науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Пойдем, я позвоню моему старому другу, который прежде служил в Скотленд-ярде. Он был лучшим знатоком по подделкам и всяким фальшивкам. Если мы достанем рукописи, то Стоун тут же скажет тебе, что к чему.
Вслед за Романом Эннабел поднималась по ужасной лестнице.
– Не верю, что такое еще бывает. Даже в Америке не осталось таких частных детективов, кроме тех, кто занимается делами, связанными с супружеской неверностью.
Когда Эннабел и Роман открыли дверь конторы, человек, находившийся в комнате, быстро снял ноги со стола. Эннабел сразу поняла, почему ему дали такое прозвище. Его жесткие седые волосы так сильно вились, что торчали миллионами спиралек и напоминали стальную стружку.
– Вот это да! Форсайт, ты мне говорил, что она красива, но это слово совсем не подходит к ней – Мужчина протянул руку, и Эннабел пожала ее. – Не так сильно, мисс! Эти руки обеспечивают мое существование.
– Надеюсь, ты не потерял квалификацию, Брило? – спросил Роман, сгоняя огромного рыжего кота с единственного стула в комнате и усаживая на него Эннабел. – Мне нужна безопасная кража со взломом, а ты единственный из моих знакомых, кто сможет сделать это и не попасться. Кроме того, ты никогда не говоришь лишнего.
– Вы прежде занимались такими делами? – подозрительно спросила Эннабел.
Роман засмеялся.
– Нет Я же говорил тебе, что Брило ведет мои счета, и никто, действительно никто не может стянуть у меня даже рулон туалетной бумаги без того, чтобы этот человек не узнал об этом. – Роман перешел к делу.
Эннабел увидела, как округлились глаза Брило, когда Роман сообщил ему о том месте, где будет происходить кража.
– Эй, да ведь это правительственное здание, – он потер руки и взволнованно произнес. – Я никогда не взламывал правительственный сейф. А какая вам выгода от этих бумаг?
Роман рассказал Брило только о том, что ему нужно было знать.
– Брило, мы просто хотим восстановить справедливость. Чем меньше ты знаешь, тем лучше. Эннабел пойдет с нами и удостоверится, что мы взяли только то, что нам действительно необходимо.
– Вы сможете оплатить свой долг перед Англией этим поступком, если он у вас, конечно, есть, – многозначительно сказала Эннабел.
После того, как Роман позвонил своему другу-отставнику из Скотленд-Ярда, Брило достал начатую бутылку виски.
Эннабел больше не могла сдерживаться. Она засмеялась, вскоре к ней присоединился Роман. Брило, хотя и не понимал причины веселья, рассмеялся тоже.
– Вы, американцы, чертовски жизнерадостный народ, – сказал он, когда они подняли бокалы за успех дела.
Эннабел вышла из машины Романа и отправилась в офис, где ее уже дожидалась Бернис.
– Я с трудом дождалась тебя. Хочешь бренди? Я нашла целую папку парламентских мероприятий и предложений, датированных как раз тем временем, когда этот парень был членом парламента. Среди них я обнаружила четыре документа, составленные от руки и подписанные Ньютоном Фенмором.
– Бернис, ты просто чудо! Будем надеяться, что и друг Романа сумеет что-нибудь определить по тем копиям, которые ты сняла.
– Копии? – глаза Бернис загорелись. – Полагаю меня могли бы отправить за это в тюрьму, но удалось поменять копии, которые сделал библиотекарь, на оригиналы! – Услышав восторженный крик Эннабел, Бернис предостерегающе подняла руку – Но это еще не все. Твой Джереми Харкер Симмонз стал чем-то вроде народного героя вместе со своим соучастником Фальконом. В архиве целая полка его политических произведений, которые его сторонники сохранили после его смерти. Архивариус сказал, что их нельзя выносить из здания, но как раз в этот момент позвонили, и он оставил работы Джереми на библиотечном столе.
– И ты вытащила из этой стопки статью? – Эннабел обняла Бернис. – О, Бернис, как я рада, что встретила тебя!
– Послушай, я не знаю точно, что ты задумала, да и не хочу знать, но Моррис Келлер – скотина. И если ты покажешь всем, кто он есть на самом деле… – Бернис улыбнулась. – Я полностью на твоей стороне и буду помогать, чем смогу.
– Кстати где он, наш любимый? У меня нет ни малейшего желания встречаться с ним сегодня.
– А как ты думаешь? Отправился подмасливать редактора одного национального журнала, который будет освещать в следующем выпуске церемонию передачи рукописей Фенмора. Келлер очень любит появляться на страницах престижных изданий в роли потомка великого поэта девятнадцатого века.
– Была бы моя воля, я на каждом столбе расклеила бы фотографии этого мерзавца, по всей стране! Или так в Англии не делают?
Когда Роман заехал за Эннабел, девушка была просто сама не своя от волнения, она сравнила почерк произведения Джереми с тем, которым было написано стихотворение «Изабелле». Они были идентичны.
– А эти дурацкие документы Фенмора написаны совершенно другим почерком! Мы поймали его, Роман! Как только твой друг подтвердит то, что я уже знаю, мы загоним доктора Келлера в угол. Ему придется признать, что его предок украл стихотворения у Джереми Харкера Симмонза и выдал их за свои. Он станет посмешищем для всех ученых в Англии.
– А как ты собираешься сделать это? Моррис Келлер, исходя из того, что я слышал от тебя, хитрый и безнравственный человек. Загнанный в угол, он может стать еще более опасным. Я знаком с некоторыми такими учеными. Они всерьез считают, что ученая степень доктор философии делает их равными Зевсу.
– Я представлю ему неопровержимые доказательства и дам шанс спасти свою репутацию. На церемонии он может заявить, что стихотворения ошибочно приписывали Ньютону Фенмору, и нам удалось установить имя истинного автора.
– Хм. – Лицо Романа помрачнело. – Мне это не нравится. Вначале, когда ты мне все рассказала о нем, я думал, что им движет эгоизм. Эннабел, этот человек не просто себялюбец. Если бы он был настоящим ученым, он гордился бы тем, что утверждает моральные принципы своей профессии. Если бы он был простым эгоистом, то с радостью отдал бы все стихотворения с бесценными заметками в дар Институту. Но его поступки определяет нечто другое. Ах, если бы я смог узнать о нем побольше и понять, чем он живет.
– Он не знает о нас с тобой.
– Ты уверена? – он припарковал машину на стоянке недалеко от театрального центра Лондона. – Может быть, выпьем пива и съедим по бутерброду?
Эннабел охотно приняла его предложение. Когда они вошли в паб, она увидела адрес и вывеску и громко рассмеялась.
– Ты просто дьявол! Бар «Шерлок Холмс», и даже находится на Бейкер-стрит.
Эннабел обвила руками шею Романа и так горячо поцеловала его, как никто за последние двенадцать часов.
– Ты и в самом деле думаешь, что Холмс сделал бы то же самое с Ватсоном? – спросил Роман, приходя в себя после поцелуя.
Бернис сказала, что вечером Келлер отправляется ужинать с одной академической знаменитостью. Лучшего шанса для ограбления быть не может. Итак, сегодня ночью.
– Роман, ты можешь выйти из игры, если хочешь.
– Я буду с тобой. Просто я немного беспокоюсь, что Келлер может передумать и проверить сейф завтра до того, как мы получим результаты экспертизы Стоуна. Если он поднимет шум, то вы с Бернис можете оказаться сама знаешь где, и все наши планы будут нарушены.
– Келлер сказал Бернис, что стенды будут готовить через три дня, и добавил, что лучше не трогать хрупкие листы до церемонии. – Эннабел посмотрела на часы. – Ты уверен, что он придет?
– Брило будет здесь, поверь мне. Он помешан на такого рода приключениях, как ты на поэзии, а я – на тебе. – Роман поцеловал Эннабел. – Тебе страшно?
– Немного. Нет! Страшно очень. Я просто молюсь, чтобы не изменилось расписание проверки кабинетов. – Эннабел снова посмотрела на часы, она начинала нервничать. – Он уже должен быть здесь, Роман.
– Вот и он. – Роман указал на темную фигуру, приближающуюся к ним. – Брило, ты опоздал на пять минут. Стареешь?
– Я обошел Институт сзади, приятель, чтобы проверить, не ждут ли нас там какие-нибудь сюрпризы. Вы готовы?
– Мы войдем через боковую дверь, – сказала Эннабел. – У меня есть ключ. Если кто-нибудь появится, спрячьтесь. Я имею доступ в это здание и днем, и ночью. Никто не удивится, если увидит, что я допоздна работаю в своем кабинете. Но покажется подозрительным, если я появлюсь в институте ночью с двумя мужчинами.
В здании не было ни души, в коридорах горел тусклый свет.
– Нам повезло, – прошептала Эннабел, когда они шли через холл. – Почти все пошли на Трафальгарскую площадь. Там сегодня публичные чтения. Один из наших аспирантов представляет свою так называемую «конкретную поэзию».
– Знаю. Та чепуха, в которой нет ничего, кроме «чух-чух» поезда. А еще некоторые поэты пытаются обессмертить звуки приступа астмы.
Эннабел засмеялась.
– Вы действительно думаете так о современной поэзии?
– Я просто не люблю людей, которые соединяют вместе не рифмующиеся части предложений, добавляют туда одно или два слова и называют это поэзией.
– Тс-с! Вот его кабинет. – Эннабел достала ключ, который дала Бернис, и облегченно вздохнула, когда дверь в кабинет доктора Келлера легко открылась.
– У меня есть фонарь, – сказал Брило. – Проверьте, чтобы шторы были закрыты. – Он быстро направился к сейфу.
Эннабел изумилась, как легко этот человек передвигался с темноте, словно кошка.
– Боже, они называют это сейфом! Его может открыть даже ребенок. – Брило встал на колени перед сейфом, Роман – у двери. – Не удивительно, что у нашего правительства такие неприятности! – бормотал Брило, повернув ручку один раз, затем еще и еще.
Его ухо было прижато к дверце сейфа.
– Вы только посмотрите на это! – презрительно произнес он, легонько потянув дверцу и открывая сейф.
Эннабел увидела свет на улице, но успокоилась, когда машина проехала мимо.
– Получилось? – Эннабел подошла к сейфу и, наклонившись, достала опечатанный ящик с надписью «Секретно». – Я уверена, это то, что мы ищем. – Он был почти такого же размера, как и шкатулка, которую у Джереми украли разбойники на дороге близ Кентербери.
Эннабел открыла металлический ящик и едва не потеряла сознание, увидев листок, лежащий сверху. Это была копия стихотворения «Изабелле», которую Джереми брал с собой в Италию, только имя было изменено на Фелицию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики