ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

печально подумал Парсел, — но раз уж начал, придется продолжать. Лгать Ивоа, лгать Меани…» — А знаешь, я тоже не верю, — вдруг произнес Меани.
Парсел взглянул на него с таким ошеломленным видом, что Меани расхохотался.
— Надеюсь, и ты тоже не веришь, Адамо?
Парсел молчал, не зная, что ответить. Но тут Меани хлопнул его по плечу и произнес серьезным тоном, без тени улыбки:
— Они не верят, что ты моа, но верят, что я верю. Поэтому я всегда буду говорить, что ты моа.
Воцарилось молчание, затем Парсел сказал:
— К чему вся эта комедия?
— Если бы я так не говорил, — Меани отвернулся, — бы прийти к тебе сегодня вечером.
— А если ты не будешь так говорить и все-таки придешь, что тогда будет?
— Они сочтут меня предателем.
Парсел вздрогнул.
— Вот уже до чего дошло! — медленно проговорил он.
И добавил, с трудом переводя дыхание:
— Кто же я тогда для них, если не моа? Сообщник Маклеода?
Меани ничего не ответил. Потом взял руку Парсела, поднес ее к своему лицу и прижал к щеке.
— Придешь? — спросил Парсел.
— Приду, брат мой! — ответил Меани.
В его глазах, устремленных на Парсела, сияла нежность.
— Приду с Итией, — добавил он.
— Как так? Они отпустят Итию?
— Знай, Адамо, что никто не смеет командовать Итией.
— Даже ты?
— Даже я, — расхохотался Меани.
В первый день рождества островитяне отведали дикой свиньи, запеченной в одной печи, приготовленной одними руками, но каждый лакомился жарким порознь: таитяне в своем доме, «большинство» у Маклеода, «меньшинство» вместе с Итией и Меани — у Парсела, Мэсон у себя. Дня через три, когда часы только что пробили полдень, в дверь Парсела постучали. Это оказался Уайт. Он не вошел в комнату, а остался стоять на пороге.
— Маклеод прислал меня узнать, есть ли у вас рыба.
Стол находился всего в трех шагах от двери, а там на банановых листьях лежала рыба, белая, с перламутровым отливом. Но Уайт ничего не видел. Из деликатности он не поднимал глаз. И Парселу вдруг почудилось, что, если он сейчас скажет «нет», Уайт, вернувшись к Маклеоду, скажет «нет», не добавив от себя
— Вы же видите, — произнес Парсел. ни слова.
Метис поднял глаза, оглядел стол, сказал: «Спасибо» — и собрался уходить.
— Уайт, — живо окликнул его Парсел. — В чем дело? У вас нет рыбы?
Уайт повернулся — и сказал равнодушным тоном:
— Ни у кого из нас нет рыбы.
Парсел спросил по — таитянски Ивоа:
— Откуда эта рыба?
— Меани принес.
— Они ездили утром на рыбную ловлю?
— Да, — кратко бросила Ивоа, отведя глаза.
— И вернувшись, не ударили в колокол?
— Нет.
— А кому, кроме меня, они дали рыбу?
— Никому не дали. Ловил Меани. Меани наловил рыбы для нас, для Уилли и Ропати.
Наступило молчание, затем Парсел сказал:
— Они больше не хотят ловить рыбу для перитани?
— Нет, не хотят.
Вздохнув, Парсел обернулся к Уайту.
— Она сказала…
Уайт тряхнул головой.
— Я понял, что она сказала. Спасибо.
— Уайт!
Уайт замер на пороге хижины.
— Скажите, пожалуйста, Маклеоду, что я ничего не знал.
— Хорошо, скажу.
Через два дня под вечер к Парселу зашел Джонс. Как обычно, на нем было только парео.
— Я вам не помешал?
Парсел захлопнул книгу и улыбнулся гостю.
— Знаете, сколько в корабельной библиотеке было книг?
— Нет, не знаю.
— Сорок восемь. А читать мне всю мою жизнь. Садитесь кресло.
— Я лучше вынесу его на солнышко, — сказал Джонс.
Нагнувшись, он схватил тяжелое дубовое кресло за одну ножку, выпрямился, держа свою ношу на вытянутой руке, и под кожей от запястья до плеча выступила упругая сетка мускулов. Джонс сделал несколько шагов и, согнув колени, поставил кресло таким ловким и легким движением, что оно коснулось земли одновременно всеми четырьмя ножками без всякого стука.
— Браво! — улыбнулся Парсел.
Совершив свой подвиг, Джонс уселся, с достоинством потупив глаза.
В комнату вошла Ивоа.
— Э, Ропати, э! — крикнула она, подняв правую руку, и помахала ею в воздухе, приветствуя гостя.
Подойдя к юноше, она матерински нежным движением положила ладонь на его коротко остриженные волосы и улыбнулась.
Джонс подставил ей щеку, устремив вдаль синие фарфоровые глаза. Вид у него был ласковый, но нетерпеливый, как у ребенка, который ждет, чтобы взрослые окончили свои излияния и отпустили его играть.
— Волосы у тебя как свежескошенная трава, — заметила Ивоа.
Парсел перевел.
— Вот еще, у меня волосы вовсе не зеленые, — возразил Джонс.
И захохотал. Потом снова нахмурил брови, наморщил короткий нос, сцепил на груди руки и с грозным видом стал щупать свои мускулы.
— Маклеод и его клика ходили нынче утром ловить рыбу, — произнес он чуть ли не трагическим тоном. — Я видел, как они возвращались. Они несли кучу рыбы!
Голос у него ломался, и последние два слова он выговорил фальцетом. Джонс покраснел. Он ужасно не любил, когда голос подводил его.
— Что ж тут такого? — заметил Парсел.
— Да, но они не позвонили в колокол, — с негодованием крикнул Джонс, — они лучше сгноят рыбу, чем с нами поделятся.
— Плохо, — проговорил Парсел и умолк.
— На худой конец они могли бы не давать рыбу таитянам… Отплатили бы им той же монетой… Но нам! Что мы им сделали? Парсел пожал плечами.
— Знаете что? — сказал Джонс, кладя ладони на колени и воинственно выпятив грудь. — Давайте пойдем завтра ловить рыбу: Уилли, вы и я…
— Превосходная мысль, — прервал его Парсел. — Я понимаю, что вы собираетесь сделать. Вернувшись, позвоним в колокол и раздадим всю рыбу…
Джонс широко открыл глаза, сморщил свой короткий вздернутый нос и сложил рот в форме буквы «о».
— Что ж, — продолжал Парсел, не давая ему времени заговорить, — подите, предупредите Бэкера и накопайте вместе с ним червей. А то скоро стемнеет.
Он поднялся, проводил Джонса до калитки и постоял немного, глядя ему вслед. Джонс шагал по Уэст — авеню ровным шагом, закинув голову и расправив плечи, отчего мускулы напряглись у него на спине.
— Чему ты улыбаешься? — услышал он голос Ивоа.
Парсел оглянулся.
— Какой милый мальчик. Смешной и милый. — И добавил, не спуская глаз с удалявшегося Джонса: — Как бы мне хотелось иметь сына.
— Да услышит тебя Эатуа, — подхватила Ивоа.
«Меньшинство» вернулось с богатым уловом, но великодушный жест Парсела не оказал желаемого действия. Таитяне отказались от рыбы. «Большинство» милостиво приняло дар, но вернувшись после очередной рыбной ловли, не отплатило любезностью за любезность. Только Ваа милостиво участвовала и в этом разделе и в последующих. Что касается Масона, то он либо действительно не знал, либо делал вид, что не знает, откуда берется рыба, которую подают ему к столу, и по-прежнему не отвечал на поклоны кормивших его людей.
Прошел январь. Ивоа заметно отяжелела и начала считать дни, вернее ночи, остававшиеся до родов. По ее расчетам, роды должны были прийтись на шестую луну и, как она надеялась, на последнюю ее четверть, которая считалась благоприятствующей, а если Эатуа внемлет ее мольбам, то и на чудесную ночь Эротооереоре, что означает: «Ночь, когда рыбы поднимаются из глубин». Она немало гордилась тем, что первым на их острове увидит свет сын Адамо. И это казалось ей счастливым предзнаменованием, сулившим ребенку славное будущее.
Вообще таитянки не отличались плодовитостью, и капитан Кук считал это свойство свидетельством мудрости всевышнего, учитывая свободу нравов и скромные размеры острова Таити. Во всяком случае, пока что одна только Ивоа готовилась стать матерью, и лишь в апреле выяснится, в каком доме еще ждут младенца. Однако в конце марта у таитянок появились кое-какие подозрения… Предстоящее событие казалось малоправдоподобным, до поры до времени женщины считали, что та, на которую падали их подозрения, просто чересчур разжирела от сидячей жизни. Однако в апреле сомнения развеялись. И когда Ваа в день после ночи Туру (ночь, когда рыбы соседствуют с крабами) появилась на рынке, чтобы взять причитавшуюся ей долю свинины, Женщины, стоявшие в очереди, сразу замолкли при виде ее недвусмысленно пополневшего стана. В течение двух недель новость эта занимала умы и сердца островитянок. А Итиа даже сложила несколько вольную, но простодушную песенку об этом событии. Но когда первая волна веселья улеглась, таитянки прониклись к Ваа уважением. Во время раздела она во всеуслышание заявила, что «согреет» вождя большой пироги. И, видимо, сумела сдержать свое обещание.
Апрель принес с собой также и разочарование — плохо уродился яме. После уборки яме строго распределили по едокам. Каждый вырыл рядом с домом яму и заложил туда полученную долю.
Кроме того, островитянам посоветовали по возможности экономить личные запасы, дабы дотянуть до следующего года, не трогая дикорастущего ямса. Его хотели сохранить в качестве неприкосновенного резерва на случай, если в следующем году урожай будет еще хуже.
Как-то в начале мая Маклеод велел передать Парселу, что он, мол, случайно проходил мимо ямы «черных» и заметил, что она опустошена больше чем наполовину. При таком расточительстве «черные», само собой разумеется, того и гляди бросятся собирать дикий яме и нанесут ущерб плантациям, которые решено сохранить в качестве резерва.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики