демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Идона плакала навзрыд, как ребенок, ее душило отчаяние.
Потом, немного успокоившись, она услышала, как открылась дверь, и подумала, что, наверное, это старый Эдам или няня.
Она слушала шаги: кто-то остановился возле дивана, Идона поняла — это не слуга, а маркиз.
Девушка подняла голову с подушки, но так, чтобы он не видел ее лица.
Она едва узнала голос маркиза, когда он сказал:
— Не ожидал найти вас в слезах. До сих пор вы так мужественно вели себя.
— Я… не мужественная, я… боюсь, — прошептала она.
— Меня?
— Да. Вас и всего… Мне страшно — я не смогу жить в Лондоне; все… станут смеяться надо мной.
— Уверяю вас, никто не посмеет.
Маркиз так близко сел рядом, что она вздрогнула.
Идона почувствовала, как он сунул ей в руку платок, и только тогда посмотрела на маркиза.
Тончайший батист источал аромат духов, и девушка сразу вспомнила об отце. Слезы с новой силой хлынули из глаз.
Невероятным усилием воли она заставила себя перестать плакать и сказала:
— Извините меня.
— Не за что извиняться, — ответил маркиз. — У вас был очень утомительный день. Идите отдыхать и положитесь во всем на меня. Иногда все совсем не так плохо, как нам кажется. Я думаю, вы и сами это поймете, не сейчас, после. Попытайтесь поверить — я сделаю как лучше для вас.
Маркиз сидел спиной к окну и видел ее мокрые ресницы, заплаканные щеки и дрожащие губы.
— Вы очень молоды, — сказал он, словно рассуждая сам с собой, — но разум подскажет вам, что я поступаю правильно, хотя мои планы не совпадают с вашими желаниями.
Идона долго смотрела на него, потом сказала:
— Я думаю, я сужу не с точки зрения разума, а с точки зрения чувств.
— Совершенно верно, — согласился маркиз. — И если вы после сумеете доказать мне свою правоту, тогда найдем другое решение.
Идона вздохнула:
— У меня действительно будет выбор? Если будет трудно… невозможно… выдержать, я смогу вернуться домой?
— Когда представится случай, мы об этом поговорим, — пообещал маркиз.
— Спасибо… Спасибо!.. Сейчас мне лучше, и я очень сожалею, что убежала и расплакалась. Это слишком по-детски. А как вы догадались, где я?
— Я подумал, что, как и большинство детей, вы побежали искать маму.
Идона удивленно посмотрела на маркиза.
Она никак не ожидала услышать ничего подобного, она думала, он просто не способен такое сказать, как, впрочем, и понять.
Она не нашлась, что ответить, а он протянул руку и помог Идоне встать.
— Пора спать. Утро вечера мудренее.
Это был приказ, и Идона подчинилась.
Глава 5
Идона оглядывала залитую светом гостиную. Маркиз сидел во главе стола с двумя блистательными красавицами по сторонам. Идоне все казалось нереальным, как в театре.
С тех пор как она появилась в Роксхэм-Хаусе, у нее было ощущение, что она спит, а ходит и говорит — как кукла, которую маркиз дергает за веревочки.
Его бабушка, вдовствующая маркиза, оказалась совершенно не такой, как она ожидала.
После их вечернего разговора маркиз выехал из их имения утром рано, как только Клэрис Клермонт была готова отправиться в путь.
После его отъезда Идона узнала, что он оставил указание: им с няней отбыть в Лондон на следующее утро, когда за ними прибудет экипаж.
Няня с гораздо большим нетерпением ждала перемен, чем Идона.
— Его светлость прав, — заявила она твердо, — хотя он и привез ту разукрашенную дамочку, он понимает, что ты леди и должна занять подобающее место в обществе. Вспомни, что этого так хотела твоя мать!
— Я не хочу никакого места в обществе! — ответила Идона.
Но няня не слушала, а лишь продолжала рассуждать, как были бы рады ее родители, если бы знали, что ее представят в Лондоне вдовствующей маркизе.
— А откуда ты о ней знаешь? — удивилась Идона.
— Я держу ухо востро, — улыбнулась старушка. — И все слушаю, не то что некоторые.
Идона подавила смешок, а няня продолжала:
— Слуги говорили, что ее светлость сильно уважают, и раз у его светлости нет жены, то она хозяйка всех домов, которые есть у его светлости. Он развлекает самых главных и важных персон во всем королевстве и самого принца-регента.
Идона не стала говорить, что принц не самая уважаемая персона; она слышала, как отец рассказывал о его связи с миссис Фитцгерберт и с другими женщинами.
Но няню невозможно было остановить, и Идона в конце концов перестала вникать в ее слова.
Едва она увидела маркизу, ей показалось, она чем-то напоминает ее мать.
Когда та поздоровалась с ней, у Идоны возникло странное ощущение, что у этой женщины на Беркли-сквер она может чувствовать себя, как дома.
Наутро маркиза послала за лучшими портнихами на Бонд-стрит.
— Ты шагу не ступишь за порог дома, пока я не одену тебя так, как считаю нужным.
Идона заволновалась:
— Пожалуйста, мадам, но хоть минуту послушайте меня.
— Конечно, — ответила маркиза.
— Его светлость сказал, что мне нужны новые платья. Но я знаю, мама была бы очень шокирована тем, что мужчина платит за мои вещи.
Глаза маркизы заискрились:
— Мой внук тратит кучу денег на разных женщин, но я впервые вижу, что он это делает бескорыстно. И не могу позволить тебе отказать ему в его великодушии — это очень для него полезно.
Она произнесла это таким тоном, что Идона рассмеялась. А потом сказала:
— Но вы знаете, мадам, это же… неприлично.
— Ничего подобного, — покачала головой маркиза. — Для всех — ты под моим крылом, и я отвечаю за то, как ты выглядишь. А кто оплачивает, совершенно не важно. И Богу известно, что уж Шолто может себе это позволить!
Идона хотела продолжить спор, но поняла, что это бесполезно.
Кроме того, няня верно сказала: если бы маркиз не оплатил ее платья, то откуда бы они взялись?
— Твой батюшка был очень легкомысленный, — заявила она. — Теперь ничего не поделаешь. Неприятность есть неприятность, как на нее ни поглядеть. Уж лучше, мисс Идона, благодари Бога, что нас не выкинули на улицу подыхать с голоду.
Мысль о такой возможности словно пронзила Идону. Ну что ж, как сказал бы ее отец, дареному коню в зубы не смотрят.
От платьев, выбранных для нее маркизой, захватывало дух. Ни о чем подобном она и мечтать не могла.
Стройная фигурка Идоны позволила выбрать несколько платьев, и некоторые подошли отлично.
Вслед за платьями появились шляпки, украшенные цветами, лентами, изящными кружевами. Все это буквально преобразило девушку.
Идону, правда, несколько волновало то, что все платья были прозрачные и оттого, на ее взгляд, нескромные.
Маркиза рассмеялась, узнав об ее страхах.
— Завтра вечером ты увидишь платья пооткровеннее твоих. На молоденьких они выглядят великолепно, девушки в них — ну просто настоящие сильфиды, а толстые старухи в таких нарядах ужасно смешны. Женщины в возрасте должны бы понимать, что, одеваясь подобным образом, выставляют себя на посмешище.
Маркиза вообще-то была добрая женщина, но иногда отпускала такие замечания, что Идона радовалась, что они относятся не к ней. Но слушать эти замечания было очень забавно.
На второй день, когда маркиза решила, что у Идоны достаточно платьев для появления на публике, они отправились на Роттен-Роу. Девушка заметила любопытные взгляды — люди явно спрашивали друг друга про нее.
Дома маркиза заявила:
— Ну вот, к вечеру все будут знать, кто ты. Станешь новой звездой.
У Идоны сердце от страха бешено забилось; дрожащим голосом она спросила:
— Что вы имеете в виду?
— Я имею в виду, — ответила та, — что завтра бал в Девоншир-Хаусе, его устраивает красавица, герцогиня Джорджиана. Но я уверена, ты будешь успешно соперничать с ней в красоте.
Идона решила, что маркиза шутит. Когда после чая в гостиной появился маркиз, Идона почувствовала неловкость. Маркиз вошел как всегда со скучающим выражением лица. Он держал в руках лист бумаги.
— Мне вручили список гостей, — сказал он бабушке. — И в нем нет Роузбел. Я почти уверен, она мне говорила перед отъездом в прошлый четверг, что вернется вовремя ради девонширского бала.
— Ну что ж, это так похоже на Роузбел — взбудоражить всех.
— Нам надо подыскать еще одного мужчину, — сказал маркиз. — Я собираюсь пригласить Ворчестера отобедать с нами.
— А ты абсолютно уверен, что Роузбел приедет? В этот момент дверь гостиной распахнулась, и веселый певучий голос воскликнул:
— Я вернулась! У меня было преотличное путешествие! Замечательное, но утомительное.
В комнату ворвался, как показалось Идоне, небольшой вихрь, но оказалось, что это очень хорошенькая молодая женщина.
Она была в лиловом платье, рыжие волосы оттеняли прозрачность кожи, длинную шею украшало ожерелье из аметистов и бриллиантов.
Женщина пронеслась по комнате, расцеловала маркизу в обе щеки, потом повернулась к маркизу:
— Ну как ты, дражайший Шолто? Как всегда, плохо себя вел?
— Ну естественно, — протянул маркиз. — Да, но мы как раз говорили о тебе.
— Я польщена. А это кто?
Девушка посмотрела на Идону, а маркиза объяснила:
— Это, Роузбел, новая подопечная Шолто. Мисс Идона Овертон. А это леди Роузбел Вестерн!
Роузбел рассмеялась, и показалось — зазвенели колокольчики.
— Подопечная Шолто! И такая юная! Я думаю, он очень ненадежный опекун.
— А вот и ошибаешься! — сказал маркиз. — Я чрезвычайно серьезно отношусь к своим обязанностям.
И Роузбел снова рассмеялась. А потом сказала Идоне:
— Не верь ни единому слову. Это волк в овечьей шкуре. Но только мало кого ему удается обмануть.
Идона смутилась, заметив, как они обменялись насмешливыми взглядами. Шутки и веселье не смолкали до тех пор, пока девушки не пошли переодеваться наверх.
Идона вошла к себе, а леди Роузбел — следом.
Она, судя по всему, собиралась поговорить, и няня тактично вышла.
Леди Роузбел уселась на край кровати, сняла модную шляпку и кинула на пол.
— А теперь скажи правду, почему ты здесь? — спросила она. — Должна быть веская причина, поскольку я никогда не замечала за Шолто, чтобы он знал о существовании молодых, незамужних девушек.
Идона удивленно смотрела на нее.
— Они тебе не объяснили, что я вдова? Мой муж погиб в сражении с французами, и я, конечно, не должна так говорить, но для меня это самое лучшее, что могло произойти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики