науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я очень огорчусь, Мари, если ты не поедешь со мной, но тогда буду вынуждена уехать одна. Ты знаешь, в доме мне довериться некому. Они обязательно расскажут папе.
— Да-да, — согласилась Мари. — Эти глупые слуги сразу побегут к милорду, и он очень-очень разгневается.
— Да, очень, — подхватила Лоретта. — И ведь ты знаешь, Мари, говорить с ним, объяснять мою точку зрения было бы бесполезно. Он принял решение, и конец!
Мари сделала типичный французский жест, означавший, что это бесспорно так.
После стольких лет в замке она знала, каким тираном становился герцог, когда настаивал на чем-либо.
Припадков его бешенства боялись все — от дворецкого до последней судомойки.
— Мы, — сказала Лоретта, — должны отправиться в путь, как только папа уедет в Ньюмаркет. А он уедет рано, чтобы успеть позавтракать в Лондоне в своем клубе, прежде чем поехать дальше.
Мари кивнула, и Лоретта продолжала:
— А мы поспешим на другую станцию, чтобы сесть на поезд в Дувр и не опоздать на дневной пароход в Кале.
Мари всплеснула руками.
— Вы все обдумали, миледи! Но подумали вы о том, какой поднимется переполох, когда они сообразят, что вы уехали?
— Знать, куда я еду, им незачем, — ответила Лоретта. — Но я предупрежу всех в доме, что хочу погостить у подруги, так как кузина Эмили все еще больна.
Помолчав, она добавила:
— А Эмили только обрадуется, что избавилась от меня и может ничего не делать до папиного возвращения.
Вид у Мари был испуганный, и Лоретта погладила ее по руке.
— Пожалуйста, помоги мне, — сказала она умоляюще. — Ты же знаешь, как трудно мне будет без тебя во Франции. Ты поможешь мне добраться до Парижа и отыскать там кузину Ингрид.
Мари молча встала и отошла к комоду.
Она выдвинула ящик и достала пачку листов — газетных вырезок, как увидела Лоретта. Те, что лежали сверху, были о скачках во Франции, на которых побеждали лошади ее отца.
Но под ними она обнаружила несколько газетных вырезок, касавшихся маркиза Голстонского и графини Уикской.
— Откуда они у тебя, Мари? — спросила Лоретта.
— У меня во Франции есть старый друг, которого я не видела двадцать лет, но он пишет мне. А так как он интересуется лошадьми, я посылаю ему заметки о лошадях его светлости, когда они выигрывают скачки, а он присылает мне вырезки из французских газет.
Лоретта быстро их просмотрела.
В четырех-пяти говорилось об английской красавице графине Уикской.
А в последней сообщалось, что маркиз Голстонский купил особняк на Елисейских полях.
Дальше следовало описание комнат, картин, всяких редкостей, а в заключение следовало: «Хозяйкой на званых вечерах маркиза будет красавица, английская графиня Уикская».
Прочитав это, Лоретта подумала, как шокировало бы ее родственников подобное бесцеремонное упоминание в газете об отношениях маркиза с Ингрид.
Но ее это не заботило.
Важно было, что теперь она знает, куда ей поехать в Париже.
Вырезки охватывали несколько лет, и, просмотрев также заметки о лошадях своего отца, она сказала:
— Спасибо, Мари. Я знала, что ты мне поможешь. Ты будешь готова завтра к половине девятого утра, когда я за тобой заеду?
Мари без колебаний сказала просто:
— Я поеду с вами, миледи. И буду счастлива снова увидеть la belle France.
— Ну конечно, — согласилась Лоретта. — И если нам повезет, мы вернемся раньше папы, и он ничего не узнает о том, где я была во время его отсутствия.
Но, говоря это, она мысленно держалась за дерево.
А также подумала, как ей повезло, что она могла обратиться за помощью к Мари.
Никто из горничных в замке не согласился бы ее сопровождать из страха, что герцог может узнать и тогда выгонит их вон.
— Так в половине девятого, Мари, — напомнила Лоретта. — И большое спасибо за кофе!
Выходя из коттеджа, она не сомневалась, что Мари немедленно начнет упаковывать вещи, необходимые для такой поездки.
Как та и сказала, возможность после стольких лет вновь увидеть родную страну переполняла ее радостным волнением.
Вернувшись домой, Лоретта распорядилась, чтобы ее горничная уложила чемоданы.
— Вы уезжаете, миледи?
— Да, погощу у подруги. Но я еще не предупредила его светлость, так что, пожалуйста, пока никому об этом не говорите. Вы знаете, это только отвлечет его внимание, а ему надо отдать распоряжения на время его отсутствия. О своей поездке я сказала только вам, Сара, так что никому из слуг об этом не говорите.
Лоретта не сомневалась, что Сара, очень ей преданная, выполнит ее просьбу.
Но она надеялась, что отец не начнет расспрашивать ее о том, чем она думает заняться в его отсутствие.
К счастью, герцог был слишком занят собственными делами.
Лоретта больше не упоминала про маркиза, а потому он не сомневался, что она смирилась с мыслью о замужестве, и был в превосходном расположении духа.
— Побереги себя, пока меня не будет, — сказал он. — Надеюсь, кузина Эмили поправится, иначе тебе придется очень поскучать.
— Мне вас будет ужасно не хватать, папа, как всегда, — ответила Лоретта. — Но скучать я не буду: займусь лошадьми, а когда простуда кузины Эмили пройдет, мы, наверное, отправимся за покупками.
Герцог хотел было спросить дочь, за какими покупками, но тут же понял, на что она намекает, и улыбнулся про себя.
Нет женщины, подумал он, которая могла бы противостоять соблазну заняться своим приданым.
Он не сомневался, что Лоретта скоро забудет о всех возражениях, покупая новые туалеты и заказывая праздничный наряд.
А утром герцог укатил па станцию, торопя кучера, чтобы не опоздать на поезд.
В последний момент он хватился каких-то документов, и слуги забегали по всему дому, выполняя его распоряжения.
Но уехал он все-таки до восьми часов, и в распоряжении Лоретты оказалось вполне достаточно времени.
Она распорядилась заложить в карету самых быстрых лошадей, какие остались в конюшне, и отправилась на поиски отцовского паспорта.
Он лежал в ящике, где хранился всегда, и представлял собой большой лист с многочисленными гербами, подписанный министром иностранных дел.
Герцог пользовался этим паспортом уже много лет и любил похвастать, сколько раз ему доводилось переплывать Ла-Манш.
В паспорте все еще значилось имя ее матери, а так как заполнен он был каллиграфическим почерком, Лоретте оказалось нетрудно вписать и свое имя так искусно, что лишь очень наблюдательный чиновник сумел бы обнаружить подделку.
Тут она вспомнила, что не спросила Мари о ее паспорте.
Однако у нее не было сомнений, что та все свои годы в Англии, конечно, бережно хранила такой важный документ, как паспорт.
Ведь он давал ей право вернуться на родину, когда она захочет.
И Лоретта не ошиблась.
Когда карета остановилась перед коттеджем Мари, та уже ждала на крыльце с небольшим чемоданом у ног.
Тихо, чтобы не расслышали кучер и лакей, Лоретта спросила:
— Ты взяла паспорт, Мари?
— Да, миледи. О такой важной бумаге я не забыла бы.
Мари тщательно заперла дверь коттеджа, положила ключи в ридикюль и села в карету.
Лоретта подумала, что оделась она именно так, как положено горничной знатной дамы: черная мантилья, теплая и практичная на вид, и черная шляпка, завязанная лентами под подбородком.
Единственным красочным штрихом был краешек голубого шарфа, выглядывавший из-под воротника мантильи.
Седые волосы были аккуратно причесаны, глаза блестели от возбуждения.
И вновь Лоретта подумала о том, как удачно, что с ней едет Мари.
Они успели на местный поезд и прибыли на пересадочную станцию за двадцать пять минут до экспресса Лондон—Дувр.
Так что Лоретта не ошиблась, и они спокойно сели на дневной пароход в Кале.
Лоретта, разумеется, знала, что денег ей понадобится много, и без церемоний похитила часть наличности, которую герцог хранил в запертом ящике своего письменного стола на случай непредвиденных расходов.
Слугам платил секретарь, но ее отец никому н доверял, кроме себя, так что сумма была значительной, и Лоретта смогла взять даже больше, чем собиралась.
В то же время она благоразумно оставила столько, чтобы секретарь ничего не заподозрил.
Он был нервным пожилым человеком и выглядел всегда так, словно нес на своих плечах бремя забот всего мира.
Чтобы предвосхитить его сомнения, она перед отъездом предупредила дворецкого:
— Передайте мистеру Миллеру, когда он приедет, что его светлость дал мне денег из особого ящика, я их возмещу, когда вернусь.
— Слушаюсь, миледи, — ответил дворецкий. «Надеюсь, я все предусмотрела», — подумала Лоретта, когда карета покатила к воротам.
Наконец пароход отчалил, и она сказала себе неизъяснимым волнением, что победа осталась за ней.
Она уехала без помех, а теперь увидит маркиза, составит о нем мнение, вернется домой, и никто не узнает, что она побывала во Франции.
Располагая деньгами, Лоретта взяла каюту и для спокойствия Мари тут же распорядилась, чтобы стюард принес им кофе и сухарики.
— Думаю, что с едой нам лучше подождать до поезда, — сказала Лоретта. — Боюсь, если на море будет волнение, у меня может случиться морская болезнь.
— Я не боюсь mal de mer, миледи. Когда я плыла из Франции много лет назад, пароход был маленький, пассажирам было очень плохо. Но не мне. Я хорошо переношу море. Так все говорят.
— Надеюсь, так будет и со мной, — ответила Лоретта. — Я ведь плыву по морю в первый раз в жизни.
И подумала, что, если она выйдет за маркиза, ей придется пересекать Ла-Манш всякий раз, когда у нее будет желание побывать в Англии. Вот как поступает его отец.
Странно, что маркиз всегда оставался во Франции, хотя дюк, его отец, редко пропускал важнейшие английские скачки.
Как и ее отец — французские.
В Кале они пришли через два часа, так как дул попутный ветер. У пристани стоял поезд на Париж.
Лоретта предоставила Мари устроить их как можно удобнее, и той удалось взять целое купе. Поскольку вагон был с коридором — такие появились всего за девять лет до этого, кондукторы только и думали, как бы им угодить, и выполняли все их заказы.
После того как они поели (собственно говоря, это был легкий ранний обед), Лоретта, которая в прошлую ночь почти не сомкнула глаз, перебирая в уме подробности своего плана, мучаясь тревогой, что в последнюю минуту возникнет какая-нибудь помеха и она не сумеет уехать, теперь уснула крепким сном.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики