ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Я могу надеть свои собственные носки без посторонней помощи. Большое спасибо. – Она отдернула ногу.
– Отлично. Давай. Хотя это и не твои собственные носки.
Он бросил их ей на колени и положил руки на край стола, сосредоточив все внимание на камине.
Кэт взяла носок и осторожно нагнулась к ноге. Боль не ударила ее. Да здравствует граппа!
Девушка начала натягивать носок. Он раскачивался на кончиках пальцев. Кэт сдвинула брови и попробовала снова. На этот раз ей удалось надеть носок на три пальца.
– Черт! – пробормотала она, взглянув на Адама, который делал вид, что не замечает ее усилий. – Ну надевайся же! – прошептала Кэт, нацепив носок на все пять пальцев и дернув его на себя. – О нет!
Она в отчаянии закатила глаза. Пальцы упирались в пятку носка. Кэт поняла, что граппа ослабляет не только боль, но и координацию и нужно просить о помощи.
Подозрения, что Адам демонстративно ее не замечает, подтвердились, когда он облокотился на диван, закрыл глаза и зевнул. Кэт пришлось покориться неизбежному.
– Адам! Помоги мне надеть носки.
В уголках его губ появилась улыбка.
– Мне кажется, я не слышал волшебное слово.
– Пожалуйста.
Он приоткрыл один глаз и взглянул на Кэт.
– А как насчет нежного и сладкого «пожалуйста»?
Кэт наклонилась к столу.
– А как насчет еще одного бокала граппы?
– А как насчет «нет»? – Адам быстро схватил бутылку со стола.
– Поставь на место, умник!
Кэт направила на него палец, гневно сверкая глазами. Адам поставил бутылку и снял носок, болтавшийся на ноге Кэт.
– Неплохая работа.
Кэт запустила обе руки в волосы, закрыла глаза и мелодраматически произнесла:
– «Неплохая работа, Кэт. В следующий раз у тебя выйдет лучше». – Она отпустила волосы и открыла глаза. – Вот так всегда говорили мои родители, с тех пор как я себя помню.
– Так вот почему ты такая независимая.
Адам надел ей носки, потом одной рукой обнял, а другой взял под колени. Одним движением он поднял Кэт, посадил на диван и укрыл ее шерстяным пледом.
– Тебе не больно?
– Ни капельки. Или ты был очень осторожен, или это волшебное действие граппы.
– Значит, папа заслужил похвалы. – Адам сел на другом конце дивана. – Как насчет сказки на ночь?
– Замечательно! Например, «Спящую красавицу». Это моя любимая.
Адам отрицательно покачал головой.
– Как насчет того, чтобы ты рассказала сказку?
– Когда рассказываешь, очень хочется пить. Может быть, еще чуть-чуть граппы?
– Ни в коем случае. Еще немного, и ты будешь в невменяемом состоянии. – Адам подергал ее за ноги. – Прежде чем спать, расскажи о себе.
Кэт натянула плед на голову.
– Ну давай, – уговаривал Адам. – Выговорись.
Кэт спустила плед и разгладила его мягкие складки.
– Я думаю, что быть единственным ребенком в семье очень сложно. Родители не ждали моего появления. Врачи сказали, что они не могут иметь детей, поэтому в начале шестидесятых годов мама с папой открыли музыкальный клуб. Его назвали «Коммон граунд», потому что они любили разные музыкальные жанры и хотели привлечь таких разных слушателей, которые обычно не собираются вместе. Потребовалось несколько лет, но в конце концов клуб стал популярным. А потом появилась я. Думаю, родители должны были чувствовать то же, что и человек, выигравший в лотерею слона или жирафа. Дорогая штука, но что с ней, черт побери, делать? Им хотелось, чтобы я как можно скорее повзрослела.
Дрова в камине затрещали и рассыпались со снопом искр. Кэт смотрела на огонь, удивляясь тому, как любящие родители и в общем-то счастливое детство оставили в ней такое чувство одиночества.
– Меня очень любили и хвалили, но всегда только за то, что я что-то сделала сама. «Хорошая девочка! Ты все делаешь самостоятельно». Эти слова я помню с самого детства.
– А если ты поступала неправильно?
– Тогда я слышала что-то вроде: «Это было неплохо. В следующий раз старайся сделать лучше». Я завидовала своим друзьям, чьи родители просто садились и помогали им решать задачи по математике. Завидовала семьям, где можно за обедом обсуждать какие-нибудь идеи, вносить свои предложения. Понимаешь, что я имею в виду?
– Конечно, и я думаю, что это был бы ад. Когда мы с отцом и тетей Кармелой садились за стол, у нас всегда было три различных мнения. А за воскресным обедом с родственниками их бывало от пяти до четырнадцати. Это ужасно шумно.
– Это просто восхитительно!
На лице Кэт появилось тоскливое выражение.
– Да? Но только не тогда, когда я играл в баскетбол. Я был в команде единственным, чью бабушку выдворили из спортзала.
– Почему?
– Бабушка ударила судью сумкой и потребовала, чтобы он не засчитывал мне штрафных очков. Остальные мои родственники последовали за ней, каждый высказал судье все, что о нем думает.
Адам подмигнул Кэт, которая хохотала, держась за бок.
– Я предполагаю, что твои родители были более сдержанными на публике.
Кэт представила себе отца, смотрящего по телевизору спортивные передачи со свежей газетой на коленях, и снова рассмеялась.
– Прежде всего родители ходили на мои выступления по очереди. У них была очень насыщенная жизнь, и они всерьез обсуждали, кто был в последний раз и у кого больше дел в клубе. Единственный случай, когда они пришли вместе, было окончание средней школы. – Глаза Кэт заблестели, и она горько усмехнулась. – Для них это было что-то вроде Дня независимости и благодарения одновременно. Я превратилась в симпатичную взрослую девушку с четырехлетней стипендией в школе искусств. Знаешь, Адам, я почти слышала их вздох облегчения, когда директор вручал мне аттестат. – Кэт расправляла пальцами бахрому на пледе. – По-настоящему они любили только друг друга. Вот почему я не хочу любить так.
– Как? – удивился Адам.
Она развела руками и пожала плечами.
– Быть так связанной с кем-то. Мой отец был похож на зомби, когда мама умерла. Это ужасно больно – так сильно любить.
– Откуда ты знаешь? Может быть, твой отец считает, что счастье перевешивает боль.
Кэт покачала головой, откинула плед и свесила ноги с дивана.
– А еще я знаю, что мне надо тебя покинуть на несколько минут, и помощь мне не потребуется.
Она поднялась с дивана и медленно пошла в ванную. Зазвонил телефон, и Адам взял трубку.
– Кэт! Это Лисса. Она хотела сообщить, что с благотворительным фондом все о’кей, но тебя не было дома, поэтому она решила поискать тебя здесь.
– Прекрасно! – крикнула Кэт в ответ.
Через пять минут Кэт вышла из ванной, чувствуя себя легче, после того как ополоснула лицо холодной водой. Адам все еще разговаривал по телефону.
– Сейчас в галерее мало покупателей, так? Я спрашиваю потому, что, если у Кэт будет свободное время, она бы, возможно, захотела заняться дизайном для «Интертеч». Да? Это классно! Ты сама ей завтра скажешь.
Глава 6
Мать постоянно ей повторяла: «Кто теряет выдержку, тот теряет выгоду». Поэтому голос Кэт не выдал накипавшего в ней раздражения.
– Что Лисса мне скажет?
Адам обернулся с улыбкой, совершенно не выглядя виноватым. Кэт не могла в это поверить. Она села на диван и строго повторила свой вопрос.
– Лисса собиралась сообщить тебе завтра, но, если ты слышала наш разговор, это сделаю я. – Адам взял Кэт за руки. – Я сказал, что ты могла бы подумать о работе для «Интертеч», если бы у тебя было побольше свободного времени. Поэтому она освобождает тебя на шесть недель. Ну как?
Судя по его широкой улыбке, он ожидал, что Кэт запрыгает от радости.
– Адам, одно дело – заказывать для меня ужин и совсем другое – устраивать мои дела, даже не посоветовавшись со мной.
Его лицо от неожиданности смешно вытянулось.
– Но ты же сказала, что вернулась бы к художественной работе, если бы было время. Теперь оно у тебя есть.
– Я говорила, что если бы могла себе позволить нанять ткачей, то занялась бы этим. «Если бы», Адам. Вот ключевые слова. Моя работа – единственный надежный источник дохода. Благодаря ей я плачу страховку и проценты по закладной.
– Банковское извещение означает, что тебе больше не надо об этом беспокоиться. А поскольку здесь не надо платить за аренду…
Девушка упрямо тряхнула взъерошенными волосами и приготовилась возразить.
– Послушай, Кэт, зачем ты все усложняешь? Все эти помещения пустуют, и так будет еще по крайней мере три месяца, прежде чем мы начнем их сдавать. Посмотри мне в глаза и скажи, что у тебя нет ни малейшего интереса к этому проекту. И тогда я сдаюсь.
– Да! Да! Мне это очень интересно! Я бы хотела использовать такой шанс! Доволен?
Кэт устыдилась своей вспышки и закрыла лицо руками.
– Тогда попробуй. Поговори с кем-нибудь, кому ты доверяешь, например с бухгалтером Лиссы. Попроси его оценить твое финансовое положение и сказать, можно ли заняться заказом для «Интертеч» без ущерба для изготовления одежды.
Обдумывая его слова, Кэт немного успокоилась и согласилась, что это хорошая идея. Адам театрально приложил руку к уху:
– Что я слышу! Ты впервые сказала, что у меня хорошая идея. Извини меня, Кэт. Я вырос в семье, где все помогают друг другу.
– А если помогают, когда ты в этом не нуждаешься?
– Тогда соседи слышат страшный шум.
Кэт поежилась и поджала под себя колени.
– Могу я надеяться, что мне не приснятся кошмарные сны про то, как ты изменил мою жизнь?
– Клянусь, больше никакого вмешательства без предварительного совета с тобой. Надеюсь, при этом меня не убьет током.
Кэт усмехнулась и накрылась пледом.
– Мне так удобно, что я больше не хочу двигаться. Ты ложись на кровать, а я буду спать здесь.
Адам вскочил и побежал в спальню. Через несколько секунд он вернулся со спальным мешком под мышкой и раскатал его на полу.
– Ты можешь остаться на диване, а я буду спать рядом на случай, если тебе ночью что-нибудь понадобится.
– Думаю, ты не поверишь, если я скажу, что мне ничего не понадобится.
Адам лег в спальный мешок и, подложив подушку под голову, спросил, чего Кэт хочется теперь.
– Я хочу смотреть, как будут догорать дрова, и слушать тебя.
От низкого голоса Адама на Кэт нисходило умиротворение.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики