ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она говорила:
— Леди Роухамптон! В молодости она была красавицей. Все называли ее английской розой. Теперь она отцвела, но все еще пытается удержать молодых мужчин у своих ног, только делает это слишком усердно. Вот бедняги и ерзают, стараясь улизнуть. Нет ничего более нелепого, чем женщина, которая не понимает, что ее время прошло.
Клеона узнала, что на любовные связи в высших кругах смотрят снисходительно, пока они не дают повода для скандала и не выходят за рамки аристократического общества.
— А кто-нибудь в Лондоне вообще был счастлив в браке? — задумчиво спросила Клеона, когда герцогиня угостила ее историей о леди Эдингтон, которая никак не могла выбрать между тремя пылкими претендентами на ее благосклонность, пока ее муж проводил время в деревне, не зная или не интересуясь амурными приключениями своей жены.
— Что ты называешь счастьем? — резко спросила герцогиня. Клеона подумала о своих родителях.
— Это когда два человека довольны тем, что они вместе, когда им не нужны тайные любовные связи, потому что им достаточно друг друга, своей собственной жизни.
— В таком случае они, несомненно, не были бы очарованы бомондом, таким, как мы его знаем, — едко заметила герцогиня. — Но большинство людей — в мире, в котором мы живем, так гораздо удобнее, — вступают в брак не по любви. Ты пытаешься узнать, есть ли мужья и жены, которые действительно влюблены друг в друга, не так ли?
— Да, конечно, об этом я и хотела спросить, — ответила Клеона.
— Что ж, не стыдись задавать такие вопросы, — — сказала герцогиня, — во всяком случае, когда говоришь со мной. Я говорю то, что думаю, а если людям это не нравится, пусть не слушают. Да, конечно, мужчины и женщины влюбляются друг в друга испокон веков. Но нельзя сказать, что это чувство бесконечно.
— И что, если оно кончается?
— Тогда они ведут себя, как леди Эдингтон: находят другие развлечения, — ответила герцогиня.
— По-моему, это отвратительно! — страстно воскликнула Клеона. — Если я выйду замуж — если вообще когда-нибудь выйду, что сомнительно, — я выйду только за того, кто будет любить меня саму и кто будет счастлив провести свою жизнь со мной, и только со мной.
Герцогиня помолчала, а потом, глядя на Клеону проницательными старыми глазами, мягко проговорила:
— Есть другие радости в жизни, помимо любви: собственность, богатство, власть. Женщина может утешиться — если не совершенно удовлетвориться — одной из этих трех.
— Это зависит от женщины, — упрямо возразила Клеона. — Я хочу любви. Вот только не надеюсь ее встретить.
— Но почему же? — удивилась ее светлость. — Ты привлекательна, у тебя есть деньги. Мужчины не всегда женятся из-за денег, моя дорогая, хотя и предпочитают любить тех, у кого они есть.
— Ни один мужчина не женится на мне из-за денег, — честно заявила Клеона.
Герцогиня собиралась ответить резкостью, но прикусила язык. Ее лицо внезапно смягчилось, и минуты через две она тихо сказала:
— Храни свои мечты. У меня тоже были мечты, когда я была молода. Мечты — это то, с чем каждый из нас рождается. А когда становишься старше, ты начинаешь по ним тосковать, потому что они исчезли.
Клеона слегка вздохнула.
— Значит, вы полагаете, будто я говорю чушь, — заключила она. — Вы думаете, что я выйду замуж, надеясь на лучшее, а когда это окажется не тем, чего я ожидала, я попытаюсь найти кого-то, кто станет меня развлекать.
— И кто из нас теперь циничен? — усмехнулась герцогиня. — Но мне интересно, кто научил тебя мыслить так глубоко.
— Папа, — не думая, ответила Клеона.
— Тогда сэр Эдвард, должно быть, и впрямь изменился! — изумленно воскликнула герцогиня. — Насколько я помню, у него в голове были одни скачки.
— Давайте посмотрим остальные приглашения, — попыталась сменить тему Клеона.
Ее светлость протянула руку:
— Поди сюда, дитя. — Клеона подчинилась. Длинные костлявые пальцы легли на ее плечо. — Не нужно ненавидеть моего Сильвестра, — тихо заговорила герцогиням — В глубине души он хороший мальчик. Что-то изменило его за последние полгода. Прежде он тоже был идеалистом. Я действительно не знаю, что на него нашло, но я хорошо разбираюсь в характерах и уверена, что у вас с ним много общего.
Клеона не ответила. Она не могла признаться герцогине, что ненавидит ее приемного внука, что считает его беспутным мотом и что его грубость с самого момента ее прибытия непростительна.
На самом-то деле они очень мало видели герцога, чему Клеона была только рада. Девушка знала, что его присутствие будет смущать ее после того, как он застал ее ночью в библиотеке. Тогда она долго лежала без сна. Клеона сознавала, что ей следовало сразу обнаружить свое присутствие. Но и герцог был виноват, что вернулся домой столь отвратительно пьяным.
Еще девушка размышляла о странном поведении графа, который читал письма герцога и другие бумаги, лежавшие на столе. Но потом она убедила себя, что француз делал это в интересах самого герцога. Возможно, он хотел помочь своему другу отвлечься от карт. Каждый раз, когда граф и герцог встречались — а Клеоне казалось, что это происходит все чаще и чаще, — граф много говорил о своей дружбе с герцогом, ну и конечно, о своем желании всячески служить ей.
На балу у графини Мелчестерской француз высказался откровеннее, чем когда-либо прежде.
— Вы околдовали меня, — страстно прошептал он, когда они с Клеоной оставили жаркий и душный бальный зал, чтобы прогуляться по саду. Крошечные мерцающие свечи превратили его в волшебную страну, в укромных увитых зеленью беседках стояли удобные диваны с подушками, чтобы пары могли уединиться, скрывшись от любопытных глаз других гостей.
— Я подозреваю, сэр, что вы говорите это всем, с кем танцуете, — весело ответила Клеона, когда они сели в одной из беседок, увитой жимолостью. Девушка получала удовольствие от флирта с графом. Флирт, решила она для себя, — это приятная игра, нужно только понять ее правила.
— Mon Dieu! Как вы можете быть так несправедливы? — спросил граф. — Я тысячу раз говорил, что с той самой минуты, как впервые увидел вас, с моим сердцем случилось что-то странное.
— Судя по тому, в каком прискорбном состоянии все вы были в тот вечер, я думаю, что вы страдали от несварения!
Граф взял ее руку и прижался к ней губами.
— У вас восхитительное чувство юмора. Вы заставляете меня смеяться, но то, что вы произносите своими прелестными жестокими устами, вызывает у меня слезы. Ma foi , вы не принимаете меня всерьез.
Клеона попыталась отнять руку, но граф держал ее крепко.
— Мисс Клеона, послушайте меня. Я знаю, в этой стране я изгнанник, человек, чье состояние и поместья были украдены во время Революции, но у меня есть основания полагать, что они будут мне возвращены. Я снова стану богат. Требования моей семьи уже признаны Бонапартом, и наше дело должно слушаться в суде. Поэтому я не совсем безнадежен, и мне не стыдно просить вас оказать мне честь, став моей женой.
Клеона онемела. Она думала, что граф всего лишь флиртует с ней, и даже не сразу поняла, что получила первое в своей жизни предложение руки и сердца.
— Я благодарю вас… — начала Клеона, но граф обнял ее, не давая договорить.
— Нет, не отвечайте мне. Я знаю, я говорил слишком поспешно. Я знаю, что плохо выразил свои мысли, но вы должны поверить мне — я молю вас поверить мне, — я впервые в жизни делаю женщине предложение. Мне не следовало говорить так неуклюже, так похоже на англичан. Я хотел сказать, что люблю вас! Я люблю вас, Клеона, я все в вас люблю: ваше очаровательное личико, вашу совершенную фигуру, ваши руки, вашу манеру смеяться. Я люблю вас, я люблю вас! Сделайте меня самым счастливым человеком на свете и скажите, что вы выйдете за меня замуж.
— Я не могу… — залепетала Клеона, но граф, не слушая, притянул ее еще ближе к себе. И прежде чем девушка успела его остановить, впился губами в ее губы и стал целовать с яростной, безжалостной страстью, не давая Клеоне даже вздохнуть.
Ее первым чувством был страх. За ним пришли гнев и отвращение. Губы графа были горячими и неприятными. Задыхаясь, девушка неистовым усилием отстранилась.
— Нет!.. Нет!.. Нет!.. Не прикасайтесь ко мне! — закричала она.
— Скажи «да», скажи, что выйдешь за меня замуж, — требовал граф. — Я люблю тебя. Я должен сказать это снова, Клеона! Je t'adore.
— Отпустите меня! Немедленно отпустите! — резко приказала Клеона и почти в то же мгновение оказалась свободна.
— Я обидел тебя! Я глупец! Je suis fou! Как я мог сделать такое? Я, кто так отчаянно тебя любит? — Огорчение графа было несомненным. — Не сердись на меня, Клеона, — взмолился он. — Я не мог не поцеловать тебя. Ты разжигаешь во мне огонь, которому нельзя противиться! Но мне жаль, что я так поспешил. Я покорнейше приношу свои извинения. Больше я не стану тебя пугать. — Словно чтобы доказать свое раскаяние, граф опустился перед ней на одно колено. — Смотри, я у твоих ног! — воскликнул он. — Прости меня, или я кану в глубины отчаяния.
Клеоне вдруг стало смешно. Все это было так театрально, так не похоже ни на что, с чем она сталкивалась или воображала себе раньше.
— Я прощаю вас, — весело проговорила она, — но вы больше не должны ко мне прикасаться, ибо мне это не нравится, и я убеждена, что герцогиня была бы крайне шокирована, узнай она о вашем поведении.
— Ты не расскажешь ей? — встревоженно спросил граф. — Но ты как следует подумаешь; ma cherie , над моим предложением? Я хочу, чтобы ты как можно скорее стала моей женой.
— Я не хочу вселять в вас надежду. Я благодарна за честь, которую вы мне оказали, но мой ответ — окончательное и бесповоротное нет.
Граф застонал.
— Ты не можешь говорить это всерьез! Почему? Что я сделал? Чем оскорбил тебя? Я знаю, я слишком поспешил, но ты меня полюбишь. Такая сильная любовь, как моя, не может не пробудить ответное чувство. Позволь мне надеяться, моя милая Клеона! Позволь мне надеяться, что однажды ты отдашь мне свое сердце взамен того, что ты у меня украла.
— Вы должны постараться поверить мне, — мягко ответила Клеона. — Я никогда не выйду за вас замуж.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики