науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В его обязанности тогда входило посещение дома Лари, главенствующей семьи светлого рода, и он, просидев всю командировку в изрядно потрепанном форте, выдержавшем штурм армии, которая состояла из результатов экспериментов старины Галара, досыта насмотрелся на трогательное единение различных рас, сплотившихся перед лицом общей опасности.
Словно отвечая на мысли хозяина, зеркало эдварра заструилось серебром, и на экране отобразились развалины, поросшие мхом и увитые ползущей растительностью. Покинутый форт являл собой печальное зрелище. Нахмурившись, Виланий резко провел рукой перед глазами, стирая изображение, и напел мантру, очищающую сознание. Достигнув нужной глубины концентрации, он спроецировал образ искажателю, и ранее уже мелькнувший город наконец обрел очертания, развернувшись в широкую панораму с высоты нескольких метров. Настраивая четкость изображения, Виланий прокручивал в голове сегодняшнее совещание у Командора, закончившееся для него весьма печально: согласившись временно исполнять обязанности руководителя «сорок второй», он взвалил на свои плечи все проблемы, связанные с этой должностью. А их, как всегда, хватало: в ряде миров набирало силу движение «все против всех», или сокращенно ВПВ. Его неуловимые пока лидеры проповедовали необходимость полной изоляции всех рас, населяющих Вселенную, и, судя по донесениям, использовали для достижения своих целей запрещенные средства.
Считая смешение культур непоправимым грехом, они призывали к уничтожению полукровок, называя их уродами и неполноценными личностями. Ледовые великаны Сириуса грозились свернуть часть пространства вокруг своего светила в случае отказа в предоставлении им двух голосов в Высшем Совете. В отношениях гномов с эльфами наметилась очередная конфронтация (младший сын Велтигора Величественного, председателя сообщества свободных гномов, при всех назвал Двалля орАттава, наследного принца темно-эльфийской семьи из созвездия Волопаса, надменной скотиной. В ответ вельможный эльф вырвал из бороды гнома изрядный клок волос, нанеся тому смертельное оскорбление. Закончилось все грандиозной потасовкой). К этому надо было добавить непроверенные слухи с Ревиля о создании там новой некромантической секты, а этот вид магии был запрещен конвенцией № 55 от 1015 года по современному летосчислению.
По правде говоря, только секта была напрямую связана с должностными обязанностями Командора, но отслеживать приходилось все заслуживающие внимания новости. Ведь никогда не знаешь, кто и когда предпримет очередную попытку прорыва. Проблемы росли, словно снежный ком, катящийся с горы. А так как ни один светлый эльф по доброй воле не согласится заниматься административной работой долгое время, оставался один выход — найти двух рыжих сорванцов побыстрее и вернуть сбежавшего Ричарда, давно — это Виланий знал точно — мечтающего о полноценном отпуске. Свысока поглядывая на молодую энергичную расу людей, эльфы отлично умели направлять излишки человеческой агрессивности в нужное русло. Недаром последние шесть командоров базы были людьми… А Виланию, вместо того чтобы бдеть на страже, ужасно хотелось дописать трактат «Потерянные племена и их роль в современном мире», ну и еще слетать на Меон на традиционный праздник восхождения второго солнца, случающегося раз в сто сорок лет.
Ректор самой прогрессивной Академии Галактики, Виланий никогда не признался бы в своем недоверии к техническим штучкам, изготовленным из холодных металлов, не имеющим ауры и ломающимся в самый неподходящий момент, что не мешало ему пользоваться нуль-переходами (действовавшими надежнее магических порталов), клипсами-переводчиками и разными мелочами, упрощающими быт работающего на благо Великого Равновесия эльфа. И сейчас, настраиваясь на Феб, город, в котором предположительно была зафиксирована вспышка, классифицированная как супер, он был уверен, что сумеет сделать это быстрее, чем Гоша со своими ведунами.
— Ну вот, — сказал он, со вздохом вытирая лоб зеленым шелковым платком. — Похоже, получилось…
Город в отражении приобретал четкость. Среди клубов тумана можно было разобрать дома и витиеватую вязь улиц. Кое-где горели фонари, а в одном месте огней было так много, что можно было рассмотреть огромный, стоявший на возвышенности замок.
— Скажи, Виль, почему люди всегда стремятся к монументальности? И по высоте построенного здания можно определить ранг правителя. — К зеркалу подошел смуглый эльф со шрамом на лице.
Энлиль, живое воплощение кошмаров ВПВ, отличался экзотической внешностью, сочетая черные волосы и смуглость кожи с пронзительно-яркими голубыми глазами.
— Ты не прав, этим грешат не только люди. — Виланий подвинулся, давая коллеге больший обзор.
Полукровка Энлиль был в возрасте первого перехода, как назывался промежуток между ста и ста тридцатью годами, обладал редкими способностями мага класса альфа, был язвителен, нетерпелив и имел редкий талант охотника за колдунами. Он мог ощутить черное воздействие в течение полугода после его применения. Выбранный пятнадцать лет назад главой Конклава и будучи главным магическим экспертом базы, он втайне завидовал светлому Виланию, отличавшемуся веселым нравом, добрым сердцем, неистощимыми этнографическими познаниями и многочисленным семейством на Меоне, к которому он мотался при каждом удобном случае. Светлый напоминал ему эльфов древности, веселых беспечных созданий, радующихся каждому прожитому мгновенью. Сам Энлиль разучился смеяться в тот момент, когда его родная планета Крион, наскочив на огромный метеорит, в одночасье превратилась в голый безжизненный камень. Никакое колдовство, никакая наука не смогли предотвратить трагедию. Население, более пятисот тысяч, погибло вместе с ней, сознательно отказавшись покинуть место катастрофы. Для эльфов ощущение ментальной связи со своей планетой необходимо как кислород. И чем ты старше, тем эта связь сильнее. Взрослые настолько срослись с лесами, деревьями, птицами, с ветрами и разливами рек, со своим темно-красным небом над головой, что сама мысль об отсутствии всего этого убила многих уже до катастрофы. Спасти удалось только самых юных, но лишь немногие из них сумели прижиться в других общинах. Кто-то стал наемником, меняя нравственность на звонкую монету, кто-то обозлился на всех и стал отшельником, а кто-то сошел с ума, потеряв смысл жизни. Энлилю в этом смысле повезло больше, его спасла часть светлой крови, текущая в его венах. Пройдя ад, он оставил позади прошлое и научился использовать боль в сердце как рычаг для управления сознанием. Но, как ни странно, новость о появлении сигнала «супермозг» на одной из самых захудалых планет содружества вызвала настоящую бурю в его душе. Почему не раньше, не на Крионе? Почему это должно было произойти сейчас? Наблюдая за приближающимся городом, он с трудом сдерживал ярость, и стоявший рядом Виланий это почувствовал.
— С тобой все в порядке? — спросил он. — Ты сегодня очень сильно фонишь.
Применение магии подразумевало использование определенных М-полей, еще не до конца изученных современной наукой и подчиняющихся, как любое магнитное или электрическое, своим законам. Первое правило, гласившее: «Любое магическое действие вызывает ответное противодействие», подтверждало закон сохранения энергии. Его использование вызывало резонансные колебания, ощущаемые любой настроенной на прием особью. Или, если говорить попросту, любой волшебник, в зависимости от силы и опыта, мог ощущать присутствие другого в момент колдовства, и чем неопытней был маг, тем сильнее было эхо. Энлиль фонил едва заметно, но ощутимо, и это удивляло, потому что раньше за ним такой небрежности не наблюдалось. Он вообще отличался редкостной бесшумностью, двигаясь плавной скользящей походкой, едва касаясь пола. На МЕССИИ его за глаза называли «призраком» за умение оказываться всегда там, где он больше всего нужен. Только сильное потрясение могло вывести его из себя. «Что-то с ним творится не то… Интересно, что это он так разволновался», — думал Виланий, пристально глядя на расстроенного друга.
— Я очень хотел бы оказаться сейчас там. От меня там было бы больше пользы, чем от кучки дилетантов, даже если они вооружены этими последними достижениями «техники». — В хриплом голосе сквозил сарказм и несвойственная эльфам страстность. Виланий в ответ только хмыкнул. В своей нелюбви к научным новинкам он явно был не одинок.
— Не расстраивайся, все еще только начинается. Из древних легенд можно заключить, что появление такой силы всегда сопровождается огромными разрушениями и катастрофами. В этом отношении Сара права — нам надо быть начеку. Возможно учащение несанкционированных прорывов с ближайших измерений. Так что на твою долю работы хватит, еще и надоест.
— Ты так говоришь, как будто при тебе такое уже случалось, — ухмыльнулся Энлиль, немедленно установив непробиваемую пси-защиту.
Они находились в дальнем родстве: отец полукровки Энлиля приходился матери Вилания семиюродным внучатым племянником, который попал на Крион с археологической экспедицией много лет назад. Любовная история, произошедшая там, вызвала большой шум, что не помешало всем на Меоне предаться скорби и каждый род телепортировать на мертвую планету охапки цветов.
Потерять самообладание настолько, чтобы это стало заметно окружающим, было не в стиле Энлиля. Всеми силами стараясь поддерживать репутацию холодного, беспощадного и сурового парня, он почти не притворялся. На ряде планет его знали под кличкой Дзинга, что в вольном переводе с языка мелких чертей дагонов означало «Невидимая смерть». Но этот факт из своей биографии Энлиль предпочитал скрывать, утаивая также и причину возникновения шрама, вызывающего у Ейхо профессиональный интерес (у эльфов порезы и ушибы заживают на удивление быстро и без рубцевания ткани). Полное досье на каждого жителя «сорок второй» хранилось в особом записывающем кристалле, доступном для чтения только на уровне Командора, а их на памяти Энлиля сменилось уже двое. При Ромуальдо, предшественнике Ричарда, Энлиль, начиная трудовую деятельность на посту главы Конклава, был очень благодарен за предоставленную ему возможность постоянно поселиться на МЕССИИ, если, конечно, чувство, им испытываемое, можно было так назвать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики