ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я не намерен на ней жениться, хотя многие пытались устроить наш брак.
— Но ведь Роузбел… не хотела бы… жить в бедности, — пробормотала Идона, желая понять, что произошло.
Маркиз улыбнулся, как будто это не важно, а его губы касались щеки Идоны, когда он сказал:
— Я все устроил. Чтобы она смогла принять предложение лорда Рока — я отдал ему одно имение и дом.
Идона радостно воскликнула:
— Значит, Роузбел будет счастлива! Как я рада! Я так рада!..
— А теперь, когда я освободился от всех проблем, что ты собираешься делать со мной? — спросил маркиз.
Он почувствовал, как Идона задрожала.
— Ты, вероятно, понимаешь, раз ты спасла мою жизнь, ты теперь ответственна за меня навсегда.
— А как это?
Она чувствовала, что не может говорить связно, потому что все ее существо было переполнено незнакомыми ощущениями, совершенно прекрасными, которых она никогда прежде не знала.
Маркиз изобразил кривую усмешку и сказал:
— Ты знаешь ответ, но я понимаю: каждая женщина хочет, чтобы предложение руки и сердца было сделано по всей форме.
— Руки и сердца? — пробормотала она. — Вы действительно говорите, что я могу выйти за вас замуж?
— Во всяком случае, я намерен на тебе жениться, — заявил маркиз. — И все готово.
— Я люблю тебя, но думаю, мне не стоит выходить за тебя замуж.
— Почему?
— Но ты такой необыкновенный, такой важный, а я боюсь общества, в котором ты живешь.
— Ты говорила мне, что ты хотела бы выйти замуж только за того, кого любишь, и что скорее будешь мыть полы или останешься старой девой, чем выйдешь замуж за нелюбимого только из-за его положения в обществе.
— Это правда, — согласилась Идона.
— Тогда, если ты меня любишь, какое значение имеет мое положение?
— Я люблю тебя, но я не думала, что ты об этом догадываешься.
Маркиз счастливо рассмеялся.
— Я подозревал, дорогая, я умею читать твои мысли. И подозревал до того, как вчера ночью поцеловал тебя. А когда поцеловал, то понял — ты даешь мне ту любовь, которую я искал всю жизнь и которой не надеялся найти.
— Правда? На самом деле? — спросила Идона. Его слова поразили ее, она не ожидала услышать их от маркиза.
— Каждая женщина, с которой я встречался до сих пор, больше интересовалась моими титулами и богатством, чем мной.
— Ну ты же знаешь, мне это не важно, — выразительно подчеркнула Идона.
— Ты довольно ясно дала это понять, убежав сегодня утром, — сказал маркиз. — И поскольку я не хочу тебя потерять, мы поженимся сегодня в шесть вечера.
Идона удивленно посмотрела на него:
— Что ты сказал? В шесть часов?
— Я чувствую, с моей стороны было бы ошибкой ждать. Ты найдешь у няни свадебный наряд, он готов. А викарий ждет нас в церкви, той самой, возле которой покоятся твои предки.
— Я не могу поверить, что это возможно, что я могу выйти за тебя замуж. А что подумают твои друзья? А твоя бабушка?
— А разве это имеет значение? И вообще разве что-то имеет значение, если мы нашли друг друга? Что может быть важнее любви, о которой ты всегда говорила и которая, пока я тебя не встретил, я был уверен, вообще не существует.
— Я… действительно тебя люблю! — воскликнула Идона. — Я люблю тебя так отчаянно, что уйти от тебя или оставить тебя — подобно смерти. Но вдруг я тебя подведу, вдруг ты будешь со мной несчастлив?
Маркиз нежно улыбнулся:
— Поцелуи заставляют нас парить в небесах, так что нам не о чем беспокоиться.
Он снова стал целовать ее и целовал до тех пор, пока Идона не почувствовала, что покинула тело и улетела на небеса.
Потом маркиз сказал:
— Иди и приготовься. Мне жаль расставаться с тобой даже на минуту, я хочу тебя целовать бесконечно, но мы продолжим, когда ты станешь моей женой.
Идоне хотелось задать тысячу вопросов, но она подчинилась ему, импульсивно поцеловав его в щеку. Он протянул к ней руки, но она ускользнула.
Добежав до дверей, обернулась. Солнце из окна упало на волосы Идоны; они засверкали золотом, а глаза сияли любовью.
Маркиз смотрел ей вслед: никогда раньше он не встречал девушку красивей.
Ровно без десяти шесть Идона спускалась по лестнице в холл, где ждал ее маркиз. На ней было белое платье, которое, как решила няня, больше всех привезенных из Лондона подходило для этого случая.
Идону украшала вуаль из брюссельских кружев и венок, который леди Овертон надевала на свадьбу, как и многие невесты не одного поколения Овертонов до нее. Идона воплощала в себе все, что маркиз хотел видеть в своей жене.
Он любил ее не только за красоту, но и за робость, неуверенность, проглядывающие на лице сквозь сияние любви.
Это была как раз такая свадьба, о которой он мечтал всегда, но думал, что она невозможна.
Маркиз помог Идоне сесть в экипаж и положил букет белых орхидей ей на колени. Их взгляды встретились, и он понял — ее чувства настолько сильны, что выразить их словами невозможно.
Всю дорогу до церкви они молчали. Маркиз держал ее за руку. Лошади остановились, и маркиз тихо проговорил:
— Я люблю тебя, дорогая.
По его телу пробежала дрожь, подобно волне прилива.
Священник ждал.
Алтарь был украшен белыми лилиями, звуки органа очень тихи, в церкви никого не было.
Когда Идона встала на колени рядом с маркизом и священник благословил их, она была уверена: ее мать и отец смотрят на них с небес, и они счастливы за дочь, нашедшую такую же любовь, которую познали они и которая дала им все, чего они желали.
Возвращаясь из церкви, маркиз целовал пальцы Идоны один за другим.
— Я думаю, моя драгоценная, хотя это и очень необычно, но мы лучше начнем наш медовый месяц у тебя в доме.
Она удивленно посмотрела на него и спросила:
— Ты хочешь сказать, мы остаемся здесь? Я думала…
— Я говорил тебе, что в первую ночь, когда я спал в спальне твоего отца, я уловил какую-то удивительную атмосферу, которой больше нигде не встречал. И теперь я знаю — это атмосфера любви, и я хочу, чтобы именно в ней началась наша супружеская жизнь.
Идона восторженно воскликнула:
— Как я счастлива! Как прекрасно! Не обижайся, но я предпочла бы свой дом. Даже с тобой в твоем большом доме я бы чувствовала себя немного чужой.
— Ты привыкнешь, — пообещал маркиз. — А здесь нам ничто не помешает.
Он помолчал, прежде чем сказать:
— Поговорим об этом позже, но мы должны обязательно привести в порядок этот старый дом, вернуть ему прежний блеск и сохранять его как место, где мы всегда можем уединиться и говорить друг другу о любви.
Глаза Идоны сияли от радости. Она сказала:
— Только ты мог такое придумать! Замечательно! — И еле слышно добавила: — Получается, ты меня выиграл в азартной игре.
— А любовь и есть азартная игра, — тихо ответил маркиз. — Я выиграл самое драгоценное в мире — тебя.
Слезы счастья мешали Идоне произнести хоть слово.
Она поняла, что его деликатность подсказала ему устроить ужин не в большой столовой, где она бы вспомнила об ужине с Клэрис Клермонт, а в будуаре — между спальней хозяина и комнатой Чарльза II.
Этой комнатой редко пользовались, но, к удивлению Идоны, именно там, среди цветов, был накрыт стол.
Маркиз привез из Лондона гвоздики, розы, орхидеи.
Комната стала похожа на сад, и Идона почувствовала, что он как бы поместил ее на очаровательный необитаемый остров, где нет никого, кроме них.
Но прежде чем они приступили к ужину, он открыл шкатулку и вынул необычайной красоты бриллиантовое ожерелье.
— Свадебный подарок моей любимой, — объяснил маркиз. — Я не покупал его. Оно принадлежало моей матери и было ее любимым украшением. Я всегда знал: никто, кроме моей жены, его не наденет.
Идона коснулась пальцами сверкающих камней.
— Оно очень красиво. Как только я смогу тебя отблагодарить?
— Я потом тебе скажу, как, — улыбнулся маркиз.
За ужином им прислуживали слуги маркиза. А повар приготовил блюда, вкуснее которых Идона никогда не ела.
Идона никак не могла поверить, что маркиз рядом и что все это не сказка, которую она рассказывала сама себе и в которую верила.
— Нет, все это правда, — сказал нежно маркиз, догадавшись о ее мыслях.
И она рассмеялась:
— Если ты всегда сможешь читать мои мысли, мне незачем вообще что-то говорить. И люди подумают, что я немая.
— Я многое хочу сказать тебе и многое услышать от тебя, — ответил маркиз, — но у нас полно времени на это — вся жизнь.
— И ты уверен, что я не надоем тебе за столь долгий срок?
Она спросила полушутя-полусерьезно. А маркиз решил, что она имеет в виду женщин вроде Клэрис Клермонт.
— Все другие женщины остались в моем прошлом. Та, о ком ты думаешь, уже нашла другого, он покупает ей дом, который не купил я.
— А рубиновое ожерелье? — спросила Идона.
— Я подарил ей его как прощальный подарок, — сказал маркиз. — Но, в общем-то, такого рода вопросы тебе не следует мне задавать.
— А почему? — спросила Идона.
Маркиз догадался — она не поняла, и рассмеялся.
— Хотя ты можешь меня спрашивать о чем угодно, дорогая. Но я хочу, чтобы ты поверила — в моей жизни больше не будет никаких Клэрис Клермонт. И слава Богу, никто не станет меня заставлять жениться на Роузбел или еще на ком-нибудь.
Идона протянула ему руку через стол.
— А если бы в то утро я не умчалась на лошади в лес, чтобы избежать встречи с тобой? Я ведь думала, ты старый, ужасный, и я очень боялась маркиза Роксхэма, который стал владельцем нашего дома и имения.
— А вместо этого ты не только не возненавидела меня, но и спасла мне жизнь.
— Ты знаешь, когда я сегодня думала о том случае и боялась, что больше никогда тебя не увижу, я поняла: уже тогда я любила тебя.
Маркиз тихо вздохнул, и Идона продолжала:
— Наверное, какие-то неведомые силы сделали так, чтобы мы встретились. Но я сначала не поняла.
— И самое главное, чтобы они удержали нас вместе, — сказал маркиз. — Не позволили нам потерять друг друга.
Он взял ее на руки.
Идона думала, маркиз собирается ее поцеловать, но вместо этого он понес ее в комнату отца.
Там было все как всегда, только в вазах по обе стороны кровати и на столе подле окна стояли белые орхидеи и лилии.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики