демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Страницы загнулись от сырости, переплет выцвел, но взяв их в руки, она снова почувствовала себя девочкой, у которой все хорошо и нет причин для беспокойства.
И бояться нечего, в любой момент можно побежать к маме.
День был в разгаре, когда она посмотрела в сторону дороги и увидела, как и ожидала, экипаж.
Скорее всего маркиз отправил одного из своих конюхов за Тандерером и велел спросить, дома ли она.
Сквозь ветки деревьев Идона наблюдала за приближающимся экипажем, и с удивлением увидела не только конюха, но и няню с багажом.
Она смотрела и не верила собственным глазам, но потом поняла: маркиз вычеркнул ее из своей жизни.
Что ж, она это ожидала, но, правда, не так быстро.
Отправив няню обратно с вещами, он ясно дал понять, что Идона не годится для жизни в обществе.
Но одно дело говорить так о самой себе, и совсем другое понять, что и маркиз так думает и даже не протестует против ее бегства из Лондона.
Итак, маркиз умывает руки, она остается без денег, без крыши над головой, предоставленная самой себе.
Будущее рисовалось ей бесконечно туманным.
А может, побежать, остановить экипаж, не дать ему уехать обратно на Беркли-сквер без нее? Сказать, что передумала и готова вернуться?
Она могла бы поскакать на Тандерере, если бы захотела, а няне просто не надо было бы выходить из экипажа, вот и все.
Потом Идона печально покачала головой — если она так поступит, то маркиза снова возьмется за свое, и очень скоро появится граф Баклифф.
«Бесполезно, — грустно вздохнула Идона, — если бы даже граф предложил мне весь мир и небеса, я бы все равно отказалась. Я лучше умру с голоду, чем выйду за него замуж».
Конечно, маркиза и маркиз сочтут, что она просто глупа, но они не в силах приказать ей выйти замуж за нелюбимого.
«И вообще, как я могу кого-то еще любить, если я люблю маркиза?» — спросила она себя.
Как ужасно осложнилась ее жизнь! И теперь, что бы она ни делала, — все пойдет не так.
Какое найти решение и избавить себя от позорного возвращения в Лондон с извинениями за побег?
И всякий раз, стоило ей лишь представить дом в Лондоне, а в нем — маркиза, Идона тут же ощущала на себе горячие руки графа, его твердые губы.
Нет, ей лучше умереть с голоду!
Скорее всего именно это ее и ожидает.
С няней будет все в порядке. Она станет получать деньги от маркиза каждую неделю, как Эдам и его жена, Нэд и все старики.
Но если она уйдет из дома, ей не от кого ждать помощи.
В Лондоне казалось все так легко — она убежит и спрячется в имении, маркиз не найдет ее. Она откроется только Эдаму и Нэду, но уже после того, как ее перестанут искать.
Теперь Идона поняла, как ее мечты далеки от реальной жизни.
Ей надо что-то есть.
Конечно, слуги не выдадут ее намеренно, но могут сделать это по ошибке.
И няня. Как и маркиза, она тоже подумает, что глупо не принимать предложение богатого человека, и уж няня постарается употребить все свое влияние и вернуть Идону в Лондон.
«Что же мне делать?» — спрашивала себя Идона.
Голова шла кругом, ответа не было ни на один вопрос.
Даже самой себе она не признавалась, что очень хотела, чтобы маркиз стал искать ее. Она всматривалась в дорогу в надежде увидеть его в одном из красивых фаэтонов, запряженных четверкой лошадей.
Или верхом. А когда Идона представила его на красавце Тандерере, она почувствовала, как сердце переворачивается у нее в груди, — таким он ей нравился больше всего.
Потом на дороге появился экипаж. Он направлялся в сторону Лондона; в нем сидел только кучер, а рядом ехал конюх на Тандерере.
Тандерер вставал на дыбы, брыкался, выказывая свою независимость.
Наблюдая за ним, она вспомнила, как еще сегодня утром наслаждалась его стремительным галопом.
И вновь, с трудом, она сдержалась, чтобы не остановить слуг маркиза и не вернуться с ними в Лондон.
Поздно. Да она просто не успеет! Пока слезет с дерева, добежит до дороги, они будут далеко.
«Слишком поздно!» — кричало все вокруг, и Идоне казалось, что она слышит слова няни.
«Как постелешь, так и поспишь!»
«Да, вот так я и посплю, — сказала себе Идона со вздохом. — У меня такое чувство, что спать будет неудобно».
Она сидела в вороньем гнезде до середины дня. На что надеялась? Чего ждала? Перед кем было скрывать правду? Самой себе она могла признаться, что ждала маркиза.
«Может, потом когда-нибудь, — горько подумала она, — он и пойдет к мистеру Лоусону или еще к кому-то выяснить, не знают ли они, где я. Но это так, для очистки совести, а потом он все равно женится на леди Роузбел».
Дневная жара спала, когда она медленно возвращалась домой по шаткому мостику, через разросшиеся кусты сада.
Хотелось есть, и, может, позднее она пойдет на кухню и чего-нибудь попросит.
Что ж, придется признаться, что она солгала, если ее спросят, почему она не уехала.
Идона прошла, как в детстве, в маленькую гостиную матери. Как бы ей хотелось, чтобы все пережитое за последнее время было просто сном!
Сейчас она увидит мать за столом, склонившуюся над неоплаченными счетами или сидящую перед камином с шитьем и рабочей корзинкой.
Столько воспоминаний связано у Идоны с этой комнатой, залитой солнечным светом! Она прошла по коврику у камина, посмотрела на портрет матери.
— Помоги мне, мама! Я так одинока, и мне так страшно! — молила она. — Я не знаю, что делать.
Она ждала, когда ей покажется, что мать посмотрит на нее и может даже ответит.
И вдруг в тиши комнаты раздался голос:
— Может быть, лучше послушаешь меня? Идона вздрогнула, как от выстрела. Потом вскрикнула, повернулась и увидела сидящего на подоконнике маркиза.
Она решила, что это галлюцинация, и сверхчеловеческим усилием воли удержала себя и не бросилась ему в объятия.
Он здесь! Он приехал! Он беспокоился и искал ее!
Сердце запело от радости, но разум напоминал, что маркиз Роксхэм обручен с Роузбел и его приезду найдется весьма прозаическое объяснение.
Идона стояла, молча смотрела на него, а он спросил:
— Почему ты убежала после того, что я сказал тебе прошлой ночью?
Все, что она помнила из прошлой ночи, — это его поцелуй. Идона покраснела и отвернулась.
Маркиз медленно встал с подоконника и подошел к ней.
Она не смотрела на него, но знала, как он хорош в костюме для верховой езды и в сверкающих сапогах.
— Вы действительно здесь? — спросила она. — Я не видела, как вы приехали.
— Я догадался, что если ты меня увидишь, то станешь прятаться, — признался маркиз. — Но был уверен: если у тебя на душе нерадостно, то обязательно придешь в эту комнату, к матери.
Она вспомнила, как в прошлый раз он нашел ее рыдающей на диване, и, отвернувшись, сказала:
— Не могу понять, почему вы поехали за мной. Я объяснила причину своего отъезда.
— Ты не хочешь выходить замуж за Баклиффа. Мне это понятно, но прежде чем бежать, надо было поговорить со мной.
Идона вздохнула:
— Да я заранее знала, что вы скажете. Я все это слышала от маркизы и леди Роузбел.
Произнеся последние слова, она перевела дыхание и спросила:
— А как леди Роузбел? Она очень расстроилась, узнав, что вы меня нашли в ее спальне? Вы очень рассердились на нее?
— В данный момент она меня не волнует, — ответил маркиз. — Я думаю о тебе.
— Я…я… извините…
— За что?
— За доставленные вам волнения. Я только сейчас поняла, что здесь очень трудно спрятаться, чтобы никто не знал…
Она умолкла, а потом, заметив, что он ждет, добавила:
— Ну, я даже не подумала о том, что мне нужно чем-то питаться, а денег у меня нет.
Маркиз улыбнулся:
— План был обречен на провал с самого начала. Кстати, ты не имела права ехать на Тандерере одна.
А вдруг разбойники захотели бы его отнять? Что бы ты делала?
— Я… я и не подумала… Но я знаю, Тандерер уйдет от кого угодно.
— В любом случае никогда больше так не делай. Идона хотела сказать — вряд ли у нее еще раз появится возможность ехать на Тандерере.
Она стояла и смотрела в сторону, чувствуя, что маркиз рядом и не сводит с нее глаз.
Идона молчала, и маркиз сказал:
— Мне кажется, если, конечно, я правильно читаю твои мысли, ты жалеешь о столь поспешном бегстве.
— Я… я должна была уехать.
— Из-за страха, что я захочу выдать тебя за Баклиффа? Да как ты могла подумать, что я стану заставлять тебя силой идти замуж за человека, который тебе противен?
Глаза Идоны засветились.
— Правда? Вы действительно бы так не сделали?
Она подняла глаза и увидела странное выражение, которого раньше никогда у маркиза не видела.
Ей было трудно смотреть на него и в то же время она не могла отвести глаз.
— В общем-то, — тихо сказал маркиз, не растягивая привычно слова, — у меня нет намерений давать разрешения тебе выходить за кого-то замуж, кроме… меня.
Идона подумала, что ослышалась.
Непонимающим взглядом она посмотрела на него, а он привлек ее к себе. Она дрожала, но не сопротивлялась, и он понимал — дрожь не от страха.
— Ты мне говорила, что выйдешь замуж только за того, кого полюбишь. И тебя не интересует его положение. Это все еще правда?
Идона вздохнула.
Она хотела сказать, что отчаянно любит его и, кроме него, ни за кого замуж не пойдет. Никогда!
Маркиз, будто зная ответ на свой вопрос, тихо проговорил:
— Значит, ты должна выйти за меня. И не спорь.
Он все еще прижимал ее к себе, потом прикоснулся губами к ее губам, и ей казалось, что она летит, а в сердце звучит божественная музыка.
Он целовал Идону, пока ей не стало казаться, что она касается звезд руками, все ее тело ожило, и это было так прекрасно, что захотелось умереть, чтобы никогда не расставаться с удивительным чувством.
А потом ей захотелось жить, чтобы он целовал ее снова и снова, и она сама прижалась к нему теснее.
Наконец маркиз поднял голову и сказал дрогнувшим голосом:
— И как ты осмелилась убежать от меня? Как посмела испугать меня так, как я не пугался никогда в жизни? Я не могу тебя потерять.
— Я… люблю тебя!
И добавила взволнованным шепотом:
— Но, Роузбел!..
— А Роузбел собирается выйти за того, кого любит.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики