науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Подошедшему охраннику Лансфорд сказал:
– Клег, у этой женщины есть разрешение суда провести ночь с приговоренным к казни.
– С каким, ваша светлость? Их двое.
Стон Греймалкин раздался, казалось, из самого сердца.
– С Фальконом. Убедитесь, что у нее нет оружия.
– Хотите, чтобы я обыскал ее, ваша светлость?
– Нет, Клег. – Лорд Лансфорд облизал губы. – Это привилегия твоего начальника. Оставь нас одних.
– Я должна поговорить с Изабеллой, прежде чем она уйдет, – сказала Греймалкин.
– Зачем, старуха? Неужели ты думаешь, что тебе удастся насыпать снотворное, как ты делала это прежде?
– Пожалуйста, позвольте нам поговорить, Дерек. – Выдавив из себя это имя, Эннабел почувствовала привкус желчи на языке.
Лансфорд позволил, им отойти на несколько шагов.
– Ты встретишься с этим исчадием ада в башне Джереми, – сказала Греймалкин. – Ты знаешь потайной ход, если он понадобится. Но я должна рассказать тебе еще один секрет. – И старуха поведала Эннабел о тайнике под камнем в комнате Джереми.
Эннабел кивнула и достаточно громко, чтобы услышал Лансфорд, произнесла:
– Я позабочусь о вещах Джереми.
– В тайнике я оставила для тебя подарок – мой талисман. Он достался мне от моей бабушки, а она получила его от своей. Теперь твоя очередь. Он перейдет к тебе и останется навсегда.
– Что это за подарок? Кинжал, которым я должна пронзить сердце нового любовника? – Улыбка Эннабел была горькой.
Такая мысль уже возникала в ее голове.
– Я ничего не скажу тебе больше, но ты поймешь, когда придет время, и воспользуешься им. Мы больше не увидимся, Изабелла. Со смертью моего внука закончится и моя жизнь.
– Но ты не должна лишать себя жизни, – Эннабел крепко обняла старуху.
– Мне и не придется делать этого. На этом свете меня удерживало только одно. Моя жизнь закончилась очень давно, а жизнь этого высохшего сгорбленного тела поддерживалась не дыханием, а дымом от моей трубки. Прощай, девочка. Не пытайся сражаться с судьбой. И не пытайся изменить судьбы тех, кого любишь. Это приведет к еще более страшной трагедии.
– Прощай, Греймалкин.
Слезы застлали глаза Эннабел. Ей казалось, что небо тоже плачет, затуманивая слезами серую улицу, по которой уходила Греймалкин. Ее маленькая фигурка скоро исчезла. Где-то вдалеке раздался скорбный крик какой-то птицы, похожий на плач.
– Итак, ваша соучастница решила не устраивать своих колдовских штучек. И правильно палач переломил бы ее старую тощую шею, как щепку.
– Пожалуйста, позвольте мне увидеться с Джереми перед тем, как я встречусь с Фальконом Я хочу попрощаться с ним.
– Сделка заключена, а прощание с вашим изменником-кузеном не было оговорено. Пойдемте со мной, пока я не передумал и не взял назад свое обещание.
В холодной темной комнате Эннабел неподвижно стояла, пока Лансфорд с похотливой медлительностью шарил руками по ее телу, задерживаясь на груди и поглаживая трепетную щель между бедер. Его дыхание стало хриплым и громким. Эннабел мрачно думала о том, не забудет ли он о своем обещании. Вдруг он сейчас набросится на нее, а потом оставит здесь до тех пор, пока на рассвете не повесят Фалькона?
Ее спас стук в дверь. Лансфорд быстро привел в порядок одежду Эннабел и собственную и высокомерным тоном начальника обратился к вошедшему тюремщику:
– Эй, на что это ты косишься?
– Прошу прощения, ваша милость, но пришла ночная стража. Они хотят получить специальные инструкции. – Он кивнул головой в сторону Эннабел, пытаясь не смотреть на ее полуобнаженную грудь.
– Специальные инструкции? – задумчиво спросил Лансфорд, адресуя вопрос тюремщику, но продолжая смотреть на Эннабел. – Охраняйте тюрьму этой ночью так, словно в подземелье содержится убийца короля. Если кто-нибудь заснет или уйдет со своего поста, то завтра на рассвете на виселице будет болтаться еще одна петля.
– Мы должны ночью наблюдать за ней? – кивок в сторону Эннабел.
– Нет, это не обязательно. Пусть Фалькон в последний раз насладится своей птичкой. И вот что: шампанское, которое я принес, должно быть доставлено в ту же камеру. Я не хочу, чтобы она думала, что Англия не имеет сострадания к своим вероломным подданным.
Эннабел приподняла край юбки и прошла мимо Лансфорда, не обращая внимания на его ехидную ухмылку, с которой он попросил:
– Передайте от меня привет лорду Шеффилду и скажите, что я не жду его на обед, который мы устраиваем завтра вечером в его честь.
– Я не скажу ему о вас ни слова, – ответила Эннабел, бросив на него испепеляющий взгляд.
Когда она вышла, Лансфорд позвал другого тюремщика, охранявшего комнату, полную завсегдатаев – карманников, мелких воришек и проституток, и сказал ему:
– Я видел, как ты привел блондинку, отведи ее в вашу «гостевую комнату», где ты и твои друзья собираете дань с проституток, которых выпускаете раньше. – Дерек поднял руку, пресекая таким образом невнятные оправдания тюремщика. – Не заставляй меня слушать твое добродетельное опровержение. Я знаю, что здесь происходит, с тех пор, как занимаюсь политикой и стал членом королевского комитета, который ведает делами Ньюгейта. Приведи девчонку и заставь ее вымыться, да не болтай лишнего.
Пока Изабелла в последний раз будет услаждать своего любовника, он развлечет себя занятием, которое и ему доставит небольшое удовольствие.
Как только Эннабел ступила на лестницу, ведущую в карцер, она совершенно забыла о Лансфорде и обо всем остальном. Девушка думала только о том, что скоро увидит Фалькона. Перед тем, как тюремщик открыл ворота в подземелье, Эннабел вытащила письмо:
– Пожалуйста, возьмите. Если вы тайно передадите его мистеру Джереми, я уверена, он отблагодарит вас.
Тюремщик подозрительно посмотрел на листок.
– Если его светлость узнает об этом, меня живым прибьют к стене.
Затем пробормотал:
– Может, передам, а может, нет, – и сунул письмо в карман. – А теперь пойдемте. Я получил приказ. Вы не должны болтаться здесь.
Когда Эннабел проходила мимо первой камеры, ее обитатель, глаза которого, в отличие от ее глаз, уже привыкли к темноте, смотрел на нее, как на привидение. Он подошел к двери своей камеры, его губы беззвучно двигались. Этого не может быть! Это была девушка, которая утонула в море, он видел это собственными глазами!
Он попытался позвать тюремщика, но не смог издать ни звука. Охваченный ужасом, капитан Поллак отполз в угол камеры. Он весь сжался и, обхватив руками колени, сидел, раскачиваясь из стороны в сторону. Это была она, та, которую он убил. Она пришла сюда, чтобы отомстить ему. Стены надвигались на него. Вцепившись руками в лицо, он пытался выцарапать из глаз явившееся ему видение. Так он и сидел, раскачиваясь и дрожа от страха, в ожидании мести от мертвой женщины, которая нашла его даже в Ньюгейте.
Высокий и прямой, в той же белой рубашке, черных брюках и сапогах, которые Эннабел видела на нем в тот день, когда он уезжал на свое последнее задание, Тримейн Шеффилд стоял в своей камере. Он смотрел на потолок своей жалкой клетки, словно пытался сквозь заплесневевшие камни увидеть небо. Услышав ее шепот, он медленно повернулся, не веря, что это происходит на самом деле, и его лицо осветилось невероятным счастьем.
– Изабелла! Изабелла, неужели это ты? – Тримейн сделал несколько шагов вперед, все еще не веря своим глазам, и вдруг остановился, увидев тюремщика, открывающего дверь его камеры. – Это какой-то обман! Не подходи ко мне, любимая, они придумали этот трюк, чтобы обвинить тебя!
– Назад, Шеффилд, отойди от двери! Начальник прислал тебе шампанское, только не спрашивай меня, почему. Я знаю, что он был первым среди тех, кто хотел, чтобы ты оказался здесь.
Тюремщик оставил бутылку у двери и, не спуская глаз с заключенного, быстро выскользнул в коридор и трясущимися от волнения руками вставил ключ в замок.
– Видишь, они все еще боятся, что я выпорхну из этой ловушки. – Тримейн обвел взглядом свою убогую камеру. – Хотя я никак не могу понять, почему они думают, что я хочу оставить такие великолепные апартаменты.
– Трей, – прошептала Эннабел, ее голос срывался при мысли о том, как скоро ему предстоит навсегда покинуть это место, – у нас осталось мало времени. Забудь обо всем, забудь о Лансфорде. Думай только о нас с тобой, о том, как сильно мы любим друг друга.
Его глаза засверкали.
– Я не могу думать ни о чем другом. Бог свидетель, только мысль о тебе удержала меня в этой чертовой дыре, я не мог рисковать тобой.
– Обними меня скорее!
Они медленно пошли навстречу друг другу, как две марионетки, ведомые рукой судьбы. Вдруг Фалькон остановился, его руки безжизненно повисли.
– Постой Лансфорд никогда бы не позволил впустить тебя ко мне! Если ты здесь, значит, он заставил тебя пойти на какую-нибудь отвратительную сделку, чтобы оплатить это свидание!
Эннабел мечтала о его любви, чтобы в ее объятиях забыть о завтрашнем дне. Она думала о сегодняшней ночи, которую они проведут вдвоем.
– Трей, ты должен знать, что для меня важны только те бесценные часы, которые остались у нас с тобой.
– Я не могу согласиться на это. Не могу допустить, чтобы ты принесла себя в жертву этому грязному ублюдку. – Тримейн подошел к решетке и, вцепившись в нее, закричал:
– Тюремщик! Подойди сюда! Леди хочет уйти!
Когда мужчина вошел в камеру, он с сожалением посмотрел на Эннабел:
– Кажется, этот человек не хочет вас.
– Ты, болван, я хочу ее больше собственной жизни. Но я не могу допустить, чтобы она провела в этой отвратительной камере еще хоть одну минуту.
– Нет! – резко ответила Эннабел, глядя в лицо Тримейну. – Я не уйду! Если ты заставишь меня, то я признаюсь во всех преступлениях, которые были совершены в Лондоне за последние десять лет, и меня посадят в такую же камеру, может быть, и похуже.
– Изабелла, ну почему ты такая упрямая? – Трей провел рукой по волосам, и на его губах появилась еле заметная улыбка.
Теперь Эннабел видела перед собой прежнего Тримейна Шеффилда, настоящего Фалькона. Он крикнул тюремщику:
– Убирайся отсюда! Уверен, ты хочешь выспаться, чтобы завтра насладиться моей казнью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики