ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Это даже лучше… Я и не знала… что поцелуй может быть таким.
Он уткнулся ей в шею.
– Я тоже.
– Но у тебя… я думала…
– Ты ошибалась. Все так необыкновенно, потому что это ты и я.
Кэт положила голову Адаму на грудь и вздохнула.
– Это только предположение, но я думаю, что ты скучала по мне так же, как и я по тебе.
Глухое рычание заставило их вздрогнуть. Адам взглянул через плечо Кэт на Пэдди. Пес с подозрением смотрел на него. Из приоткрытой пасти белел ряд зубов. Адам отпустил Кэт. Рычание утихло до предупредительного уровня.
– Что с ним такое? – удивился Адам.
– Пэдди учится защищать хозяина.
Адам убрал волосы с лица Кэт.
– Если серьезно, я чувствую себя виноватым в том, что не смог помочь тебе с переездом.
– А мне неудобно, что ты попросил своих родственников помочь мне, – ответила Кэт. – Это была моя забота, а не их.
– Я не просил. Они сами вызвались. Отчасти из любопытства, но в основном из-за того, что ты им нравишься. – Адам снова поцеловал ее. – И мне тоже. – Он поцеловал ее снова, на этот раз продлив наслаждение.
Кэт отпрянула и проследила за его взглядом.
– Хочешь, чтобы я провела для тебя экскурсию?
– Пожалуй, так будет лучше. – Адам посмотрел на Пэдди. – Ходить без сопровождения становится небезопасно.
– Ах! – воскликнула Кэт. – Бедный песик! Он так хорошо себя вел, а я ему за это ничего не дала.
Адам открыл было рот, но Кэт строго подняла палец:
– О своем поощрении можешь и не заикаться. Ты его уже получил.
Она повернулась и направилась в комнату, щелкнув пальцами Пэдди, чтобы пес шел за ней.
– Я уведу эту чудесную собаку и принесу что-нибудь попить, а ты можешь осмотреть мастерскую.
Адам развязал галстук, снял пиджак и стал осматривать прихожую. У входа стояли книжные шкафы, делившие мансарду на две части. Адам бросил свой плащ на дипломат и вошел в мастерскую.
По сравнению с его апартаментами атмосфера в мастерской Кэт была почти спартанской, но, принимая во внимание имевшиеся в распоряжении время и деньги, результат следовало признать просто блестящим.
В центре мастерской стояли два ткацких станка. Меньший из них был для пробных образцов, другой, гигантский станок с программным управлением, предназначался для крупных изделий. Адам увидел, что Кэт последовала его совету и установила пульт управления станком на тележку, так что его можно было придвинуть и к станку, и к рабочему столу.
Адам знал, что Кэт тщательно фиксирует на пленке все этапы своей работы, поэтому на стене напротив висел большой белый щит. Он служил и фоном для фотографирования, и удобным стендом для размещения эскизов или фотографий, показывающих ход работы.
Адам нахмурился. Стена была пуста. Он ожидал обнаружить хотя бы наброски проекта для «Интертеч». Адам пролистал альбом. Ничего. Его тревога усилилась.
– Ты что, заблудился? – раздался голос Кэт.
– Нет. Я забылся от восхищения перед гением, который спроектировал твое рабочее помещение.
Адам прошел через мастерскую в комнату. «Я так привык к ее лицу». Эти слова из песни мелькнули в голове Адама, когда он увидел Кэт, растянувшуюся на диване. Голубые глаза, такие страстные и доверчивые, губы, нежные и соблазняющие.
Адам вдруг понял, что это то, к чему он подсознательно стремился: возвращаться домой к Кэт каждый вечер, делиться впечатлениями за день и узнавать, что происходило с ней. Он представил себе любовь и смех, дружбу и страсть, ссоры и розыгрыши, семейные ужины и тихие вечера…
Но сначала, напомнил он себе, нужно убедить Кэт, что влюбляться совсем не так рискованно, как пуститься в бочке по Ниагарскому водопаду.
– Адам! – Кэт пощелкала пальцами. – Ты впал в транс?
– Я думал о том, как ты сегодня красива.
Он наклонился, поднял ее ноги, сел на диван и положил их к себе на колени.
– Да, конечно, – насмешливо ответила Кэт. – Прямо со страниц журнала «Вог». Рыжие волосы и веснушки по последней моде.
– Что с тобой? – спросил Адам. – Каждый раз, когда кто-нибудь делает тебе комплимент, ты все обращаешь в шутку. Почему?
Кэт пожала плечами:
– Наверное, дурная привычка.
– Так может, стоит с ней покончить? – Он подергал ее за большой палец ноги. – Иначе тот, кто делает тебе комплименты, чувствует себя совершенно по-дурацки.
Кэт от удивления широко раскрыла глаза.
– Я не хочу, чтобы так получалось, но не могу глупо улыбаться и отвечать: «О да, я неотразима».
– Согласен. Но существует волшебное слово, которое поможет принять любой комплимент в любой ситуации. Это «спасибо». – Адам улыбнулся в ответ на ее скептическую реакцию. – Давай попрактикуемся. Отнесись к этому как к игре. Кэт, у тебя чудесные веснушки.
– Это несерьезно. – Кэт покраснела.
Адам приложил руку к уху.
– Мне кажется, я не слышал волшебного слова.
– Спасибо, – пробормотала Кэт.
– А твои волосы особенно красивы на синем фоне.
Она села, собрала волосы сзади, начала их быстро заплетать и холодно ответила:
– Спасибо.
Адам взял Кэт за руки и опустил их, любуясь тем, как густая коса медленно рассыпалась по ее плечам.
– Говорил ли я, – продолжал Адам, – что ты замечательно целуешься?
Блеск в глазах Кэт, казалось, грозил испепелить его. К удивлению Адама, этого не произошло. Кэт застенчиво улыбнулась.
– Ну, спасибо.
Она налила два бокала вина из бутылки, которая стояла на невысоком плетеном столике у дивана.
– Но я думаю, что это заслуга человека, который меня научил, не так ли?
– Какой изящный комплимент.
Адам поднял свой бокал и сделал глоток. Кэт удивленно раскрыла глаза.
– О Боже, извини, ты подумал, что я говорю о тебе?
Адам поперхнулся и расплескал вино на рубашку.
– Если не обо мне, то о ком же, черт побери!
Он схватил салфетку и начал вытирать рубашку, мысленно повторяя, что надо держать себя в руках. Ведь Кэт едва ли могла дожить до двадцати трех лет, не научившись ничему, кроме поцелуев.
– Адам! – На лице Кэт появилась улыбка Чеширского кота.
– Попался?
Глава 8
– Очень остроумно! – Адам скомкал салфетку и бросил ее в Кэт. – В какой-то момент я действительно поверил.
– Знаю. Так, – задумалась она, плутовато улыбаясь. – Рассказать сначала Розанне? Или Лиссе? – Она щелкнула пальцами. – Дом! Готова поклясться, что доктор оценит эту историю лучше других.
Кэт удивленно замолчала. Адам выглядел слишком расстроенным, чтобы ответить на ее поддразнивание.
– Так значит, больше никто… ну, ты понимаешь…
– Адам, я же тебе говорила, что я очень неопытна. Помнишь?
На его лице появилась застенчивая улыбка.
– Впрочем, это не мое дело.
Кэт в изумлении смотрела на опущенную голову Адама: он ревновал! Ее! Простоватая Кэт О’Мэлли заставила этого красивого и сексуального мужчину ревновать!
Наступило неловкое молчание. Наконец Адам улыбнулся, заметив горшки с красными и белыми тюльпанами на подоконниках и плющ, свисающий с потолка.
– Это растения, которые принес тебе мой отец?
– Он сказал, что мне нужно нечто, чтобы забыть об этой коробке из кирпича и бетона.
– Старый добрый папочка. – Адам вздохнул. – Галантный собеседник. Он не говорил, что ты проделала огромную работу, обставляя мансарду?
Кэт нетерпеливо подалась вперед и волнуясь спросила:
– Но тебе здесь нравится? Ты имел в виду такую художественную студию?
– Это выглядит даже лучше, чем я ожидал. Вопрос в том, нравится ли это тебе.
Кэт рассмеялась и всплеснула руками:
– Ты еще спрашиваешь! Я двадцать три года жила – и не одна – в маленькой квартирке. Когда я была маленькой, какой-нибудь неудачливый музыкант обязательно спал на диване в гостиной. Даже в школе искусств у меня в двухместной комнате было три соседки.
– А я оставил тебя на десять дней с четвероногим соседом.
Адам посмотрел на Пэдди, чья голова покоилась на нижней полке плетеного стола. Пес стрелял глазами туда-сюда, как бы ожидая, кто первый бросит ему что-нибудь вкусненькое.
– Пэдди лучше других. Он не просит денег взаймы, не совершает набеги на холодильник и не носит мои колготки. – Кэт задумалась. – Правда, бывает, что он их грызет, но никогда не носит.
Кэт откинулась на спинку и огляделась.
– В этой комнате я чувствую себя так, как будто уже умерла и нахожусь на небесах. А если бизнес будет нормально развиваться, я смогу платить, даже если вам не будет нужен образец мастерской.
– Ткачихи работают хорошо?
– Да.
– Ты занималась в свободное время дизайном для «Интертеч»?
Счастливое выражение в глазах Кэт мгновенно исчезло.
– И да и нет. Я занималась многими вещами. – Она подняла голову и посмотрела на Адама с выражением отчаяния и вызова. – Я все время пыталась начать работу над эскизами, но безуспешно. – Кэт закрыла глаза и перешла на шепот: – Я не могу даже заниматься дизайном одежды. Эскизы моделей нового сезона мне неинтересны. Как я могу ожидать, что покупатели будут в восторге? Ткать – это единственное, что я умею. Что я буду делать, если не смогу это преодолеть? – Она чуть не плакала.
– Не принимай близко к сердцу, Кэт. С тобой уже, наверное, такое случалось.
– Никогда. – Она безрадостно рассмеялась. – Единственная проблема, с которой я сталкивалась, – это слишком много идей и мало времени, чтобы осуществить все.
– Добро пожаловать в мир людей. Выходит, ты такая же, как все. А ты записывала идеи, для которых у тебя не было времени?
– Один-два эскиза, возможно, краткий комментарий и образцы пряжи. А что?
– За последние недели в твоей жизни произошло много изменений. Твои творческие силы требуют обновления, и, если ты просмотришь свои старые идеи, это может подтолкнуть тебя…
– Возможно, ты и прав.
– Что значит «возможно»? – Адам обиженно посмотрел на Кэт. – Ну, если ты хочешь вдохновения… Я привез тебе подарок, который поможет устранить пропасть между правым и левым полушариями твоего мозга.
– Что это, волшебная палочка?
Слова Кэт были легкомысленны, но Адам увидел блеск надежды в ее глазах. Он достал из тубуса рулон бумаги и торжественно вручил его Кэт:
– Художественное изображение вестибюля «Интертеч».
Кэт придержала рукой один край листа и посмотрела на эскиз, представлявший вид вестибюля изнутри.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики