ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эти создания могли быть присланы из открытого космоса, но могли быть и изготовлены людьми на одной из альтернативных Земель.
Фаустаф уцепился за эту последнюю мысль. Организм Разрушителей действовал, не подчиняясь ни одному из нормальных законов, присущих животным. Возможно, они были искусственными, чем-то вроде роботов. Науке нужны такие роботы, но земной науке до их создания было еще очень далеко.
Кто же создал их? Откуда они пришли?
Фаустаф закурил сигарету и задумался. А нужно ли сообщать что-то Орелли? Он должен сам выяснить всю правду, и как можно скорее. Профессор встал и попросил хирургические инструменты. С помощью рентгеновских снимков он мог провести простую хирургическую операцию с Разрушителями, не создавая никакой опасности для их жизни. Он надрезал запястье одного из них. Кровотечения на разрезе не было. Затем взял элемент кости и кусочки плоти и кожи. Потом он постарался восстановить надрезанную ткань обычными способами, но шов не держался. В конце концов Фаустаф заклеил разрез обычной клейкой лентой. Профессор положил образцы под микроскоп в надежде, что его знаний основ биологии будет достаточно, чтобы обнаружить их отличие от нормальных кожи, кости и плоти.
Микроскоп сразу показал несколько существенных отличий, которые не требовали для своего обнаружения специальных знаний. Обычная клеточная структура полностью отсутствовала. Кость, казалось, состояла из металлического сплава, а плоть – просто из мертвой клетчатки, напоминающей пластик, хотя ее ячейки были гораздо более многочисленными, чем в любом из известных ранее пластиков. Единственный вывод, который он мог сделать, заключался в том, что Разрушители не были живыми созданиями в настоящем смысле; они были роботами – искусственно созданными.
Использованные в их конструкции материалы не были известны Фаустафу. Структура стали и пластика доказывала наличие очень высокого уровня технологии, более высокого, чем в его собственном мире.
Он начал ощущать беспокойство по поводу того, что, возможно, эти существа не были созданы на тех Землях, которые он знал. Они могли путешествовать через субпространство и, очевидно, были изготовлены для управления Разрывателем. Все это доказывало тот факт, что агенты Р-отрядов были созданы какой-то цивилизацией, действующей вне субпространства и, возможно, с базы в открытом космосе, за пределами солнечной системы. Тогда нападения осуществлялись не человеческими существами, как думал Фаустаф, что его и вводило в заблуждение. Разве он мог понять мотивы бесчеловечности Разрушителей? Не зная же, почему они пытаются уничтожить миры субпространства, казалось невозможным найти пути, как остановить их на сколько-нибудь долгое время.
Теперь он пришел к решению. Он должен уничтожить Разрыватель. Аппарат лежал в углу лаборатории, готовый к исследованию. Только уничтожение прибора могло остановить Орелли от использования или угрозы использования его с целью шантажа.
Фаустаф подошел к установке.
В этот момент профессор почувствовал дрожь в области запястья, и очертания комнаты стали блекнуть. Ему показалось, что воздух не поступает в легкие. Он узнал это ощущение – заработал инвокар.

IX. ЗЕМЛЯ-0

Доктор Мэй вздохнул с облегчением. Он стоял, потягивая вино из стакана, за стойкой бара в комнате, которую Фаустаф сразу же узнал. Это был его штаб в Хайфе на Земле-1.
Фаустаф подождал, пока в голове прояснится, перед тем как обратиться к Мэю.
– Мы уже не думали, что вы вернетесь, – сказал доктор. – Мы пытались выручить вас все это время, сразу после того, как вы исчезли при разрушении З-15. Я слышал, наш аджастор уничтожен.
– Простите, – вымолвил Фаустаф.
Мэй пожал плечами и поставил стакан. Его лицо выглядело необычайно изможденным.
– Это ничего по сравнению с тем, что тут происходит. У меня для вас есть новости.
– И у меня для вас.
Фаустаф заметил, что Мэй всегда бывает чем-то расстроен не вовремя. Он не счел нужным говорить об этом. В конце концов он вернулся на свою базу и мог наконец-то осуществить план, который окончательно вывел бы Орелли из игры.
Мэй пошел к двери. Техники убирали большой инвокар, который был использован, чтобы доставить Фаустафа через субпространство, когда они засекли сигнал на его диске.
Фаустаф вышел вслед за Мэем в коридор, и они вместе поднялись на лифте. На четвертом этаже они прошли в кабинет Мэя.
Там их ожидали несколько человек. Некоторых из них Фаустаф узнал: это были руководители отделений Центрального штаба и специалисты по связи.
– У вас есть что-нибудь сообщить нам до того, как мы начнем? – спросил Мэй, поднимая трубку селектора после приветствия. Он заказал кофе и положил трубку.
– Мне не нужно много времени для того, чтобы ввести вас в курс дела, – сказал Фаустаф.
Он сел в кресло и рассказал им о попытке Штайфломайса убить его, как стало ясно, что тот знает о мирах субпространства гораздо больше, чем они думали, как говорил о том, что организация Фаустафа не выдержит массированной атаки. Затем он перешел к описанию “образцов” Орелли и результатам их изучения.
Реакция на его сообщение была вовсе не такой, какую он ожидал. Мэй просто внимал, его губы были плотно сжаты.
– Это согласуется с нашими открытиями, профессор, – сказал он. – Мы установили контакт с новой альтернативной Землей. Точнее, я должен сказать, с ее частью. В настоящий момент она находится на стадии формирования.
– Сейчас возникает Земля! – Фаустаф был возбужден. – Нам нужно быть там. Видеть, как это происходит! Это может дать многое…
– Мы попытались проникнуть на З-0, так мы теперь ее называем, но любая попытка оказалась блокированной. Эта Земля не создается естественным путем, за ее формированием стоит разум.
Фаустаф легко согласился с этим. Логика говорила о том, что нечеловеческие силы работают не только на разрушение, но и, как теперь стало ясно, на созидание мира. Агенты Р-отряда – Штайфломайс и Мэгги Уайт – возможно, могли бы сказать больше. Все события прошедшего дня в свете создавшейся ситуации наполнялись худшим смыслом. И неприятности, с которыми он столкнулся, были значительнее, чем предполагалось.
Фаустаф налил себе кофе, который принесли в это время.
Доктор Мэй выглядел нетерпеливым.
– Что нам делать, профессор? Мы не готовы к отражению атаки, мы даже не вооружены настолько, чтобы справиться с другим большим отрядом Разрушителей того же типа, который встретился нам на З-15. Пока что эти силы до настоящего времени просто играли с нами.
Фаустаф кивнул и отхлебнул кофе.
– Вашей первой целью должен быть штаб Орелли, – сказал он. Когда же он продолжил, то, казалось, был растерян. – Штаб должен быть уничтожен – со всем, что в нем находится.
– Уничтожен? – Мэй хорошо знал взгляды профессора на святость жизни.
– Другого мы ничего не сможем сделать. Я никогда не думал так, я никогда не был в подобной ситуации, но мы вынуждены пойти на убийство нескольких, чтобы спасти многих.
Даже тогда, когда Фаустаф говорил это, он до конца не верил в необходимость предлагаемых им самим жестоких мер.
Доктор Мэй казался почти удовлетворенным.
– Вы говорите, что он на З-4, примерно в квадрате 38 – 62? Вы сами хотите возглавить экспедицию? Думаю, мы пошлем туда вертолеты с бомбами.
– Нет, я не хочу идти с вами. И дайте тем пятиминутное предупреждение. За это время они не успеют эвакуировать через туннель Разрушитель. Я обрисовал вам место. Его будет легко найти. Собор.
После того как доктор Мэй ушел готовить экспедицию, Фаустаф стал изучать информацию, которая касалась Земли-0. Информации было мало. Более того, исследования носили случайный характер. Когда происходило разрушение З-15 и возникли трудности с прокладкой туннеля между мирами, техники на З-1 обнаружили необычные показания приборов. Так они вошли в контакт с З-0. Были произведены пробы и обнаружена планета, которая находилась еще в нестабильном состоянии; на данном этапе она представляла собой мир, состоящий только из элементов в стадии мутации. Вскоре зонды исследователей были заблокированы, и стало невозможным получение информации: только индикаторы отмечали наличие нового тела.
Они знали, что это такое, но не знали, как оно появилось и кто ответственен за это. Фаустаф, кроме всего прочего, хотел знать и “почему”. Никогда ранее он не ощущал так сильно своей беспомощности, невозможности контролировать ситуацию, в которой оказался. На данном этапе он мало что мог сделать. Поразмыслив, профессор решил пока оставить это дело и поехать домой в пригород Хайфы, как следует отоспаться, возможности чего у него не было все последнее время и в чем он там теперь нуждался, надеясь, что утром у него возникнув новые идеи.
Он вышел из здания и окунулся в полуденный зной современного делового города. Остановив такси, Фаустаф назвал адрес. Устало слушая болтовню шофера о “кризисе”, который начался в его отсутствие, Фаустаф не мог уловить деталей, да и не стремился к этому, он понял только, что Восток и Запад начали один из своих споров, в настоящий момент по поводу нескольких стран Юго-Восточной Азии и Югославии. После смерти Тито Югославия затеяла игру с обоими блоками, и, хотя югославы стойко воздерживались от присоединения к Востоку или Западу, их позиция стала шаткой. Возникшая революция дала повод СССР и США послать туда силы по сохранению мира. Водитель такси говорил, что начались столкновения между русскими и американцами и что русский и американский послы отозваны от соответствующих стран. Фаустаф относился к подобным слухам и периодическим событиям без особого интереса, в отличие от словоохотливого шофера. По его мнению, водитель беспокоился без особой необходимости. Голова Фаустафа была занята более важными вещами.
Такси остановилось перед его домом. Он заплатил водителю и прошел по дорожке к парадному входу. Поискав в карманах ключ, профессор обнаружил, что тот, как всегда, потерялся. Тогда он пошарил по косяку над дверью и нашел спрятанный там запасной ключ, открыл им дверь и положил ключ на место.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики