науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Теперь начнется кутерьма – богачи, как мухи дохнуть будут…
– Пусть дохнут, – буркнул Жуга. – За все приходится платить… Зато наследнички обрадуются – заждались, небось.
Снизу вдруг послышались шаги. Все остановились, напряженно всматриваясь в темноту. Блеснул свет факела, из-за поворота показалась знакомая широкоплечая фигура.
– Олег!
– Ну, наконец-то! – вскричал тот, бросаясь навстречу. – Живы! А это кто? Эк, девка немощная… ее искали-то, что ль?
– Ее, – кивнул Реслав.
Олег сунул факел Жуге.
– Эх, бабы, бабы… Все беды из-за них. Дай-ка я…
Он осторожно подхватил Ганку, поднял ее, словно пушинку и понес, не переставая говорить.
– Я весь замок обегал, вас разыскивая. Здесь вход завалило, еле раскидал… Че гремело-то там?
– Так… сволочь одну прибили.
– А-аа… Ничего себе – прибили! Вся халабуда, вон, раскололась, вдребезги и пополам.
– Гости-то где?
– Смеешься? – повернул голову Олег. – Едва башня рушиться начала – только их и видели! Пан Пелевешич со всей челядью первый удрал. Один я только остался.
– Не забоялся?
– А чего мне бояться?
Жуга с Реславом переглянулись, усмехнулись понимающе.
За воротами обнаружилась беспризорная лошадь. Свели на двор, запрягли в одну из телег. Ганну уложили на свернутые одеяла, укутали потеплее, принесли воды. Жуга отыскал в повозке у музыкантов их котомки, бросил на телегу. Запасливый Олег пробежался вдоль столов, набил мешок снедью. Зачерпнул напоследок ковш из бочонка.
Двинулись в путь.
Ночь была прохладная, звездная. Поскрипывали колеса. Олег вызвался править. Ганка лежала, глядя на Реслава, улыбалась грустно. Балаж молчал, насупившись – казалось, о нем все забыли. Жуга сидел сзади, глядя на удалявшийся замок, гладил задумчиво Сажека. Котенок все еще вздрагивал, косился по сторонам, затем перелез через мешки и подобрался Ганне под руку.
– Ах! – удивилась та от неожиданности. – Кошка!
– Это кот, – с улыбкой поправил ее Жуга.
– Как его зовут?
– Сажек.
– Сажек… – она погладила котенка. Тот замуркал, заурчал, свернулся у нее под боком. Уснул.
Повозка проехала еще несколько верст, и полуразрушенный замок, словно страшный сон растворился в ночи.

* * *

Реслав проснулся рано, когда было еще темно. На ночлег стали близ реки, от воды тянуло холодком. Над росистой травой стлался густой туман. Где-то вдалеке куковала кукушка. Постель Жуги была пуста.
Реслав встал, прошел мимо шалаша, который вчера соорудили для Ганки чтобы не дуло, и направился к реке. Олег и Балаж спали, забравшись под телегу. Реслав прошел еще немного, и вскоре впереди замаячил неясный серый силуэт.
Жуга сидел на берегу, скрестив ноги, смотрел на бегущую воду.
– Ты, Реслав? – спросил он, заслышав шаги.
– Я. – Реслав сел рядом, помолчал. – Чего не спишь?
– Кукушку слушаю, – отозвался тот.
– Ну и сколько накуковала?
– Считать устал. Как там Ганка? Спит?
– Спит.
Жуга вытащил из воды котелок с остывшим отваром:
– Я вот тут ей приготовил… силы поддержать.
Помолчали.
– Я, Жуга, вот что тебе хочу сказать, – начал наконец Реслав. – Наговоры твои… в общем… цвет…
– Я знаю, – кивнул Жуга. – Я не различаю красное и зеленое. Мне многому придется учиться заново… А ты, Реслав, по-прежнему думаешь магию изучать?
Тот задумался.
– Не знаю… Хочется, конечно, но как вспомню Тотлиса, так прямо оторопь берет. Столько лет учиться, чтобы потом превратиться в такое вот… Хотя, может, он и раньше был такой. Подлец, он и без магии подлец… Знаешь, Олег с утра в Марген собирается.
– А вы? – спросил Жуга.
Реслав потупился:
– В Чедовуху, наверное… А ты – разве нет?
Жуга помолчал.
– Знаешь, Реслав, – наконец сказал он. – Меня ведь что раньше погоняло? Ненависть, злоба… месть… А теперь все ушло. Мары больше нет… Пусто как-то. Я ведь даже имени своего не знаю, так, прозвище – Жуга… Только жизнь и осталась, а я… не знаю, что с ней делать. Дорог на свете много, попробую отыскать свою.
– А как же…
– Ганка спит? – перебил его Жуга.
– Спит… – растерянно ответил Реслав.
– Так вот, сделай все, чтобы она спокойно спала. Любит она тебя, понял, дурень? Так-то…
Кукушка неожиданно смолкла. Жуга мотнул вихрастой головой, засмеялся тихо.
– Чего смеешься? – набычился Реслав.
– Я уж думал, не остановится она… Ишь, сколько накуковала. Ну, пойдем, Реслав, – солнце встает.

* * *

После завтрака Олег запряг лошадь, выехал на дорогу. За лесом уже виднелись островерхие шпили Маргена.
– Ну, прощаться будем? – подытожил он. – Пора мне. Лошадь я верну, знаю я ее – Витольда-рябого кобыла. Кто со мной в Марген?
Реслав пожал плечами, посмотрел на Ганну. Та уже была не так бледна, как раньше, улыбалась. Если бы не рубашка ниже колен, да чересчур заметная грудь, коротко остриженную Ганку можно было бы принять за мальчишку.
– Езжай, – сказала она. Подошла, взяла Олега за руку. – Спасибо тебе. Будешь в Чедовухе – заходи. Отца моего Довбушем зовут.
Олег замялся, засопел. Проворчал: «Эх, бабы…» – залез на телегу, тронул вожжи. Помахал рукой: «Прощайте!» – и вскоре скрылся за поворотом.
– Чай, и нам в путь пора, – сказал Балаж.
Ганна молчала. Подняла руку к плечу, по привычке поискала косу. Покосилась на Жугу. Тот улыбнулся.
– Реслав?
Реслав замялся, потупился неловко.
– Я… это… – он посмотрел на Ганну, покраснел. – Может быть, все таки пойдешь с нами в Чедовуху, а, Жуга? Довбуша проведаем… Пошли, а?
Жуга помолчал.
– Ты иди, Реслав, – наконец сказал он, – а мне там делать нечего. Да и в горы возвращаться тоже не хочу. Довбушу мой поклон… Пусть не серчает на меня.
Повисло неловкое молчание.
– Куда ж ты теперь?
Жуга пожал плечами:
– Куда-нибудь… Голова да руки везде пригодятся, – он полез за пазуху, вытащил Сажека. Протянул Ганке. – Возьми, Ганна. Он хороший. Пусть живет… – он поглядел на Реслава и закончил: -…у вас.
Ганна потупилась смущенно, зарделась. Посмотрела на Реслава, улыбнулась:
– Спасибо, Жуга…
Балаж молчал. Выражение лица у него было самое кислое.
– Тут, неподалеку, город есть, – сказал после недолгого молчания Реслав. – Вечно с его жителями что-то приключается. Может, там для тебя какое-нибудь дело найдется?
– Может быть… Как он называется?
– Гаммельн.
Жуга покивал задумчиво, посмотрел вдаль:
– Пожалуй, я загляну туда…
– Прощай, друг, – сказал Реслав. – Я не забуду, как мы вместе ходили по углям. Может, еще свидимся.
– Прощай, Реслав. Счастья тебе. И тебе, Ганна. Да и тебе, Балаж, тоже.
Жуга повернулся и зашагал вдоль по дороге. Остановился, поднял на руке посох, размахнулся, забросил его в кусты и пошел дальше, уже не останавливаясь больше.
Он все шел и шел, а двое парней и девушка все стояли и молча смотрели ему вслед, пока его нескладная фигура не скрылась вдали.


Оправа: ГОВОРЯЩИЙ 2

Медведь повернул к травнику перемазанную земляничным соком морду. Фыркнул.
«И это все? Ты просто повернулся и ушел?»
Жуга пожал плечами.
– Нет. Конечно, нет. Но как я мог остаться? Для чего?
«Вы, люди, вечно ищете, как обмануть природу. И эти ваши самки тоже… А этого колдуна из старой башни, я знаю,»– задумчиво проговорил медведь.
– Ты хотел сказать – знал?
«Ах– р! -вздыбился медведь. – Знал, знаю, буду знать – какая разница?! В конце концов, совсем не в этом дело… Тот, кто помог тебе вернуться в мир, мог разъяснить и остальное. Глупая человеческая гордость! Почему ты отказался?»
Травник промолчал, и зверь успокоился также внезапно, как и разъярился.
«Ну ладно, – проворчал он. – Что там было после?»


ТРИ СЛЕПЫХ МЫШОНКА

Вывеска была яркая и большая.
На серой каменной стене она сразу бросалась в глаза, заметно выделяясь из череды грубых жестяных бочонков, сапог, кренделей и колбас, которых множество висело над дверями других лавочек и мастерских. Чувствовалось, что хозяин не поскупился и нанял умелого рисовальщика – на желтом фоне, в прихотливом обрамлении зеленых листьев полукружьем изгибались красные готические буквы.
Надпись гласила:

IOGANN GOТTLIЕB
FARMACIUS

В правом нижнем углу была нарисована медная ступка с пестиком, в левом – стеклянный флакончик. Подойдя ближе, можно было прочесть написанное мелкими буквами: «Мази, бальзамы, порошки, настойки и другие целебные снадобья по доступным ценам. С разрешения Муниципалитета Вольного города Гаммельна».
И все.
Что тут непонятного?
Господин Иоганн Кристиан Готлиб, главный аптекарь города, сидел в большом кожаном кресле и задумчиво смотрел в окно, уже битых полчаса наблюдая, как странного вида паренек на той стороне улицы рассматривает его вывеску.
То был высокий, нескладный малый лет двадцати, с копной взъерошенных рыжих волос, ничем особо не примечательный, правда, может быть, несколько мрачноватый для своего возраста. Впрочем, последнее легко было объяснить: на улице шел дождь.
Даже не дождь, а холодный осенний ливень, вымывавший из городских стен последние остатки летнего тепла. Небо заволокло тучами от края и до края. Тяжелые, как свинец, капли с тупым упорством долбили черепицу крыш, плясали мелкими брызгами, потоками низвергались в черные жерла водосточных труб, чтобы вырваться из жестяного плена далеко внизу, и бежать вдоль по улицам холодными бурлящими ручьями.
Стояла осень, тот период между октябрем и ноябрем, когда уходящее лето еще может на прощанье подарить пару теплых дней, но обманывать себя становится все труднее, да и нет уже бодрящей утренней свежести, лишь висит в воздухе промозглая осенняя сырость, да пахнет прелой листвой.
Осень – это такая пора, когда чешутся и болят старые раны, ноют суставы, и выползает невесть откуда застарелый ревматизм, а уж о простуде и говорить нечего: каждый второй кашляет и чихает. В такие дни в аптеке у Готлиба не было отбою от покупателей, но сегодняшний ливень отпугнул, кажется, всех. Редкие прохожие кутались в тяжелые намокшие плащи и шли быстро, чуть ли не бегом, и лишь рыжий паренек напротив аптеки был недвижим, стоял, о чем-то размышляя.
Часы на городской ратуше пробили половину шестого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики