в жизни привыкла, но еще ее терпеть — это сверх моих сил. Я согласна, у меня было время привыкнуть, опускались мы постепенно, и тем не менее всему есть предел.
О т е ц Н а р м и н ы. Почему это мы опустились? Чем мы хуже других?
М а т ь Н а р м и н ы. В том-то и несчастье, что ты не чувствуешь этого. У тебя же самолюбия нет. Посмотри, как живут семьи твоих товарищей, вместе с которыми ты начинал. Оглянись вокруг! Все они выбились в люди, занимают прекрасное место в обществе. Даже этот слабоумный Кулиев, над которым все смеялись…
О т е ц Н а р м и н ы. Кулиев? Ты хочешь, чтобы я взятки брал? Да?
М а т ь Н а р м и н ы. Да кто тебе их даст! Люди знают, кому их давать. Этого положения надо еще добиться. Так что не беспокойся — твоей честности ничто не угрожает. Да что там говорить… Я давно примирилась с тем, что я жена неудачника. Даже с тем, что моя единственная дочь вынуждена сама зарабатывать себе на жизнь… Боже мой, если бы кто-нибудь знал, что это такое — быть женой неудачника.
Н а р м и н а. Мама, я тебя прошу, прекрати. И никакой папа не неудачник.
М а т ь Н а р м и н ы. А кто он? Я у тебя спрашиваю? Чего он добился в жизни? (Видит на столе грамоту, берет ее и поднимает над головой.) Вот. Это все, что он сумел. Стал чемпионом по нардам в своем одноэтажном учреждении! Ничтожество! (Рвет в клочья грамоту.)

Отец Нармины молча берет со стола обрывки грамоты, идет с ними к книжному шкафу.
Р а у ф. Зачем вы это сделали? Разве так можно?
Н а р м и н а. Рауф.
М а т ь Н а р м и н ы. Скажи этому малограмотному молокососу, чтобы он не смел больше ко мне обращаться! Мало мне того, что ты его привела в дом, он еще будет делать мне замечания. Посмотри, на кого он похож, на его манеры… Представляю, в какой семье он вырос!
Н а р м и н а. Мама! Я прошу тебя!
М а т ь Н а р м и н ы. У тебя же вкуса нет! С кем ты связалась? Ну посмотри!
Все смотрят на Р а у фа. Вдруг резким движением он хватает с подоконника ножницы и идет на мать Нармины.
Вы что?!
Рауф проходит мимо нее, подходит к торшеру, выдергивает штепсель из розетки и втыкает в нее ножницы. Раздается треск, сыплются искры, наступает темнота. Рауф смеется.
(Испуганным голосом.) Вы с ума сошли!
О т е ц Н а р м и н ы. Гюля, не бойся, я сейчас вставлю пробку.
Загорается свет. Рауф снова втыкает ножницы. Смеется в темноте.
Г о л о с Р а у фа. Как только я вернусь, мы уйдем отсюда навсегда. Я очень люблю тебя, Нарка.
Г о л о с Н а р м и н ы. Если бы ты знал, как мне это надоело.
Г о л о с Р а у фа. Что надоело?
Г о л о с Н а р м и н ы. Твоя любовь, моя любовь, наша любовь, ты, моя мать, я сама себе…
Г о л о с Р а у ф а. Это потому, что ты очень устала. Я вернусь, все будет в порядке. Вот увидишь!
Г о л о с Н а р м и н ы. Да, ты прав. Я очень устала.
Квартира Заура.
Он укладывает чемодан.
Здесь же Рауф.
Р а у ф. Каждый раз мне твоя квартира напоминает сельскую публичную библиотеку. Никакой системы на полках. Что удается достать, то ты на них и пихаешь. Вот полюбуйся — «Руководство по технике безопасности» — и рядом «Винни-Пух и все-все-все». Хорошо, что, кроме меня, этого никто не видит. Представляю, что соседи бы сказали!
З а у р. Что же, по-твоему?
Р а у ф. Вообще трудно заранее знать, что они могут по этому поводу сказать. Вот, например, если бы ты привел женщину и она под утро вышла бы на балкон полюбоваться рассветом, то я мог бы точно сказать, что они скажут, что напишут и куда.
З а у р. Что же в этом плохого?
Р а у ф. Наоборот, только хорошее. Но соседи очень не любят видеть на чужих балконах голых женщин. Так уж они устроены.
З а у р. А почему она должна быть голой?
Р а у ф. Ну, знаешь, если она под утро будет еще одетой — грош тебе цена. Но, в общем, ты прав — с тобой этого никогда не случится, очень уж ты у нас правильный. Представляю, какие к тебе женщины ходят! «Ах! Что вы делаете? Немедленно застегните! Я не могу без скрипки; неужели вы не играете на скрипке? Глупый, он сбоку расстегивается! А как вам нравится Том Джонс?!»
З а у р. Иди к черту!
Р а у ф. Мой тебе совет — с такими бабами не связывайся. Сплошная нервотрепка, - все удовольствие пропадает.
З а у р. Вот сам и держись от них подальше.
Р а у ф. И держусь. Со мной все всегда в порядке. Я за близких мне людей беспокоюсь. В прошлом году Нарминка — она тогда еще не работала, на очном отделении училась — пригласила меня на литературный концерт. Говорит, приехал всемирно известный декламатор, чтец, будет «Одиссею» читать и еще что-то…
З а у р. «Илиаду».
Р а у ф. Вот-вот.
З а у р. А как ты «Одиссею» запомнил?
Р а у ф. Фильм тогда шел — «Похождения Одиссея». Я только на берег приехал, не отдохнул еще, на ногах еле держусь, только о кровати своей и мечтаю. Попробовал отвертеться, ничего не получилось, делать нечего — пошел. Пришли вовремя — актовый зал переполнен. Мужчин по пальцам перечесть можно. Ты же знаешь, у них на каждую группу по одному-два парня всегда приходится. Сидят, ждут, а лица такие, как будто не на концерт пришли, а на митинг в защиту парагвайских повстанцев. Девицы все серьезные, половина в очках. Я еще, помню, удивился ужасно, когда заметил, что у одной такой девицы, моей соседки, есть грудь; я даже не сразу сообразил, что это у нее такое торчит — вроде бы совершенно посторонняя вещь. Глаза слипаются — сил нет, пальцами веки придерживаю. Наконец-то появился этот знаменитый чтец. Все сразу оживились, захлопали; он раскланялся и сел в кресло посредине сцены, откинулся на спинку, руки на подлокотники положил, даже глаза закрыл — до того, видно, ему было удобно в этом кресле. Все сидят, ждут. И он молчит. Мы очень близко к сцене сидели — я его хорошо разглядел. Лицо ужасно хитрое и ехидное, все в морщинах, а нос у него, я тебе скажу, выдающийся был, длинный, с красными прожилками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики