науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но я толстокожий туповатый гоблин, а потому, подскочив к столу, так ударил по нему кулаком, что он чуть не перевернулся.
— Как вы их отпустили без меня? Кто там за ними присматривает? Вы же знаете, что они ходячая катастрофа и постоянно вляпываются во всякое дерьмо! — Кажется, у меня пошел из ушей пар. Близнецы — моя семья, они ближе мне моих многочисленных родственников, оставшихся на Уруке, и сейчас проснувшийся во мне дух древних воителей требовал крови. Сказать, что я рисковал, это не сказать ничего: любой из присутствующих мог изменить мою жизнь легким щелчком пальцев, но поступить иначе я не мог. Чувство вины грозило перелиться через край, ведь они действительно пытались мне что-то рассказать, а Нике даже выпросила один из новых сканеров. Но вместо того чтобы поинтересоваться, что такое они затеяли, я так увлекся своей работой, что отмахнулся от них как от назойливых мух. Мне первому из гоблинского племени доверили отдельную лабораторию, и я горел желанием доказать всем, что мы способны делать не только гадости.
Ейхо подал мне стакан воды. Выпив, я слегка отдышался и попробовал рассуждать здраво. С момента их исчезновения прошло не более суток, так что уйти далеко от Феба, а именно этот город упоминал Яков как первоначальную точку своего путешествия, они не могли. Нужно срочно собирать манатки и лететь на выручку. Пробраться в пункт переброски не составит большого труда — раз это удалось им, получится и у меня. И не забыть захватить с собой карту, паек и…
Тут я остановился и зажал рот обеими руками. Сам того не замечая, я выбалтывал все это вслух. Слушали меня внимательно, но, судя по разочарованным лицам, ничего интересного я не сказал.
— Вы отпустите меня на Триш? — еле сдерживая ярость, прорычал я. Подмешивать в воду и пищу всякую гадость, влияющую на физическое состояние, я считаю верхом подлости. Это святое! — Или мне обойтись без вашего разрешения?
— Какая молодежь пошла нетерпеливая, — проворчал Глорн. — И никакого уважения к авторитетам. Ты, паренек, прямо сейчас заскочи к Ейхо, как раз есть повод протестировать одну новую разработку.
Кентавр кивнул.
— Препарат экспериментальный, — сказал он, — поэтому, будь добр, по возвращении представить отчет.
— И захвати с собой свой аппарат для сканирования магических потоков. Вроде это ты утверждал, что у любого разумного существа такие существуют? — улыбнулся Виланий. — Я думаю, никто не возражает против альтернативного исследования феномена? — с той же улыбкой обратился он к остальным.
— Уже около сотни агентов посланы на Триш. Целесообразно ли посылать еще одного, неподготовленного? К тому же всем известна репутация гоблинов на планетах Содружества. Его появление там могут воспринять неадекватно, — сочла своим долгом напомнить Эстер.
— На Трише гоблинов иногда принимают на службу странствующие воины в качестве оруженосцев. Я думаю, такая легенда для него сойдет, — сказала Сара. Выглядела она совершенно спокойной, но, судя по расширенным зрачкам, спокойствие давалось ей с трудом.
— И кто же будет этим странствующим? — спросил полушепотом Энлиль.
— Я, — сказал, поднимаясь, Командор.
— Я против, вам нельзя покидать корабль, предлагаю отправить Медведя одного, — запротестовала Сара. — Концентрация М-излучения, которую мы имеем в данный момент возле Капеллы, по всем законам должна получить резонансный отклик. Вероятность мощного прорыва — девяносто восемь процентов. В таких условиях Командор не может покинуть свой пост.
Нервы у тетки действительно были железные.
— Прошу учесть, что в случае возникновения экстраординарной ситуации со мной можно установить пси-контакт и у нас достаточно специалистов, способных выдернуть меня по точечному порталу. На время операции я снимаю с себя обязанности Командора в связи с невозможностью действовать беспристрастно. — Ричард умеет быть настойчивым, когда хочет, и никто из присутствующих спорить с ним не рискнул. Сара неодобрительно поджала губы и отвернулась, демонстрируя свое несогласие. Командор продолжал:
— Признаю свою косвенную вину за происшедшее, но прошу учесть, что предвидеть такое развитие событий было невозможно в принципе. Вместо себя предлагаю Вилания. Кто за его кандидатуру, прошу голосовать. — Пошушукавшись, присутствовавшие стали поднимать руки. — Вот и хорошо. — Командор со вздохом повернулся ко мне. — Давай, сынок, подбери челюсть и бегом. На сборы даю два часа.
Я выскочил из кабинета как ошпаренный. Нужно было срочно бежать в госпиталь, собрать оборудование, опечатать лабораторию, и на все про все два часа стандартного времени. Кто мог знать, что все так закрутится?
— Мисшель? Может твоя пригласить меня на свидание? — Передо мной замаячило светло-зеленое видение. Уж не съела ли она чего, раньше на все мои поползновения у нее был один ответ — оплеуха. — Твоя такой сильный. Ди нравится сильный гоблин. — Не совсем вежливо отодвинув девушку моей мечты в сторону, мысленно я взял себе на заметку новый способ ухаживания: хочешь женщину — бей ее дубиной по голове или потаскай минуты две под мышкой.
ГЛАВА 8
Феб. День второй
Времена великой интервенции по праву можно считать самой героической эпохой в нашей истории. Разобщенное отсутствием надежной связи, окруженное более древними цивилизациями, агрессивно встретившими появление юной расы на просторах Галактики, человечество проявило все самые крайние грани своего национального характера: благородство и самопожертвование граничило с паранойей и суицидальными наклонностями отдельных личностей. Империи на разных планетах возникали и рушились, создавая тот необычный сплав эпох, который существует ныне и вызывает удивление у наших соседей.
Учебник человеческой истории. Группа авторов.
Планета Триш великолепно подходила для проживания человеческой расы, почти ничем не отличаясь от старушки Земли. Желтая звезда класса G, по всем параметрам являясь близнецом Солнца, насчитывала около десятка спутников, на один из которых и наткнулся корабль древних переселенцев. Ослабевшие от долгого путешествия люди вызвали у аборигенов острую жалость, и они, потеснившись, пустили к себе небольшую колонию, расплодившуюся за неполную тысячу лет до пяти миллионов человек. Выстроив с десяток крупных городов и сотни две помельче, люди заняли все самые лучшие районы, оттеснив эльфов в северные леса, гномов в горы, и начали успешно перестраивать планету под себя. Контакт с остальными кораблями был потерян, и лишь спустя несколько столетий удалось наладить более-менее устойчивую связь с другими представителями своей расы. Ныне на Трише находились две империи — ан на севере и Зивейн на юге, которые и поделили почти всю планету между собой. Имелись также пара независимых королевств, несколько баронетств и свободная республика Берн, собравшая на маленьком пятачке возле Эрнейских гор самых отъявленных головорезов со всех окраин. Жители этого мира в большинстве своем знать не знали ни о какой Галактике и считали свой дом центром мироздания. Официальная религия была проста до безобразия и перешла к деградирующему (с этой точки зрения) населению от небольшого племени великанов, проживающих в северных горах. В центре ее были: хороший парень-дракон Олвей, живущий в одной из многочисленных пещер, и плохой — его младший брательник, паук Шилос, поселившийся под землей и делающий всяческие пакости своему родственничку. Священники обладали определенным весом в обществе и всеми силами старались укрепить свою власть. Короче, жизнь текла спокойно и неторопливо, и если бы не Галар, отчудивший неслыханное пятьдесят лет назад и заваливший окрестности горами трупов, в Галактике никто и внимания не обратил бы на Триш. Но что случилось, то случилось, время шло, и сейчас о том, что произошло когда-то, среди людей помнило только старшее поколение.
Феб, имея удобное местоположение на судоходной реке, чувствовал себя торговой столицей империи ан и являлся перевалочной базой для самых разных товаров: с юга везли вино, пряности, табак, вывозили ценные шкурки огромных жаб («Наши ткани не намокают и не пригорают»), а также мед, древесный уголь и мерцающие голубыми звездочками живые камни — лереи. С севера суда везли лес и, конечно, посван — серебристый мох, растущий в пещерах Эрнейских гор, один из важнейших компонентов для парфюмерного и фармацевтического производства. Это был довольно большой, по местным меркам, город тысяч в десять населения, огороженный здоровенной стеной, воздвигнутой явно не без участия гномов. Экономика не ограничивалась торговлей — слава о мастерстве местных кузнецов и портных расходилась по всему Тришу. Соленая и копченая рыба подавалась на стол самого императора, а вкус местной наливки, производимой по особому рецепту, надолго оставался в памяти настоящего ценителя. Короче, народ был трудолюбив, зажиточен и предприимчив, и все бы хорошо, если бы не одно но…
Городом управлял наместник Аргус Сентровер, приходившийся императору троюродным дядей. И вот два года назад этот еще не старый, довольно образованный и сильный человек пережил страшную трагедию: его жена, леди Милена, добрейшее создание, и трое сыновей-погодков умерли мучительной смертью, отравившись самым безжалостным ядом этого мира, по иронии судьбы изготавливаемым из того же серебристого мха. Невинное растение, веками применяемое эльфами для лечения порезов, при смешивании с молоком оказалось ядом для людей, так и не сумевших придумать противоядия. В малых дозах посван применялся для увеличения мужской силы, а при смешивании с арникой горной, он приобретал цвет шоколада и использовался для изготовления румян, красок для волос и слабительного. Все эти качества не спасли несчастный мох от массовых репрессий. Весь ужас заключался в том, что смерть не наступала моментально и на третьи сутки приходило долгожданное облегчение. Отравленные умирали со счастливой улыбкой на губах, ибо прекращение боли есть наивысшее чувственное удовольствие любого человеческого существа. Посван был объявлен вне закона.
Массовые казни, последовавшие за гибелью семьи наместника — казнены были почти вся прислуга, дворцовые повара, стража, аптекари и купцы, — не принесли ему облегчения, а отсутствие смысла в убийстве трех детей, не причинивших никому никакого зла, наполнило его сердце жестокостью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики