науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Roland
«Нерушимые чары; Танцуя на радуге»: АСТ; Москва; 1997
ISBN 5-7841-0287-7
Оригинал: Barbara Cartland, “Dancing On A Rainbow”
Перевод: И. Г. Гурова
Аннотация
Герцог Мэдрескэрт намерен выдать свою прелестную дочь Лоретту за сына своего друга. Не желая вступать в брак без любви, решительная девушка тайно бежит в Париж, где выдает себя за замужнюю даму. В веселом Париже встречает она маркиза Фабиана, рокового покорителя сердец, которому предстоит открыть для нее целый мир страсти… Но старый развратник коварно похищает Лоретту, и Фабиану предстоит, пройдя сквозь бесчисленные опасности, спасти возлюбленную. Трудным будет путь к счастью…
Барбара Картленд
Танцуя на радуге
Примечание автора
В последнем десятилетии XIX века Париж стал столицей цивилизованного мира во всем, что касалось изысканного образа жизни, развлечений и артистического гения.
Построенная в 1889 году в Париже Эйфелева башня, высочайшая металлическая конструкция в мире, символизировала бурное столетие великих достижений.
Париж становился все более преуспевающим и все более буржуазным. И все более демократичным, несмотря на множество социальных несправедливостей. Военные долги были выплачены Германии-победительнице раньше установленных сроков. Росла французская колониальная империя.
Кварталы города, пострадавшие от пожаров и артиллерийских обстрелов, были отстроены заново.
Завершилось строительство здания Оперы, и уже ничто не напоминало, что Париж выдержал осаду и гражданскую войну.
Для пресыщенных искателей развлечений ни один город мира не мог соперничать с Парижем. К его славе законодателя женских мод, блистательной светской жизни, к соблазнам его кухни и его музыки с 1889 года добавилась еще и притягательность «Мулен-Руж». Огромные красные мельничные крылья начали вращаться над входом в это кабаре, и на целое десятилетие оно стало Меккой для тех, кто не жалел денег на удовольствия.
Писатели и художники той эпохи обретали в Париже полную свободу. Они могли писать книги, создавать картины и жить, как им хотелось, среди людей, обожавших новизну.
Свобода печати, свобода выражать любые политические убеждения, свобода творить и свобода заглядывать в будущее.
Это был новый век со многими бедами и трудностями, но одновременно полный очарования, жизнерадостности и ярких красок, а также всевозможных наслаждений, который впоследствии получил название «La Belle Epoque»
Глава 1
1889 год
Леди Лоретта Кэрт похлопала коня по шее и спешилась.
— Сегодня он был очень хорош, Бен, — сказала она груму, который приготовился увести коня в конюшню.
— Так ему ж нравится, когда на нем ездите вы, миледи, — ухмыльнулся Бен. Она ответила ему улыбкой, а потом поднялась на крыльцо и вошла в большой холл.
Она уже поднялась по лестнице, когда навстречу ей из коридора выбежал лакей.
— Его светлость желает поговорить с вами, миледи, и распорядился, чтобы вы пошли к нему в кабинет сразу как вернетесь.
Лоретта вздохнула. После двухчасовой прогулки верхом она мечтала, как снимет амазонку и примет ванну.
Но раз отец пожелал, чтобы она явилась к нему немедленно, ей оставалось только подчиниться.
Она спустилась с лестницы, отдала лакею перчатки и хлыст, которым никогда не пользовалась, а затем с каким-то вызовом сняла шляпу и тоже вручила ему.
Приглаживая волосы, она торопливо прошла через холл и по широкому коридору к кабинету отца.
Что ему от нее нужно? Если причина в том, что она опять отправилась на прогулку без грума, что ему очень не нравилось, он начнет читать ей длиннейшую нотацию, и ускользнуть будет очень трудно.
Лоретта любила отца, но после смерти ее матери он превратился в настоящего тирана.
Как большинство пожилых людей, он редко слушал других.
Как лорд-лейтенант графства, он был постоянно занят делами, но для своей единственной дочери всегда находил свободное время.
Хотя в молодости он был одним из красивейших камергеров королевы Виктории, его понятия о приличиях отличались строгостью, что не только стесняло Лоретту, но и вызывало у нее нестерпимую скуку.
Она открыла дверь кабинета и вошла с неприятным предчувствием.
И в то же время, как всегда, поразилась красоте этой комнаты.
Она даже больше отца ценила картины на стенах, изображавшие лошадей.
Сейчас герцог был в превосходном расположении духа, как поняла Лоретта, когда он поднял голову от бумаг на письменном столе и взглянул на нее.
А бумаги громоздились кипами, ибо девизом герцога было:
«Если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам!»
В результате, хотя у него имелся секретарь, он тратил время на ненужную писанину.
Он улыбнулся Лоретте и в который раз подумал, как он счастлив, что у него такая прелестная дочь.
Хотя так и следовало, ведь ее мать несравненно превосходила красотой всех женщин, каких он когда-либо видел.
— Вы меня звали, папа?
— Да, Лоретта. Мне нужно сказать тебе кое-что важное. Вчера вечером я решил промолчать, потому что устал после скачек, да и предпочел, чтобы ты хорошо выспалась.
В глазах Лоретты мелькнула тревога, и она спросила:
— Так чего же, папа, вы не могли сказать мне вчера вечером?
Герцог встал из-за стола, прошелся по комнате и остановился возле украшенного великолепной резьбой камина, над которым висела превосходная картина кисти Сарториуса.
— Вчера в Эпсоме, — начал он, — я встретил моего старого друга, дюка де Соэрдена.
Ее отец говорит неторопливо, округлыми фразами — верный признак, что говорить он будет долго, и Лоретта опустилась в кресло.
Она часто слышала от отца про дюка (он предпочитал французское обозначение его титула) и знала, что оба герцога, несмотря на разные национальности, были близки из-за общей страсти к скаковым лошадям, и на скачках, как во Франции, так и в Англии, их лошади часто оказывались соперницами.
— И вчера твой жеребец обошел лошадь дюка? — спросила Лоретта.
— Да, Минотавр обошел лошадку Соэрдена на полкорпуса! — с удовольствием сообщил герцог.
— Я рада, папа. Представляю, как вам было приятно.
— После скачек, — продолжал ее отец, словно не услышав, — мы с Соэрденом посидели за рюмочкой, и он высказал мысль, которая мне прежде в голову не приходила, хотя я могу ее только одобрить.
— Какая же, папа?
Она подумала, что ее отец никак не перейдет к делу и ей еще не скоро удастся сбежать наверх.
— Я уже некоторое время раздумывал, Лоретта, — ответил герцог, — за кого тебе выйти замуж, и предложение дюка, чтобы ты стала женой его сына, кажется мне отличнейшим решением этого вопроса.
Лоретта резко выпрямилась, все ее тело напряглось.
— Что… что вы сказали… папа? — спросила она. — Не понимаю, о чем вы… говорите!
— Я говорю, моя дорогая, о твоем замужестве, и мне доставит величайшую радость выдать тебя за маркиза де Соэрдена, который после смерти отца унаследует прекраснейший замок в долине Луары, не говоря уж об огромных поместьях в Нормандии, родины Соэрденов.
— Но… папа! — вскричала Лоретта. — Вы, конечно, шутите! Как вы можете думать, что я выйду за человека, которого никогда даже… не видела? И вы… обещали, что я… проведу этот сезон в Лондоне… буду выезжать.
— Знаю, знаю, — с некоторым раздражением сказал герцог, — но, говоря откровенно, моя дорогая, такую партию было бы грешно упустить.
Лоретта вскочила.
Она была тоненькой, не очень высокой, но смело встала перед отцом, хотя он казался рядом с ней великаном.
— Я не намерена, папа, что бы вы ни говорили, выходить замуж за человека, которого не люблю!
— Не любишь? — проворчал герцог. — Любовь придет после брака. А ты, как моя дочь, обязана сделать блестящую партию, выйти за человека, занимающего достойное положение в обществе, которого выберу для тебя я.
— Но, папа, ведь замуж за него выйду я, а не вы!
— Я знаю, — сказал герцог сердито, — но если ты думаешь, что я позволю тебе выскочить за какого-нибудь прохвоста, которого соблазнит твой титул, или же он вообразит, что, раз у меня нет сына, ты унаследуешь большое состояние, если ты так думаешь, то очень ошибаешься.
— Но, папа, — возразила Лоретта, — я ведь не знакома ни с одним молодым человеком, кроме тех, кто живет по соседству и кого я знаю с детства.
Она продолжала довольно глухо:
— Из-за маминой смерти я ни разу не была на званом вечере, или на балу, или еще где-то, где могла бы познакомиться с человеком, который мог бы стать моим мужем.
— Да танцуй ты хоть на всех балах, — ответил герцог, — ты не нашла бы более достойного жениха, чем маркиз де Соэрден.
— Возможно, со светской точки зрения, он прекрасная партия, — сказала Лоретта, — но как я могу быть уверена, что буду счастлива с ним, если я с ним даже не знакома?
— Но познакомишься! Непременно познакомишься! — пообещал герцог. — Я так и сказал Соэрдену: «Привезите своего сына погостить в Мэрдескэрте перед скачками в Аскоте». Он счел это превосходным планом, и, таким образом, о твоей помолвке можно будет объявить до конца сезона!
— Но, папа, вы уже все решили! И не даете мне возможности самой решить, хочу ли я выйти за маркиза. Ведь он может так мне не понравиться, что я откажусь думать о браке с ним.
— Откажешься? Как это — откажешься? — спросил герцог. — В жизни не слышал подобного вздора! Во Франции, как тебе прекрасно известно, Лоретта, браки устраиваются родителями. Дюк абсолютно прав и не даст сыну во второй раз повторить ту же ошибку.
— Во второй раз? — воскликнула Лоретта. — О чем вы говорите?
— Маркиз женился совсем мальчишкой, — ответил герцог. — По словам Соэрдена, он влюбился в молоденькую девицу, с которой познакомился в Париже.
Он помолчал, прежде чем продолжать:
— Она происходила из хорошей семьи, и у дюка не было причин возражать. Брак состоялся и был самым несчастным. Молодожены не ладили между собой, о наследнике и речи не было, но затем маркиза выручил случай: ее карету разбили понесшие лошади, и она скончалась от ушибов.
Герцог снова замолчал, но тут же заговорил, опередив дочь:
— На этот раз Соэрден рисковать не намерен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики