ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Денис
«Мэри Хиггинс Кларк. Притворись, что не видишь ее»: Эксмо; Москва; 2003
ISBN 5-699-03374-2
Оригинал: “Pretend You Don`t See Her”
Перевод: Е. Диденко, М. Немцов
Аннотация
Современную американскую писательницу Мэри Хиггинс Кларк называют `Агатой Кристи наших дней`. Герои и героини ее бестселлеров в одиночку сражаются со злом, распутывают сложнейшие преступления и выходят победителями в схватках с опасными маньяками и хладнокровными убийцами. Однако напряженный сюжет и лихо закрученная интрига — не единственные достоинства ее романов. Ужас идет рука об руку со страстью, и с каждой новой книгой Мэри Хиггинс Кларк превосходит сама себя...
Мэри Хиггинс Кларк
Притворись, что не видишь ее
Благодарности
Меня часто спрашивают: «Откуда вы берете идею для книги?»
Ответ в данном случае очень конкретен. Я рассматривала несколько вариантов сюжета и не могла выбрать ни одного. Как-то вечером я ужинала в легендарном нью-йоркском ресторане «Гриль-бар Рао». Поздним вечером Фрэнк Пеллегрино, один из владельцев ресторана и профессиональный певец, взял микрофон и запел песню Джерри Вейла «Притворись, что не видишь ее». Я слушала, и замысел пришел сам собой: молодая женщина становится свидетелем убийства, и ее помещают в государственную программу по защите свидетелей. Спасибо, Фрэнк!
Выражаю сердечную благодарность моим редакторам — Майклу Корда и Чаку Адамсу. В школе мне всегда было легче, когда требовалось сдать работу в срок. С тех пор ничего не изменилось. Майкл и Чак, ответственный редактор Джипси Дасильва, ассистенты Ребекка Хэд и Кэрол Боуи — вы самые лучшие и самые замечательные.
* * *
Я бесконечно благодарна Кэрол Хиггинс Кларк, моей дочери и соавтору, которая всегда дает великолепные советы по существу.
* * *
Глубокая благодарность группе поддержки — моим детям и внукам. Даже самые младшие спрашивали меня: «Мими, ты уже закончила книгу?»
Будьте счастливы. Цитируя монаха XV века: «Книга окончена. Дайте писателю отдохнуть».
Пролог
Позже Лейси не раз успокаивала себя мыслью о том, что, приди она чуть раньше, вряд ли спасла бы Изабель. Скорее умерла бы вместе с ней.
Все вышло иначе. Агентам всегда дают ключ; Лейси самостоятельно вошла в двухэтажную квартиру на Восточной 70-й улице и позвала Изабель, когда та вскрикнула: «Нет!..» — и раздался выстрел.
Что делать? Бежать или прятаться? Лейси захлопнула входную дверь и шмыгнула в стенной шкаф. Она еще не успела закрыть за собой дверцу, как на лестнице возник рыжеволосый элегантный мужчина. Сквозь щель она увидела его лицо так ясно, что запомнила на всю жизнь. Его Лейси видела всего несколько часов назад. Сейчас лицо было злым и жестоким, но ошибиться невозможно: именно этому человеку она сегодня показывала квартиру — любезному мистеру Кёртису Колдуэллу из Техаса.
Из своего укрытия Лейси видела, как он промчался мимо с пистолетом в руке и кожаной папкой под мышкой и вылетел из квартиры.
Лифты и пожарная лестница — в другом конце коридора. Понятно, что Колдуэлл догадается: тот, кто вошел в квартиру, все еще там. Лейси выскочила из шкафа и бросилась закрывать входную дверь. Колдуэлл резко повернулся, и на мгновение они застыли, глядя друг на друга в упор. Взгляд его голубых глаз холодно пронизывал Лейси насквозь. Он бросился обратно в квартиру, но опоздал. Дверь захлопнулась перед самым его носом. Лейси одновременно дернула засов и замкнула дверь на ключ. Сердце бешено колотилось. Она прислонилась к двери, вздрагивая при каждом скачке дверной ручки, и умоляла бога, чтобы Колдуэлл не сумел проникнуть в квартиру.
Нужно набрать 911.
Нужно вызвать помощь.
"Изабель! — мелькнуло у нее в голове. — Это она кричала? Что с ней? Жива ли она?"
Хватаясь за перила, Лейси рванула наверх по толстому ковру лестницы и пронеслась через гостиную цвета слоновой кости и спелых персиков. В этой гостиной она часто беседовала с Изабель, снова и снова выслушивала скорбящую мать, которая никак не могла поверить, что смерть ее дочери Эмили всего лишь обычный несчастный случай.
Лейси ворвалась в комнату. Дурное предчувствие оправдалось: Изабель лежат на кровати вся в крови. Рукой она упорно пытаюсь вытащить из-под подушки пачку бумаг. Через окно ворвался ветерок и подхватил один лист, закружил его по комнате.
Лейси опустилась на колени.
— Изабель, — позвала она. Так много нужно всего сказать — объяснить, что сейчас же вызовет «Скорую помощь», что все будет хорошо, — но слова застряли у нее в горле. Слишком поздно. Лейси видела это. Изабель умерла.
* * *
Эта сцена стала ночным кошмаром, который неумолимо возвращался снова и снова. Сон повторялся: она опускается на колени рядом с телом Изабель, выслушивает ее последние слова, Изабель рассказывает ей о дневнике и умоляет сохранить страницы. Вдруг ее плеча касается чья-то рука, она поднимает голову и видит убийцу, видит его холодный пустой взгляд, видит пистолет, направленный ей в лоб, видит, как он нажимает на курок.
1
Неделю назад отпраздновали День труда. В офисах компании «Паркер и Паркер» телефоны не смолкали, что означало только одно: летний спад наконец-то завершился. Весь прошлый месяц дела на рынке недвижимости Манхэттена шли на редкость медленно; теперь же все возвращалось на круги своя.
— Скоро завертится, — сказала она Рику Паркеру, когда тот поставил на ее стол чашку черного кофе. — У меня ни одной серьезной сделки с самого июня. Все богатенькие клиенты смылись кто в Хэмптон, кто на курорты Кейп-Кода, но теперь, слава богу, потянулись обратно. Безусловно, месяц отдыха мне пришелся очень кстати, но пора и делом заняться. — Она взяла чашку. — Спасибо. Как же приятно, когда за тобой ухаживает сам сын и наследник.
— Всегда пожалуйста. Выглядишь великолепно, Лейси.
Лейси постаралась сделать вид, что не заметила, как он на нее посмотрел. Ей постоянно казалось, будто взглядом он раздевает ее. Рик был избалованным красавчиком и при желании пускал в ход фальшивый шарм, потому в его присутствии Лейси чувствовала себя неловко. Втайне Лейси желала, чтобы его отец никогда не переводил Рика из вест-сайдского филиала. Собственным положением в офисе рисковать не хотелось, но в последнее время удерживать Рика на расстоянии становилось все труднее.
Зазвонил телефон, и она схватилась за спасительную трубку. «Боже, как вовремя», — пронеслось в ее мозгу.
— Лейси Фаррелл.
— Мисс Фаррелл, это Изабель Уоринг. Мы познакомились прошлой весной, когда вы продавали квартиры в моем доме.
«Хоть кто-то живой», — подумала Лейси. Шестое чувство подсказало ей, что миссис Уоринг хочет выставить свою квартиру на продажу.
Лейси напрягла память, стараясь припомнить, чем же она занималась прошлой весной. В мае продала две квартиры на Восточной 70-й улице, причем в одном случае встречалась исключительно с управляющим. Дом кооперативный, стоит в переулке рядом с Пятой авеню. Похоже, речь о двухэтажной квартире. Лейси смутно припоминала беседу в лифте с миловидной рыжеволосой дамой лет пятидесяти, которая попросила ее визитку.
Лейси скрестила пальцы на удачу:
— Квартира двухэтажная? Мы еще в лифте разговаривали?
Миссис Уоринг явно обрадовалась.
— Именно! Хочу продать квартиру дочери, и, если можно, я бы хотела, чтобы этим занялись вы.
— Можно, почему нет, миссис Уоринг?
Лейси назначила ей встречу на следующее утро, повесила трубку и повернулась к Рику.
— Просто повезло! Дом номер 3 на Восточной 70-й. Дом-то хороший, — сказала она.
— Три на Восточной 70-й. Какая квартира? — тут же спросил он.
— 10 "Б". Случайно не знаешь ее?
— Откуда мне знать? — резко бросил он. — Особенно при том, что мой папенька, исходя из собственных соображений, пять лет продержал меня в вест-сайдском офисе... Но не скрою, — тут Лейси показалось, будто Рик нарочно напускает на себя довольный вид, — слышал краем уха, будто тебя приметили, ты кому-то понравилась, и теперь этот кто-то хочет подбросить тебе эксклюзивчик. Сколько раз я тебе повторял слова моего деда, а он в этих делах собаку съел: «Благословен тот, кого запоминают люди».
— Вполне возможно, хоть я не уверена, что дело здесь в благословении, — Лейси понадеялась, что подобный откат положит разговору конец. Она еще питала надежду, что Рик научится воспринимать ее как обычную служащую империи его папочки.
Рик пожал плечами и ушел к себе: его кабинет выходил на Восточную 62-ю улицу, ее — на Мэдисон-авеню. Лейси нравилось смотреть на бесконечный поток машин, на толпы шумных туристов, на посетителей роскошных бутиков.
«Есть люди, рожденные для Нью-Йорка, — порой приходилось объяснять паникующим женам переведенных на Манхэттен сотрудников. — Иные едут сюда с неохотой, но вдруг обнаруживают, что Нью-Йорк — лучшее место для жизни, пусть и не идеальное. На дальнейшие вопросы она обычно отвечала: — Сама я выросла на Манхэттене. Уезжала только в колледж учиться, а так, можно сказать, всю жизнь здесь прожила. Это мой дом, мой город».
Джек Фаррелл, ее отец, воспринимал город точно так же. Лейси с детства запомнила Нью-Йорк таким, каким его показал ей отец.
* * *
«Мы с тобой, Лейс, похожи; что ты, что я — пройдохи мегаполисные. Мать твоя давно мечтает уехать из города. Но терпит, потому что знает — без города я умру».
Лейси унаследовала и любовь Джека к Нью-Йорку, и его ирландскую внешность: светлую кожу, зеленые глаза и темные, почти черные волосы. Сестре же ее, Кит, достались английские черты матери: ярко-синие глаза и волосы цвета озимой пшеницы.
Джек Фаррелл был музыкантом и работал в театре, но порой играл в клубах, иногда участвовал в концертах. С детства Лейси знала наизусть все бродвейские мюзиклы и распевала их вместе с отцом. Лейси только окончила колледж, как отец умер. Эта смерть стала для нее таким ударом, что, казалось, оправиться от него она не сможет никогда. Рядом с театром ей все время казалось, что из его дверей вот-вот вынырнет отец. После похорон мать грустно вздохнула: «Как отец и говорил, в городе я не останусь». И бывшая медсестра купила квартиру в кондоминиуме в Нью-Джерси.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
ТОП самых читаемых авторов     ИСКАТЬ КНИГУ НА САЙТЕ    
   

Рубрики

Рубрики