ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пока служанка ее причесывала, другие повязали ей на шею чистую муслиновую косынку и сменили ей туфли. Затем экономка проводила девушку к лестнице, где ее встретил лакей и провел обратно в Голубую гостиную.
Слуга бесшумно отворил дверь, Клеона переступила порог и поняла, что между вдовствующей герцогиней и ее приемным внуком продолжается горячий спор, но уже по другому поводу.
— Оставьте меня в покое, бабушка, — сердито говорил герцог. — Я в состоянии разобраться со своими собственными делами.
— Твой поверенный утверждает, что ты задолжал двести тысяч фунтов. Если ты думаешь продать землю, чтобы оплатить свои долги, то напрасно. Линкские поместья — это надежда, священная надежда для твоих детей и внуков. Эти земли неприкосновенны. Как я тебе уже сказала, есть только одно решение.
— Бог мой, бабушка! Вы действительно думаете, что я стану терпеть какую-то конопатую деревенщину ради ее приданого? — яростно выкрикнул герцог.
Герцогиня хотела что-то ответить, но, слегка повернув голову, увидела Клеону. Воцарилось неловкое молчание. Несколько смущенная, девушка медленно направилась к камину. Герцог круто повернулся и вышел в другую дверь, захлопнув ее за собой.
«Он невыносим», — подумала Клеона, и в первый раз ей пришло в голову, что она могла бы получить удовольствие, играя роль Леони: это позволяло ей заодно преподать беспутному, дурно себя ведущему молодому человеку тот жестокий урок, которого он заслуживал.
Глава 3
Клеона спала крепко и, проснувшись, сначала не поняла, где находится. А потом с надеждой подумала, что Леони в безопасности и благополучно подъезжает к Холихеду.
Было очень приятно лежать между прохладными простынями, которые благоухали лавандой, и не чувствовать покачивания кареты. Вспоминая свое прибытие на Баркли-сквер, Клеона удивилась, почему она не слишком испугалась. Если бы неделю назад ей сказали, что ее представят четырем джентльменам, которые плохо держатся на ногах, а она не испытает робости, девушка не поверила бы. Даже вдовствующая герцогиня внушила ей куда меньше страха, чем ожидала Клеона. Но теперь она поняла, что в глубине души все время боялась, что раскроется ее самозванство, и этот страх был сильнее всего остального.
Итак, первое испытание Клеона выдержала. В конце концов, как и твердила ей Леони, не было даже мизерного шанса, что кто-нибудь из тех, кто бывал в Мандевилл-холле в Йоркшире, окажется на Баркли-сквер.
Девушка прижалась щекой к подушке и с радостным возбуждением подумала о том, что сегодня увидит Лондон. А ведь еще недавно казалось совершенно невероятным, что она когда-нибудь сможет поехать на юг, да еще и оказаться среди такой роскоши. Под чужим именем, правда, но все-таки у нее есть шанс хотя бы две или три недели наслаждаться этой новой для нее жизнью, пока ее не разоблачат или не станет известно о замужестве Леони.
Как именно ее разоблачат, Клеона представляла себе, к счастью, смутно. Возможно, Леони напишет вдовствующей герцогине, или же известие достигнет сэра Эдварда, он сам приедет в Лондон и увидит, кто занял место его дочери. При мысли о том, что сэр Эдвард в негодовании будет кричать на нее, как он кричит на своих наемных работников в поместье, а временами и на собственную дочь, девушке чуть не стало дурно. Но, верная своему обычному оптимизму и беспечности, Клеона решила, что об этом пока рано беспокоиться. Возможно, ей удастся сбежать и дилижансом вернуться в Йоркшир, как только она узнает, что свадьба Леони состоялась. Это избавило бы ее от объяснений и обвинений. Но что бы ни случилось потом, сейчас она может наслаждаться.
Значит, нельзя терять времени; нужно использовать каждую драгоценную минуту, отведенную ей. Клеона села в кровати. Она как раз спрашивала себя, не позвонить ли в колокольчик, чтобы вызвать прислугу, когда в дверь осторожно постучали и служанка в домашнем чепце внесла завтрак на серебряном подносе. Сделав в дверях почтительный книксен, она подошла к кровати.
— Ее светлость передает поклон, мисс, и спрашивает, не будете ли вы готовы через тридцать минут, чтобы не заставлять лошадей ждать?
— Через тридцать минут! — удивленно воскликнула Клеона. — А который теперь час?
— Почти десять, мисс.
Чувствуя себя виноватой, девушка быстро проглотила завтрак, торопливо умылась и оделась. Она выбрала одно из самых красивых платьев Леони и, выходя из спальни, думала, что никогда не выглядела элегантнее, чем в этом нарядном капоре и шелковых юбках, которые шелестели, пока Клеона спускалась по парадной лестнице.
Она нашла вдовствующую герцогиню в утренней гостиной. Старая леди была великолепна в зеленых страусовых перьях, атласном платье, отделанном бархатными лентами того же изумрудного цвета, и с каскадом изумрудов на морщинистой шее.
— Если это и носят в Йоркшире, то для Лондона твой наряд совершенно не годится, — язвительно изрекла ее светлость.
— Возможно, мы немного отстали от моды, — признала Клеона.
— Никаких «возможно»! — отрезала герцогиня. — Твои платья, дитя, ужасны! Мы должны немедленно отправиться к мадам Бертен и молиться, чтобы никого не встретить по дороге, пока ты не будешь одета как положено. Не понимаю, о чем думал твой отец?
Клеона тихонько хихикнула, вспомнив, сколько Леони тратила на свои наряды в лучших магазинах Йоркшира! Интересно, что сказала бы герцогиня, появись Клеона в ее доме в одном из своих собственных платьев?
— Смейся, смейся, — мрачно отозвалась герцогиня, — но уверяю тебя, дитя, это не шутка. Даже хорошенькое личико требует красивого обрамления.
Им подали карету, запряженную парой великолепных жеребцов. Клеона разглядывала их с восхищением. Но не меньшее восхищение вызывали у нее и другие лошади, которые попадались им на пути к Бонд-стрит. Эти лошади везли высокие фаэтоны, в которых ехали денди в цилиндрах, лихо сдвинутых набок, кареты и двуколки, в которых сидели элегантные дамы с зонтиками, чтобы защищать от солнца их белую кожу. Мимо проезжали джентльмены верхом на таких скакунах, что Клеона отдала бы все на свете, чтобы хоть денек покататься на такой лошади.
Бабушка Леони рассуждала о туалетах, о том, какие платья требуются для дневного времени, для балов, для вечеров в Воксхолле, для приемов, музыкальных вечеров и просто поездок по Роттен-роу. Герцогиня все говорила и говорила, пока девушке вдруг не пришла в голову обеспокоившая ее мысль и она не спросила неожиданно резко:
— Кто заплатит за все это, мадам?
— Твой отец, конечно, — ответила вдова, — он достаточно богат. И вряд ли он пожалеет каких-то нескольких фунтов, чтобы его единственная дочь выглядела достойно своего положения в обществе.
У Клеоны душа ушла в пятки. Что, если — а это вполне вероятно — сэр Эдвард откажется платить за платья, заказанные герцогиней! Что тогда? Речь шла уже не о спасении ее подруги. Теперь ее притворство могло нанести непоправимый финансовый — если никакой другой — ущерб ее отцу. Стараясь не впадать в панику, девушка сжала пальцы и напряженно проговорила:
— Видите ли, мадам, мой отец был в отъезде, когда пришло ваше письмо. Он даже не знает, что я здесь. Поэтому я не хотела бы тратить большие суммы без его разрешения.
— Вздор! — отрезала герцогиня. — Твой отец всегда был чудовищем, но я не верю, что ему понравилось бы, если бы его единственный ребенок опозорил его.
— Наверное, мне следовало спросить отца, прежде чем ехать на юг, — медленно проговорила Клеона, пытаясь придумать выход. — Но письмо вашей светлости было таким настойчивым, и мне казалось, нет никакой особой причины ждать его возвращения. Но я бы не хотела вовлекать отца в большие расходы.
— Неприятный тип! Я всегда это знала, — резко ответила ее светлость. — Неприятный и совершенно непредсказуемый!
— Он… он может отказаться платить, — пролепетала девушка.
Герцогиня фыркнула.
— Меня бы это не удивило! Но тебе нужна одежда, и ты будешь ее иметь! Боже мой, дитя! Ты ведь не думаешь, что какой-нибудь мужчина посмотрит на тебя такую, какая ты есть сейчас?
Клеона взглянула на свое шелковое платье и удивилась: а почему, собственно, нет? Немало мужчин смотрели на Леони в Йоркшире, хотя большинство из них не нравились сэру Эдварду, и дальше знакомства дело не шло. Но им-то было не важно, что платье Леони не dernier cri
— Предоставь сэра Эдварда мне, — надменно заявила герцогиня. — Я с ним договорюсь. Кроме того, когда он прибудет в Лондон, ты уже, возможно… — Она внезапно замолчала, явно сдерживая слова, готовые сорваться с ее губ. Но Клеона догадалась, что имела в виду старая леди, и снова задрожала от страха. Что скажет герцогиня, когда обнаружит, что тратила свои силы на кого-то столь недостойного? Однако в магазине мадам Бертен от ее страхов не осталось и следа. Клеона, которая никогда не интересовалась одеждой, поймала себя на том, что очарована прекрасными тканями, большая часть которых только что прибыла из Франции. Тут был лионский бархат всех цветов, ленты, кружева, газ, тафта и атлас, вышивки, сделанные, должно быть, пальцами фей, и капоры, столь восхитительные, что Клеона даже забыла, что всегда предпочитала ходить с непокрытой головой. Вдовствующая герцогиня заказала дюжину разных туалетов, и Клеона, уже выразив свой протест, почувствовала, что ей больше нечего сказать.
— А теперь, мадам Бертен, — приказала старая леди, — найдите моей внучке что-нибудь, в чем она сможет ходить, пока не будут готовы платья для нее. Клянусь, мне стыдно показаться с ней, пока она в таком виде.
— Ваша светлость несправедливы, — промурлыкала мадам Бертен на своем ломаном английском. — Мадемуазель юна, привлекательна. Платья для нее не так важны, как для тех, кто уже миновал весну жизни.
— Одежда всегда важна! — отрезала бабушка Леони.
Мадам Бертен повела Клеону в маленькую комнату в глубине магазина. Там ее одели в одно из платьев нового фасона, который был последним криком моды в Париже: высокая талия, поднимающая грудь, и узкая прямая юбка до самого пола. Каким-то непостижимым образом это платье лучше подчеркивало фигуру, чем сшитое в талию.
— Eh bien! Этот фасон будто специально создан для вас, мадемуазель, — заметила мадам Бертен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики