науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Марк потерял сознание, а Ричард, наоборот, пришел в себя и матерился. Близнецы кинулись к отцу, Энлиль перерезал глотку оглушенному старику, а я, отшвырнув пояс, без сил опустился на пол. Суматошный нынче выдался денек.
* * *
Если вы спросите меня, сдержала ли Виктория обещание и состоялось ли свидание, то могу сказать что да, состоялась. Но если вы неделикатно поинтересуетесь его результатами, то получите от меня хорошего тумака, так как его последствия выветривались из меня неделю, а воспоминания о нем живы среди лесных эльфов по сию пору. Мерзавка умудрилась меня перепить! А ведь я считаюсь большим специалистом по этой части. Что же до тайны странной сонной болезни, поразившей не знающих поражений воинов, то мне все разъяснил позже Мишель, открыв секрет скромницы Ирелии, которую с тех пор я обхожу за три версты.
ГЛАВА 5
Айден
Переход через горы занял пять дней и прошел на удивление легко. Погода стояла отменная и даже на перевале не испортилась — желтое светило поглядывало сверху снисходительно и за тучи прятаться не торопилось. Вымощенная мелким щебнем дорога шириной в одну повозку серпантином вилась вокруг отвесных скал, но сюрпризов не преподносила. Издревле в этих местах столовалась шайка снеговеев, холодных горных элементалов, промышляющих теплом прохожих, но сейчас ласки Капеллы хватало на всех и ни одного сизого носа в пределах видимости не наблюдалось. Так что мы как раз поспевали к началу праздника солнцеворота, полного веселья, игрищ и всенощных посиделок возле костров.
Пока мы ехали, раны на моих руках и ногах потихоньку затягивались благодаря леди Ирелии, владеющей великим даром целительства. Но душевные раны заживать не торопились. Сверкающие ворота, отделяющие наш мир от переходного туннеля, что ведет в иные ярусы, по-прежнему бередили мой ум, заставляя лежать ночью без сна, с напряжением вглядываясь в усыпанное звездами, такое близкое горное небо. Эта боль была в сто раз сильнее, чем муки, перенесенные в Фебе, — боль эльфа, оказавшегося на краю великой тайны смерти и так не вкусившего ее плода. Жизнь людей протекает быстро и сверкает на ветру подобно полету бабочки, мы же, являясь одной из самых долгоживущих рас Галактики, научились с небрежением принимать этот великий дар и частенько расходуем его на всякие ничего не значащие мелочи. Прожив на свете малую толику отпущенного мне природой, я привык ощущать себя чуть ли не вечным и, столкнувшись с моментом перехода, оказался не готов принять его с гордо поднятой головой. Боль, смерть, потеря близких — все это месяц назад было для меня пустыми, ничего не значащими словами. Ринувшись спасать брата, я не задумывался, к чему может привести моя попытка, и все-таки отважился окунуться в новый мир, наполненный ароматом смерти и битв.
С братцем, надо сказать, мне крупно повезло, хотя он скорее походит на разбойника с большой дороги, нежели на эльфа знатного рода. Вполне возможно, что он как раз и то и другое — Левендел пересказал мне то, что сообщил ему Энлиль, — об эксперименте, жертвой которого стал Элверт, превратившийся теперь в Марка. Но как бы там ни было, половина в этом существе принадлежит моему брату, и я очень рад, что он оказался рядом в самый трудный для меня период жизни. Всю дорогу от Цитадели он ехал, мрачно уставившись перед собой, не замечая окружающих его красот и наполняя мое сердце неизбывной тоской. Неразрывная нить, связывающая наши судьбы, возникла в момент моего рождения. Ведь не зря я видел все те видения, что подвигли меня нарушить приказание отца и ринуться спасать неведомого брата, попавшего в беду. Откуда я мог знать, что ранее ему подвернутся два невыносимых рыжих создания, а его невероятные способности поднимут на ноги одну из могущественнейших организаций, легендарную МЕССИЮ.
Каких только баек я ни наслушался о ней в раннем возрасте: на мою няньку, маленькую лесовичку, приставленную ко мне для обучения элементарным премудростям, спустившиеся с неба могучие воины, с ног до головы покрытые непробиваемой броней, произвели большое впечатление. Во времена первого пришествия Галара она, молодая и непоседливая, бегала со своими ровесниками смотреть, как они прочесывали северные леса, и с тех пор бредила теми воспоминаниями. «Это были гоблины, все до единого! — помнится, рассказывала она. — Но не мелкие зеленоватые хмыри из восточного округа, а здоровенные мускулистые создания, одной рукой способные уложить зомби. Я видела, как они зачистили целую деревню, жители которой выпили отравленной воды из реки и превратились в алкающих крови демонов. А их было всего пятеро!» Сбивчивые эмоциональные воспоминания няньки сделали свое черное дело, наряду с гоблинами мне начали сниться феи, кентавры, ходячие мертвецы и прочая галиматья. И вот теперь, умостившись рядом со мной на повозке, сидит один из «здоровенных мускулистых созданий», увлеченно читая какую-то книжку в зеленом переплете, хрумкает наливным красным яблочком и выглядит совершенно безобидно. Рядом с нами трусит здоровенная лярва, умильно поглядывая на огрызок в его руке. Смуглый эльф, — на него всю дорогу с опаской поглядывал мой вэй, — был живым опровержением утверждения о беспричинной кровожадности темных родов, а Командор оказался удивительно интеллигентным человеком, досконально знающим историю и обычаи моей семьи. Всю дорогу он выспрашивал у меня, как мы готовим то или иное блюдо, а один из рецептов записал в книжечку, болтающуюся у него на поясе.
По мере приближения к дому природа менялась, говоря о приближении эльфийских мест: корявые, погнутые ветрами и болезнями стволы деревьев выпрямлялись, бурая листва наливалась светящимися сочными красками, и вот, спустившись с гор, мы радостно приветствовали огромного тысячелетнего лиственного великана, охраняющего вход на наши земли. С его вершины величественно спустился Эуминдес — орел-оборотень, хозяин небес и лесов. Ударившись о землю, он перекинулся волком и бросился мне на грудь. Искренняя радость старинного друга доставила мне исключительное удовольствие и вызвала чувство горечи, напомнив о том, сколько тяжелых переживаний причинило мое внезапное исчезновение дражайшим родителям, а в особенности пресветлой матери.
Мои грустные размышления были грубо прерваны раздавшимся слева утробным рычанием, и на повозку вскочила лярва, попытавшаяся с разбегу проглотить Эуминдеса. Я взвыл от боли в раненой ноге, на которую зеленая тварюга навалилась всей своей тяжестью, и повел себя неподобающим для лесного принца образом, припомнив все ругательства, услышанные мною за время путешествия. Выбор был очень богатый, и шагающие по бокам Дронил с Левенделом от удивления выпучили глаза: по их мнению, наследному эльфийскому принцу не подобало вести себя как простому смертному человеку. Волк с невероятной скоростью отрастил перья и долбанул лярву по носу вылезшим из морды клювом. Волосато-чешуйчатый ком скатился с повозки, устроив в плавно двигающихся рядах лучников полный переполох. Гоблин отшвырнул книгу в сторону, стукнув ею меня по лбу, и ринулся в гущу схватки разнимать драчунов, а мерин, всю дорогу флегматично тянувший мою повозку, попытался перейти в галоп.
— Грых, хварх кровынт ха! — Язык горных троллей в переводе не нуждался, вот только удивляло наличие способностей полиглота у гоблина, спокойно вмешивающегося в любой разговор. Орел, полностью закончив превращение, взлетел на дерево, а Мишель ухитрился ухватить лярву за хвост и поднять в воздух, так что теперь она, беспомощная, жалобно повизгивая, выпрашивала прощение за свое непотребное поведение. Орел же громко клекотал, зовя подмогу. Через мгновение деревья облепили орлы-оборотни, хищно поглядывавшие вниз. Ко мне на повозку на место гоблина плюхнулся Яков. Подмигнув Ирелии, массирующей мою помятую ногу, он обратился ко мне:
— Что, запахло родными местами? — Девушка благосклонно улыбнулась ему, не прекращая мягких круговых движений. За время нашего путешествия она умудрилась залечить мне бок и ладонь, а рассказ юного пажа, почти до смерти замученного в Фебе, вызывал искреннее восхищение ее даром.
— Да, — выдохнул я, — наконец-то… К вечеру должны добраться до форта… Никогда не думал, что можно соскучиться даже по знакомым с детства запахам… А ты разве не хочешь поскорее вернуться домой?
— Ты забыл, что я человек, — хмыкнул он, задумчиво вертя в руках оставленную гоблином книгу. — Мы не зависим так сильно от своего местоположения в пространстве. Да и к тому же, какой толк скучать по тому, куда пока что не попасть. Ну надо же! — воскликнул он, разобрав наконец надпись на книжной обложке. — «Экспериментальная биохимия», эк его занесло! Мишель, ты что, совсем сбрендил — такой мурой мозги забивать?
Гоблин отпустил свою ручную зверушку, напоследок ласково наподдав ей ногой, и присоединился к нашей беседе, шагая рядом.
— Я ее из библиотеки Нерия надыбал, — сбиваясь на гоблинский акцент, сказал он, вытащил из кармана пузырек и сунул в рот фиолетовую таблетку, выполняющую, как он мне объяснил, функцию универсального переводчика. — Он вообще дядька из образованных — Марк еще в первый заход у него пару книжек по магии прихватил. Ну а я остальное прибрал, все равно людишки на растопку для каминов порастаскивали бы, а так, глядишь, один из гоблинов чуть умнее станет. Прости, Ири, — спохватился он, виновато хлопая глазами.
— Ничего, — не останавливаясь, промурлыкала Ирелия. — Мне почему-то все равно. Странное чувство, вроде отец…
— Да какой он тебе отец! — возмутился Яков. — Энлиль говорит, что ты чистокровная, а он в этом специалист.
Сам магистр в это время ехал чуть поодаль, рядом с его сестрой, что-то ему втолковывавшей. Упрямо качая головой, он в чем-то с ней не соглашался, оставалось только догадываться о причинах такой несговорчивости, ведь последние пару дней он спешил выполнить любой ее каприз и смотрел в ее сторону изрядно поглупевшими глазами. Марк все еще спал во второй телеге, зарывшись с головой в солому, и никакой шум не смог его разбудить. После посещения Северной Цитадели он вообще выглядел помятым и сонным, иногда кричал от грезившихся ему кошмаров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики