науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А ты смог бы выглядеть храбрым таким,
Как эти три глупых мышонка?
Жуга горько улыбнулся.

* * *

Часы на далекой теперь ратуше пробили полдень, и вдруг за стенами собора ожили, залились торжественно соборные колокола. Их было такое множество, и выводили они столь чистую и сложную мелодию, что Жуга не заметил, как ноги сами понесли его прямиком к собору.
Под высокими стрельчатыми сводами было темно.
– Есть тут кто? – окликнул он. Никто не отозвался, и Жуга осторожно двинулся вперед меж длинных, рядами стоящих скамеек.
Кафедра была пуста. У высокого, украшенного резьбой и позолотой алтаря тоже не было никого. Жуга поднялся по лестнице, прошел наугад по коридору и неожиданно очутился в маленькой светлой комнатке с покатым сводчатым потолком. У стены, на стуле сидел невысокий длинноволосый паренек. Он играл. Прямо перед ним, из стены двумя рядами торчали гладкие деревянные рукоятки, и когда ладонь юноши касалась одной из них, где-то высоко под сводами собора тотчас отзывалась чистым звоном колокольная бронза. Жуга замер в изумлении: всем этим трезвоном заправлял один человек!
Увлеченный своей музыкой, паренек ничего не замечал. Жуга стоял тихо, и лишь когда колокола смолкли, решился заговорить.
– День добрый.
Юноша вздрогнул от неожиданности, обернулся.
– Здравствуй… – Он смерил вошедшего взглядом и нерешительно потер бритый подбородок. – Ты как сюда попал?
– Дверь была открыта, – пожал плечами Жуга, и в свою очередь оглядел нового знакомого.
Это был невысокий, худощавый парень лет двадцати, одетый в серый немецкий полукафтан, который здесь называли «волком», короткие штаны, полосатые вязаные чулки и поношенные кожаные башмаки с пряжками. Настороженный взгляд карих глаз, усыпанное веснушками лицо. Одно плечо было почему-то слегка выше другого. При разговоре паренек слегка шепелявил.
– Как звать тебя, звонарь?
– Яцек…
– А меня – Жуга. Что-то не похож ты на немца, Яцек.
Тот кивнул в ответ:
– Так ведь и ты, я вижу, не здешний. Я из-под Кракова родом. Там вырос, там и играть учился, а год назад сюда вот перебрался – они как раз звонаря искали. А кариллон тут, между прочим, знатный!
– Кто? – удивленно переспросил Жуга. – Ка… Кариллон?
– Ну, да. – Яцек кивнул и повел рукою вдоль стены. – Вот вся эта штука, инструмент колокольный, кариллоном зовется… А ты откуда будешь?
– С гор я, – ответил тот и, подумав, добавил: – С Хоратских.
– О… далековато, – признал Яцек. – А в Гаммельне что делаешь?
– Бургомистра мне повидать надо. Ратушу я искал, да вот, заплутал малость. Народ здесь, кого ни спроси, один дольше другого объясняют, куда идти, да как… А я и половины слов не понимаю.
– Да? А я привык уже. – Яцек встал, подошел к стене и отворил низкую неприметную дверь. – Идем, кое-что покажу.
– Спасибо, да мне уж идти пора, – засобирался Жуга.
– Брось, – отмахнулся тот, – все равно бургомистра сейчас не застать – он только до полудня в ратуше бывает, да и то не каждый день. Как там тебя… Жуга? Пошли.
Жуга усмехнулся.
– Чего смешного? – не понял Яцек.
– Да так… Ты, верно, первый здесь, кто мое имя повторил.
– А-а! – рассмеялся тот. – Твоя правда – не могут немцы "Ж" произнесть… А может, не хотят.
– А что там?
– Увидишь.
Согнувшись, новоиспеченные приятели пролезли в дверь и оказались с той стороны стены.
Здесь было пыльно. Стройными рядами уходили вверх тонкие, туго натянутые веревки. Вдоль стены вилась ветхая деревянная лестница. В углах грязными лоскутьями висела паутина.
Вслед за Яцеком Жуга поднялся под самую крышу старого собора, где на массивных потолочных балках висели всяческих размеров колокола. Самый маленький можно было поднять одной рукой, самый большой весил, должно быть, пудов двадцать. Соединенные в хитрую систему из колесиков и рычагов, близ каждого колокола замерли маленькие бронзовые молоточки.
Яцек прошел по чердаку, поглаживая их ладонью.
– Вот так тут все и устроено, – он повернулся к Жуге. – У каждого колокола свой тон. Рычаги тянут за веревки, а те двигают молоточки. – Он постучал ногтем по массивной бронзовой юбке ближайшего колокола, и тот откликнулся чистым, еле слышным звоном.
– Слыхал, как звучит? – Яцек многозначительно посмотрел на Жугу. – Из Малина колокола-то…
– Хитро придумано, – оценил тот. – А ну, как веревка оборвется?
– Заменим…
Яцек открыл еще одну дверь, и оба вышли на узкий, засиженный голубями балкон. Выше была только крыша, и каменщики еще не добрались сюда со своими лесами. Гаммельн отсюда был как на ладони. Жуга огляделся и сразу увидел справа городскую ратушу.
– Понятно, – хмуро кивнул он. – Стало быть, не туда я свернул… А дом аптекаря Иоганна Готлиба где?
Яцек указал рукой:
– Вон тот, с белой трубой. А зачем тебе Готлиб?
– Работать я к нему нанялся, – нехотя пояснил Жуга. – Помощником, на время.
– Ты?! – Яцек посмотрел на него с невольным уважением. – А не врешь?
Жуга пожал плечами.
– Зачем мне врать?
– А живешь где?
– Нигде пока… – Он еще раз осмотрелся окрест, запоминая дорогу, вздохнул и отвернулся. – Ладно, пошли вниз. Спасибо, что город показал.
– Да не за что, – сказал тот, спускаясь. Старые ступени скрипели под ногами. – Все равно, Гаммельн не сверху – изнутри смотреть надо… Ты куда идешь сейчас?
– Я? Не знаю, – Жуга пригладил ладонью растрепанные рыжие волосы. – Как-то не думал еще.
– Я сейчас свободен. Если хочешь, пошли, покажу, где тут что купить можно подешевле. Деньги у тебя есть?
– Есть немного…

* * *

На улице было светло. В куче песка подле входа по-прежнему играли дети. Жуга щурился после соборного полумрака, моргал часто.
– Куда теперь? – спросил он.
– Направо, – ответил Яцек. – Там сперва…
Что именно там находится, он не успел сказать: деревянные столбы неожиданно затрещали, и высокие строительные леса на левом крыле собора угрожающе зашатались. «Берегись! – донесся сверху чей-то истошный крик. – В сторону! В сторону!!!»Яцек поспешно рванулся обратно под прочные своды собора и потянул за собой Жугу.
Ребятишки бросились врассыпную, убегая со всех ног, и лишь одна девчушка лет пяти осталась стоять, глядя завороженно, как заваливается на бок угловатая, неровно сбитая громада лесов.
Жуга вскинулся запоздало.
– Беги! – крикнул он ей. – Да беги, же!!! – И через миг осознал, что она его просто не понимает. – А, ч-черт! Да пусти ты! – он вырвал у Яцека из рук полу своей рубашки и бросился вперед.
– Куда?! – ахнул тот. – Стой, дурак! Убьешься!!!
Было ясно, что он не успеет – леса уж не заваливались – они падали, словно гигантский кулак, готовый прихлопнуть двух мошек – большую и малую. И вдруг… Яцек даже не успел толком понять, что произошло: Жуга вскинул руки, крикнул что-то на бегу, и воцарилась тишина.
Леса вдруг зависли под самым нелепым углом, застыли внезапно, в одно мгновение. Яцек не мог поверить своим глазам.
Жуга, хромая, поравнялся с кучей песка, подхватил девочку на руки и побежал дальше, отягощенный своей драгоценной ношей, не останавливаясь и не оглядываясь, как бегут последний раз в жизни…
И тут невидимая подпорка не выдержала!
Тяжелые балки с треском и грохотом рухнули, ломаясь, туда, где еще мгновение назад были девочка и рыжий паренек. Пыль, щепки, мусор взвились столбом, длинный брус ударил бегущего под колени, сбил с ног. Жуга упал, прокатился по камням мостовой и остался лежать неподвижно.
Со всех сторон к ним бежали люди. Яцек стряхнул оцепенение и тоже поспешил туда.
Жуга лежал, тяжело дыша и крепко прижимая к себе девочку. Из разбитого носа его текла кровь. Завидев Яцека, он кивнул и попытался сесть.
– Ты цел? – обеспокоенно спросил тот.
– Вроде… – прохрипел Жуга, откашлялся, сел и поморщился. – Нога вот только…
Он осторожно поставил девочку на ноги, отряхнул на ней простое саржевое платьице. Оглядел хмуро растерянные, бледные лица столпившихся вокруг горожан.
– Чей ребенок?
Люди молчали. Жуга уже хотел повторить свой вопрос, но вовремя сообразил, что его опять не понимают.
– Чья девочка? – спросил он уже по-немецки.
– Это Магда, – дрожащим голосом сказала какая-то женщина, – прачки Анны-Марии дочка… Господи Боже! Давайте я отведу ее домой…
Жуга встал, поморщился, ступив на больную ногу. Поглядел на обломки упавших лесов. Девочка стояла рядом, доверчиво держа его за руку теплой ладошкой, не хотела отпускать.
– Хорошо, – кивнул он.
Девочку увели к матери. Люди потихоньку расходились, обсуждая происшествие, и вскоре на площади остались только Яцек и Жуга.
– У тебя кровь течет, – сказал Яцек.
– Да? – Жуга осторожно потрогал свой распухший нос. – А, верно… Тут есть, где умыться? Колодец какой-нибудь там…
– Вот что, – предложил Яцек. – Я тут, неподалеку живу, вон в том доме. Пошли ко мне – тебе все равно пока идти некуда.
Жуга помолчал, задумчиво глядя на свои окровавленные пальцы. Кивнул:
– Что ж, пошли, пожалуй.

* * *

Яцек обитал под крышей высокого каменного дома, что принадлежал вдове пекаря Эриха Мютцеля – Гертруде Мютцель. Сама хозяйка, дородная женщина почтенных лет, занимала второй этаж. Третий этаж и мансарды сдавались внаем. Внизу была пекарня. Яцек и Жуга вошли и поднялись наверх.
– Садись, – Яцек кивнул в сторону кровати и потащил с полки большой фаянсовый кувшин. – Я сейчас за водой сбегаю.
Жуга сел и огляделся.
Низкая, но довольно длинная комната, где двух стен не было вовсе – лишь скошенный углом потолок – была обставлена просто: стол, стул, застеленная одеялом кровать, шкаф для одежды и большой, окованный железными полосами сундук с пожитками Яцека. В углу, на колченогой табуретке примостился таз для умывания. На столе, в закапанной воском бутыли торчал огарок от свечи. Справа углом выпирала из стены печная труба. Окно вело на крышу.
– Я и не знал, что на чердаке можно жить, – сказал Жуга, когда Яцек вернулся. – Сколько ты платишь хозяйке?
– За мансарду? – тот поставил кувшин на стол, вытер руки о штаны. – Талер в месяц.
– Ну, это – не деньги…
– Так ведь и это – не жилье, – грустно улыбнулся тот.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США

Рубрики

Рубрики