ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Известно ли вам, что более ста семидесяти различных компонентов делают вино запоминающимся? – Перечисляя кое-какие из них, граф загибал пальцы:
– Сахар, дубильные вещества, дрожжи, минеральные соли, кислоты, эфиры, полифенолы, альдегиды…
Он показал им бочки, в которых вызревало вино, деревянные чаны для брожения и огромные круглые давильные прессы.
– Почему теперь используют бочки из нержавеющей стали? – спросила Джуно.
– Так проще регулировать температуру брожения, – презрительно ответил Стефан. – То, что делалось прежде и что мы делаем здесь до сих пор, выдерживая бочонки в холодных погребах, теперь модернизируется: применяют рефрижераторные установки. За все гак называемые передовые технологии приходится расплачиваться: качество вина ухудшается. Пословица «истина в вине», хотя и означает нечто иное. но она применима в данном случае. Пренебрегая качеством вина, мы утрачиваем его подлинность, истинность. – Приведя спутников в подвал, где выдерживались вина, Стефан продолжал:
– Виноделие – искусство, выработанное в течение двух тысячелетий. Конечно, отчасти это и бизнес. Увы, в наши дни коммерческие соображения возобладали над всеми прочими. Так же, как в современных художественных салонах, особенно в нынешней Америке. «Подлинные полотна, масло!» Да… однако имеют ли они отношение к искусству?
– Вы изобразили все весьма пессимистически, – заметила Джуно.
– Между тем дегустация показывает, что новые методы дают неплохие результаты, – проговорил Алекс.
Граф пожал плечами:
– Даже если вкус недурен, в нем обычно нет многогранности, но не это главное. Один вкус ни о чем еще не говорит. – Они шли вдоль стеллажей с бутылками. Стефан достал с нижней полки пыльную бутылку. – «Шато Мурдуа» урожая 1943 года, последнее настоящее бургундское, изготовленное в этом поместье при жизни моего деда. – Он поставил на стол бокалы и откупорил бутылку. – Оно очень быстро выдыхается. Понюхайте.
Джуно ощутила густой фруктовый аромат.
– Потрясающе! – воскликнула она. – Непостижимо!
– Восхитительно! – сказал Алекс.
Стефан налил вино в бокалы.
– Посмотрите на свет. Видите оттенок? Понюхайте букет, покрутите бокал в руке, вот так… Теперь отведайте.
– Оно не похоже ни на одно из знакомых мне вин.
Оно… – Джуно подыскивала слова. – Такое же ощущение появилось у меня сегодня утром в библиотеке, когда я писала письма… ощущение причастности к ушедшим эпохам.
– Верно, – согласился Стефан. – А что, если бы я сказал вам, что замок вовсе не древний, а построен всего тридцать лет назад с применением цемента и армированного бетона?
– Ну, – Джуно смутилась. – Замок все равно очень красивый. Впрочем, я понимаю вас.
– И самая лучшая подделка не имеет подлинности оригинала. Настоящего наслаждения она не даст. Помните: на свете нет ничего, что можно назвать «превосходной подделкой».
Алекс поднял бокал.
– За замок Мурдуа! За подлинность!
Они чокнулись и выпили.
В тот вечер Стефан пригласил гостей на ужин в трехзвездочный ресторан в Type, где собравшихся – французских аристократов и нью-йоркских магнатов – угощали самыми изысканными блюдами.
– Подбор гостей был не слишком удачен, – сказала потом Лидия Джуно и Алексу. – Все равно что смешать «Дом Периньон» и «Бэбичам».
После ужина все возвратились в Мурдуа, и там, на поляне с видом на Луару, наслаждались цветомузыкой.
За этим последовали карты, бильярд, коньяк, ликеры.
Наконец гости разошлись по своим комнатам.
– Не засиживайся слишком долго, дорогая. Утром я хотела бы поговорить с тобой, – сказала Марджори Форест дочери.
– О Боже! – Лидия изобразила ужас, когда мать вышла. – Надеюсь, она не станет рассказывать мне о птичках и пчелках?
Когда Стефан, Лидия, Алекс и Джуно остались вчетвером, Алекс сказал:
– Ну а теперь пора вручить вам наши свадебные подарки. – Он и Джуно направились наверх.
Стефан обнял и поцеловал Лидию:
– Завтра в это время ты уже будешь графиней де ла Рош. И вся эта утомительная суета останется позади.
– Мне хочется поскорее уехать с тобой. Я готова даже сбежать раньше времени.
Стефан рассмеялся:
– Твои друзья мне очень понравились.
– Правда? Я тем более рада, ибо опасалась, как бы они не показались тебе…
– Вот и напрасно, любовь моя.
Вернулись Алекс и Джуно.
Вручив подарки молодым, Джуно пояснила:
– Для Стефана у нас общесемейные сувениры, а вот для Лидии – нечто сугубо личное. Вы не обидитесь, Стефан?
– Конечно, нет, вы же старые друзья. Я не ревную…
Графу предназначались греческий кувшин для вина от Алекса и серебряная рамка для фотографии с национальным орнаментом навахо – от Джуно.
Лидия получила свернутую в рулон картину – групповой портрет трех друзей, написанный когда-то Холлисом.
– Тебе придется заказать новую раму, – сказала Джуно. – Старую не пропустили бы в самолет.
Лидия поцеловала подругу:
– Это чудесный подарок. Я повешу картину в маленькой гостиной рядом с моей спальней, где теперь мне будет еще уютнее.
– Я начинаю ревновать, – улыбнулся Стефан.
Алекс подарил Лидии экземпляр своей только что законченной пьесы «Путешествие на воздушном шаре» с дарственной надписью.
– О, Алекс! Я с наслаждением прочту ее!
– Обрати особое внимание на роль Линни. Надеюсь, что ее сыграешь ты. Я уже отослал пьесу агенту в Нью-Йорке. Он вполне одобрил ее.
Лидия закурила сигарету.
– Боюсь, Алекс, тебе придется подыскать другую актрису на эту роль. Я… то есть мы со Стефаном решили, что мне не стоит делать артистическую карьеру. Теперь у меня будет много обязанностей: поездки, приемы… и дети, конечно. – Она улыбнулась Стефану и взяла его за руку. – Но мы непременно приедем на премьеру и будем громче всех кричать «Браво!», – Обязательно, любовь моя. Понимаю, тебе хотелось бы всю ночь проболтать с друзьями, но отдохни хоть немного. Пойдем, дорогая. – Стефан поднялся, поцеловал Джуно и пожал руку Алексу. – Спасибо за чудесные и оригинальные подарки. Спокойной ночи.
Лидия обняла друзей.
– Спасибо, что приехали, без вас мне было бы трудно выдержать этот уик-энд. – Она последовала за Стефаном.
Алекс взял со стола графин с коньяком.
– Пойдем-ка наверх и попробуем разобраться в ситуации. Эта комната слишком велика для задушевного разговора.
– Ты расстроен?
– Еще бы! Я написал эту проклятую пьесу для Лидии. Она блестяще сыграла бы в ней главную роль. И что же я слышу? «Мы со Стефаном решили, что мне не стоит делать артистическую карьеру» Боже правый!
– Идем, а то ты очень кричишь. Этак всех слуг разбудишь.
Войдя в комнату Джуно, Алекс сказал:
– Ты права, не стоит Лидии выходить за него замуж.
Он превратит ее в безмозглую домохозяйку.
– Да, но сейчас ей хочется удовлетворять его желания. Со временем это пройдет.
– У меня нет времени. Я мечтал, что она сыграет в моей пьесе.
– Но у тебя еще нет продюсера. А пока ты его ищешь, Лидия, возможно, образумится.
– Я надеялся, что Лидия станет премьершей, а Стефан – продюсером. Ах, пропади все пропадом!
Джуно открыла окно.
– Мы все изменились. Боюсь показаться наивной, но я полагала, что мы всегда будем неразлучны. Досадно, что у Лидии появился Стефан. Я даже немного ревную. Конечно, мы все равно останемся друзьями, но прежнее никогда не повторится. Мы уже никогда не будем так близки и свободны. – Джуно села на подоконник. – Увы, наверное, мы взрослеем.
Алекс сел рядом с ней.
– Лидия сама отошла от нас, а мы с тобой, как и раньше, близки и свободны. Давай-ка ляжем и поболтаем.
Расположившись на кровати, Джуно сказала:
– Как ни крути, а мне очень грустно. Словно я потеряла часть себя.
Алекс поставил на столик пустую рюмку.
– Пусть мы потеряли Лидию, но нас-то самих ничто не заставляет расстаться. Может, это перст судьбы?
– Я тоже об этом подумала.
Они поцеловались, но мгновение спустя Джуно отстранилась.
– Я не могу заниматься с тобой любовью, когда Лидия за стеной. Мне как-то не по себе в этом доме, хотя я действительно хочу тебя, ты знаешь. – Алекс не ответил, и Джуно, удивленно посмотрев на него, поняла, что он спит.
Нежно поцеловав Алекса, она сняла с него ботинки и укрыла одеялом. Надев ночную рубашку, Джуно устроилась рядом с ним. Алекс что-то пробормотал во сне и обнял ее.
Когда Джуно проснулась, Алекса уже не было. Она оделась и спустилась в столовую, где был сервирован легкий завтрак а-ля фуршет. Есть ей не хотелось, и она вышла на террасу. Пасмурное небо предвещало дождь.
Рабочие монтировали брезентовый павильон и расставляли столы и стулья для предстоящей церемонии.
Вскоре появился Алекс в вельветовых брюках и льняной спортивной куртке с бутылкой минеральной воды перрье.
– Как ты думаешь, если я закажу новую голову, мне успеют доставить ее к вечеру? Видимо, вчера я переоценил свои силы.
– Что ты имеешь в виду? Если свою невинность, то успокойся: вчера ты не потерял ее.
– О, мне трудно даже смеяться! Пойдем, я кое-что тебе покажу.
Он взял ее за руку. На поляне на глазах любопытных зрителей надували горячим воздухом огромный воздушный шар красного цвета.
– Экипаж для молодоженов, – пояснил Алекс. – Если позволит погода.
– Стефан умеет жить на широкую ногу. Не привязать ли к корзине старые башмаки и консервные банки?
– Я уже видел Лидию, похожую на Марию Антуанетту перед казнью. Она страшно испугана.
– Может, это и хорошо. Страх отвлечет ее. А кто будет управлять шаром?
– Сам Стефан. Он, оказывается, страстный любитель воздухоплавания. Это одно из хобби человека эпохи Ренессанса. Лидия станет первой невестой, которая поверх подвенечного платья наденет парашют.
Поздним утром, когда в ратуше проходила гражданская церемония бракосочетания, начал накрапывать дождь. Но к полудню тучи разошлись, и к четырем часам, когда из Парижа и из соседних поместий съехалось сотен пять гостей, выглянуло солнце.
Стефан и Лидия обменялись клятвами. Жених выглядел весьма импозантно в визитке и серых брюках, а Лидия пленила всех в своем кремовом платье и изумрудном колье, принадлежавшем прабабке Стефана. Волосы ее украшала диадема из виноградных листьев и крошечных розочек.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики