ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я внутренне преобразился, бремя, грозившее сл
омать меня, спало с моих плеч, мой рассудок успокоился, горечь и напряжени
е рассеялись без следа. Ранкин исчез, исчез окончательно и безвозвратно.
Эра несправедливости отошла в прошлое.
Я не поскупился, когда по конторе начал гулять подписной лист; исправно я
вившись на похороны, я злорадно ликовал, когда могильщики сваливали гроб
в яму, а затем сделал постную мину и присоединился к общему хору соболезн
ований. Я дрожал от нетерпения получить стол и кабинет Ранкина, свое зако
нное наследство.
Нетрудно представить себе мое изумление, когда через несколько дней на п
режнюю должность Ранкина был назначен Картер, молодой сотрудник, находи
вшийся до того ниже меня по служебному положению и сильно уступавший мне
по опыту. Оглушенный нежданной новостью, я пытался Ц и не мог Ц понять и
звращенную логику людей, презревших все законы старшинства, очередност
и и заслуг. В конечном итоге я пришел к заключению, что злобные наветы Ранк
ина упали на благодатную почву.
Как бы там ни было, я терпеливо снес эту неудачу, обещал Картеру полную сво
ю поддержку и принял деятельное участие в осуществлении задуманной им р
еорганизации отдела.
На первый взгляд перемены казались незначительными, однако позднее я ос
ознал, что они куда серьезнее, чем можно бы подумать, что в результате их п
роведения вся без изъятия власть в отделе переходит к Картеру, мне же ост
ается лишь самая рутинная работа, отчеты о которой никогда не покидают с
тен отдела и Ц тем наипаче Ц не передаются в правление. Теперь я понял, ч
то последний год или около того Картер тайно вникал во все аспекты моей р
аботы, что все, сделанное мной в период правления Ранкина, украдено у меня
и считается заслугой Картера.
Когда дело дошло до прямого выяснения отношений, Картер не стал юлить и о
правдываться, а попросту указал мне на мое подчиненное положение. Далее
он полностью игнорировал мои попытки найти с ним общий язык и делал букв
ально все от него зависящее, чтобы вызвать во мне враждебное отношение.
А затем последовало завершающее оскорбление: Джейкобсон, принятый в отд
ел на прежнее место Картера, был официально назначен его заместителем.

Вечером я раскрыл стальной ящичек, где хранились записи о гонениях, пере
несенных мной под началом Ранкина, чтобы присовокупить к ним все то, что п
ретерпел за последнее время от Картера.
Доверив свои беды бумаге, я хотел уже было захлопнуть дневник, когда на гл
аза мне попались заключительные строчки прежних записей:

…потерял равновесие, упал в пролет и насмерть разбился о кафельный
пол вестибюля.

Эти слова словно жили собственной жизнью, в них ощущалась странная подсп
удная дрожь. Они не только представляли собой на удивление точное предск
азание постигшей Ранкина участи, но и обладали легко различимой притяга
тельной, магнетической силой, которая резко выделяла их из остального те
кста; где-то в глубине моего сознания некий голос, торжественный и огромн
ый, пропел их медленным речитативом.
Повинуясь внезапному побуждению, я раскрыл дневник на чистой странице и
написал:
На следующий день Картер погиб в дорожно-транспортном происшеств
ии, прямо под окнами фирмы.

Что за детскую игру я затеял? Мысль, что я докатился до первобытной ирраци
ональности гаитянского колдуна, протыкающего булавками глиняную фигур
ку своего противника, вызвала на моих устах горькую улыбку.

Так что же произошло на следующий день? Я спокойно перелистывал какую-то
папку, когда с улицы донесся пронзительный визг покрышек, буквально приг
воздивший меня к месту. Звуки дорожного движения резко замерли, сменилис
ь неразборчивым шумом, а затем наступила полная тишина. Изо всех помещен
ий нашего отдела один лишь кабинет начальника выходил на улицу. Пользуяс
ь тем, что Картер отлучился получасом раньше, мы открыли дверь, бросились
к распахнутому окну и облепили подоконник.
Судя по всему, какую-то машину занесло при торможении на тротуар, и теперь
группа из десяти-двенадцати мужчин осторожно поднимала ее, чтобы верну
ть на мостовую. Машина выглядела неповрежденной, однако по асфальту медл
енно змеился ручеек какой-то темной, вроде машинного масла жидкости. Зат
ем машину подняли выше, и мы увидели под ней распростертую мужскую фигур
у с неестественно вывернутыми руками и головой.
Цвет костюма представлялся до странности знакомым.
Двумя минутами позднее мы поняли, что это Картер.
Вечером я уничтожил свой блокнот и все прочие записи, касавшиеся Ранкина
. Было это обычным совпадением, или я сам неким непонятным мне образом «вы
хотел» его смерть, а затем и смерть Картера? Чушь, ерунда Ц ну какая, скажи
те на милость, может быть связь между дневником и двумя смертями? Мои запи
си суть всего лишь следы движения карандаша по бумаге. Искривленные поло
ски, покрытые тончайшим слоем графита, представляющие идеи, не существую
щие нигде, кроме моей головы, Ц и только.
Однако способ разрешить все эти сомнения был слишком очевиден, чтобы им
не воспользоваться.
Я запер дверь, взял свежий блокнот и приступил к поискам подходящей для м
оих целей личности. Мой взгляд остановился на утренней газете. Губернато
р амнистировал некоего молодого человека, осужденного на смерть за убий
ство пожилой леди. С фотографии нагло ухмылялось грубое, без стыда и сове
сти лицо.
Я написал:

На следующий день Фрэнк Тейлор умер в Пентонвильской тюрьме.


Скандал, воспоследовавший за смертью Тейлора, едва не привел к отставке
министра внутренних дел, а купно с ним и всей комиссии по пенитенциарным
заведениям. Несколько дней газеты наперебой выдвигали самые дикие обви
нения против всех официальных лиц, имеющих хоть какое-то отношение к исп
олнению наказаний. В конце концов выяснилось, что Тейлора избили до смер
ти тюремные надзиратели. Я доскональнейшим образом изучал все материал
ы специально созданной комиссии, в слабой надежде найти среди них хоть ч
то-нибудь, могущее пролить свет на природу экстраординарной, злонамерен
ной сущности, каковая, по всей уже видимости, связывала записи в моем днев
нике со смертями, неизбежно происходящими на следующий день.
Как и можно было предвидеть, мои изыскания не дали ровно никакого резуль
тата. Внешне я хранил полную невозмутимость Ц ходил на работу, механиче
ски выполнял получаемые задания, беспрекословно следовал всем указани
ям Джейкобсона, думая при этом совершенно о другом. Всеми силами своего р
ассудка я пытался постичь природу и сущность дарованной мне силы.
И все же некоторые сомнения оставались. Чтобы окончательно отвести всяк
ую возможность случайных совпадений, я решил устроить еще одну, критичес
кую, проверку, на этот раз Ц с точными, подробно расписанными инструкция
ми.
Выбор субъекта проверки не представлял никаких трудностей Ц Джейкобс
он буквально напрашивался на эту роль.
Перед тем как достать блокнот, я надежно запер дверь. Пальцы меня не слуша
лись, карандаш дрожал, как живой, казалось, что вот сейчас он вырвется и пр
онзит мое сердце.
Вот что я написал:

Джейкобсон умер на следующий день в 2.43 пополудни. Перед этим он запе
рся во второй кабинке слева мужского туалета третьего этажа и перерезал
себе вены на запястьях лезвием безопасной бритвы.

Я поместил блокнот в конверт, заклеил конверт, запер его в сейф и лег спать
. Но сон так и не пришел Ц эти слова непрерывно звучали в моих ушах, сверка
ли перед моими глазами, как сокровища преисподней.

После самоубийства Джейкобсона Ц осуществленного в точном соответств
ии с моими инструкциями Ц все сотрудники нашего отдела получили недель
ный отпуск (отчасти Ц чтобы сделать их менее доступными для пронырливых
репортеров, успевших уже унюхать жареное; кроме того, управляющие склон
ялись к мнению, что смерть Картера, последовавшая вскоре за столь же неож
иданной смертью Ранкина, вогнала Джейкобсона в черную меланхолию). Все э
ти семь дней я сгорал от нетерпения вернуться на службу. Мое отношение к п
роисходящему претерпело радикальные изменения. Мне так и не удалось уст
ановить источник своей странной способности, зато наличие ее не вызывал
о уже никаких сомнений, что позволяло всерьез задуматься о будущем. Обре
тя твердую почву под ногами, я мало-помалу пришел к убеждению, что само уж
е появление этой способности обязывает меня отмести прочь все страхи и и
спользовать ее в полной мере. К тому же, напоминал я себе, вполне возможно,
что я Ц не более чем орудие некоей высшей силы.

А что, если мой дневник Ц всего лишь зеркало, отражающе
е будущее? Что, если я каким-то диким, фантастическим способом заглядываю
на двадцать четыре часа вперед и не изобретаю смерть, а правдиво описыва
ю происшедшие уже события?

Эти вопросы преследовали меня неотвязно.
Вернувшись на работу, я обнаружил, что многие из сотрудников уволились, о
бразовавшиеся вакансии заполнялись с большим трудом Ц информация о тр
ех смертях, а особенно о самоубийстве Джейкобсона стала уже достоянием г
азет. Управляющие выражали свою искреннюю признательность сотрудникам
, особенно Ц старшим, которые сохранили верность фирме, и это существенн
о укрепило мое положение. Я получил под свое начало отдел Ц повышение бо
лее чем заслуженное, но безнадежно запоздавшее, ведь теперь я задумал по
пасть в правление.
Для этого требовалось переступить через трупы, в самом буквальном смысл
е.
В двух словах говоря, я намеревался обрушить фирму в пучину кризиса стол
ь всеобъемлющего, что правление будет вынуждено ввести в свой состав нов
ых управляющих из числа старших менеджеров. Поэтому я терпеливо дождалс
я дня, когда до очередного заседания правления осталась ровно одна недел
я, а тогда заперся в своей комнате и написал по несколько строчек на четыр
ех листках бумаги, по одному на каждого из исполнительных директоров.
1 2 3 4

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики