демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Юрист, партнер в одной очень известной фирме в Портленде. Мы познакомились, когда я устраивала свадьбу его сестры, и сочли, что у нас много общего.
– Он отвечал всем требованиям к идеальному мужчине, список которых ты зачитала мне ночью на берегу?
– А ты помнишь весь список? – Ханна снова поморщилась.
– Как я мог его забыть? На меня он произвел неизгладимое впечатление.
– Почему?
Рейф поднес к губам кружку и принялся задумчиво глотать кофе.
– Наверное, потому, что я понимал: я никогда не буду отвечать даже половине всех требований.
Ответ Рейфа стал для Ханны полной неожиданностью.
– Неужели тебя так беспокоило то, что ты не соответствуешь моим представлениям об идеальном мужчине?
– Угу.
– Господи, да это же нелепо! Ты меня даже не замечал. Для тебя я была просто наивной карьеристкой-недотрогой. Помнишь, как ты называл меня мисс Паинькой?
– Меня раздражало не то, что я не идеал. Обиднее всего было сознавать, что тебе вообще известно, каким должен быть идеальный мужчина.
– Что?!
– Понимаешь, я-то ведь даже не подозревал о существовании списка требований, – терпеливо продолжал объяснять Рейф. – И потому лишился важного преимущества. А когда выяснилось, что у девушек вроде тебя имеется такой список, я понял, что пропал.
Ханна ошеломленно покачала головой:
– Ничего не понимаю… Что это значит?
Он вздохнул.
– Сейчас объясню, мисс Паинька. Той ночью на берегу ты и вправду была наивной недотрогой и так далее. Но я сообразил, что тебе известна одна тайна. Ты знала, без чего невозможен настоящий брак.
– Я? Но я же ни разу не была замужем.
– Верно, зато выросла в семье, которую я считал безупречной. Твои родители были счастливы в браке, бабушки и дедушки – тоже. Никаких разводов, никаких скандалов. Вот я и предположил, что ты знаешь секрет долгой семейной жизни.
Ханна вдруг поняла, о чем речь: в отличие от нее перед глазами Рейфа не было примера счастливой супружеской пары. Развод был таким же устойчивым признаком клана Мэдисонов, как зеленые глаза.
– Ясно… Чтобы утешить тебя, признаюсь, что я забраковала свой список, – сообщила она.
– Вот как? Почему?
Ханна поставила локти на стол и подперла ладонями подбородок.
– Сейчас ты услышишь то, что я никогда и никому не говорила. И если ты кому-нибудь проболтаешься, Рейф Мэдисон, я задушу тебя.
– Звучит заманчиво.
– Дело в том, что у Дуга был свой список, и я вскоре узнала, что не соответствую его требованиям.
Рейф заморгал, а потом расплылся в улыбке:
– У этого типа были свои представления об идеальной женщине?
– Вот именно. Ему хватило порядочности объяснить, чего мне недостает, и предложить исправить положение. Мне дали испытательный срок.
Рейф усмехнулся, не выдержал и разразился оглушительным хохотом.
Ханна смотрела на него, уверенная, что он вот-вот свалится со стула. Уинстон озадаченно уставился на Рейфа, навострив уши. Хохот Рейфа разносился по всей кухне.
Коротая время в ожидании, пока он отсмеется, Ханна налила себе еще чашку кофе и скормила Уинстону остатки французского тоста.
Наконец плечи Рейфа перестали вздрагивать. Он откинулся на спинку стула, прижимая ладони к животу, и ухмыльнулся.
– Прости. – Судя по тону, он ни о чем не жалел.
– Я рада, что ты развеселился.
– А как же! А теперь выкладывай, какие к тебе предъявили претензии.
– Почему это я должна отчитываться перед тобой?
– Потому, что я только что приготовил тебе завтрак.
Довод звучал убедительно.
– Видишь ли, я отвечала большинству требований. Я выросла в преуспевающей семье, получила хорошее образование, продемонстрировала инициативность и решительность, благодаря которым обзавелась своим бизнесом. У меня имелись связи. У нас с Дугам было много общих увлечений…
– Но?..
Она состроила гримаску.
– Но потом выяснилось, что Дуг строит далеко идущие планы, намереваясь выйти на политическую арену. Он хороший человек, он вправе рассчитывать на успех. Однако ему нужна жена, способная вращаться в высших кругах и выдерживать все, что связано с такой жизнью.
– Так вот в чем дело!
– Да. Чем отчетливее я понимала, что он всерьез увлечен политикой, тем чаще мне приходило в голову, что быть женой политика я не хочу.
Рейф потянулся за кофейником.
– Добро пожаловать в клуб избранных – тех, кто не идеален!
– Благодарю. А где значок почетного члена?
– Его не будет. Что же стало с твоим списком требований?
– Я внесла в него поправки, поколебавшись, призналась Ханна.
Рейф ответил ей странным взглядом.
– Ты хочешь сказать, что список по-прежнему существует?
– Да, но он стал гораздо короче.
– Что же в нем осталось?
– На самом деле я… – Ханна осеклась, услышав шум подъезжающего к дому автомобиля.
Уинстон бросился к двери и негромко гавкнул, предупреждая хозяйку о гостях, проявляя бдительность, но не тревогу. Часовой на своем посту.
Низкий рокот двигателя нарушил почти интимную атмосферу, возникшую в кухне за время беседы. Рейф повернулся к окну, Ханна последовала его примеру. Туман уже рассеивался, поэтому оба увидели, что к дому приближается зеленая «вольво».
– Кто это? – удивился Рейф.
– Машина мне не знакома.
– Хочешь, я спрячусь в шкаф?
– Не болтай ерунды. – Ханна поднялась. – Это наверняка кто-то из друзей моих родителей. Узнал, что я в городе, вот и заехал повидаться.
– Кто бы это ни был, мою машину он уже увидел. И узнал ее, – заметил Рейф.
– То, что ты пьешь кофе у меня в гостях, никого не касается.
– И не только пью кофе, – уточнил Рейф, а Ханна направилась в гостиную. – Но какая разница?
От необходимости отвечать Ханну избавило только то, что она уже приближалась к входной двери. По пути она наклонилась погладить Уинстона, застывшего в напряженном ожидании.
– Все в порядке, дружок. Грабители не разъезжают на «вольво».
Она открыла дверь и увидела, как из машины выходит привлекательный мужчина в темно-синей тенниске, серых брюках и мокасинах. Слева на рубашке виднелась эмблема известного модельера; брюки, видимо, сшили на заказ, как и мокасины с мягкими кисточками. Ханна почти не сомневалась в том, что гость стрижется в дорогом салоне, но не в Эклипс-Бей.
Заметив ее в дверях, гость сверкнул ослепительной улыбкой, которая в это туманное утро напоминала свет маяка.
– Похоже, Перри начал отбеливать зубы, – пробормотала Ханна, обращаясь к Уинстону.
Уинстон издал приглушенное ворчание и засеменил вслед за хозяйкой к крыльцу.
– Ханна! – Перри Декейтер пружинисто зашагал к дому. – Я услышал, что ты в городе. Как приятно снова видеть тебя! Ты выглядишь сногсшибательно!
В последнюю минуту разгадав его намерения, Ханна насторожилась. Объятия, в которые заключил ее Перри, больше приличествовали любовникам, разлученным войной и злой судьбой. У Ханны перехватило дыхание, Перри стиснул ее как клещами.
Ее спасло угрожающее рычание. Ханна не сразу поняла, от кого оно исходит – от Уинстона или Рейфа.
– Славный песик.
Перри выпустил Ханну, наклонился и потрепал Уинстона по голове, нарушив этикет и не позволив псу сначала обнюхать пальцы.
Уинстон возмущенно зашевелил серебристыми бровями, но не стал устраивать сцену – для этого он был слишком хорошо воспитан. Однако показать клыки он не преминул – может быть, случайно, подумала Ханна.
Перри поспешно выпрямился.
– Собаки любят меня.
– Правда? – Ханна перевела взгляд на клыкастого друга: – Спасибо, Уинстон, дальше я справлюсь сама, а ты иди завтракать.
Метнув в Перри еще один гневный взгляд, Уинстон с достоинством удалился.
– Забавная псина, – одобрительно заметил Перри. – Ты выставляешь его?
– Что?
– Это выставочная собака?
Ханна возмутилась:
– Чтобы я вывела Уинстона на ринг и заставила показывать зубы ораве судей? Ты спятил? Ни за какие коврижки! Он не вынесет унижения.
Перри принужденно хмыкнул:
– Ясно. Ну, как дела, Ханна?
– Прекрасно.
– Отлично. Да, отлично. – Он кивнул в сторону машины Рейфа: – Вижу, у тебя гость.
– Мы пьем кофе.
– Кофе? Звучит восхитительно.
Ханна предпочла пропустить мимо ушей не слишком тонкий намек.
– Я занята, Перри. – Ослепительная улыбка приугасла.
– Ханна, нам надо серьезно поговорить.
– Позвони мне днем.
– Разговор срочный. – Перри выдержал паузу и понизил голос: – И очень важный. Не только для меня, но и для множества жителей Эклипс-Бей.
– В чем дело? – Ханна дрогнула.
– В двух словах не объяснишь.
И он прошел мимо так надменно и бесцеремонно, что Ханна с трудом поборола искушение поставить ему подножку. Но если Уинстон способен помнить о хороших манерах, несмотря на явные провокации, значит, и она сможет.
Размышляя об этом, Ханна вошла в дом и закрыла дверь. Перри в кухне уже знакомился с Рейфом.
– Кажется, раньше мы не встречались. – Перри протянул руку: – Я Перри Декейтер, работаю в институте. Прошу прощения за прерванный завтрак. Дело в том, что мы с Ханной – давние друзья.
– Рейф Мэдисон. – Рейф демонстративно обхватил обеими руками кружку с кофе, не замечая протянутой руки Перри. – О вашей дружбе с Ханной мне известно. Это я провожал ее домой среди ночи восемь лет назад, когда она решила пораньше закончить свидание с вами. Впрочем, вы об этом наверняка слышали.
Перри заморгал и опустил руку, но больше ничем не выдал растерянности.
– Какое совпадение! Мы собрались здесь втроем через столько лет!
– Да, жизнь – забавная штука, верно? – В глазах Рейфа появился алмазный блеск. – И чем же вы занимаетесь в нашем рассаднике мыслителей?
– Я вице-президент, глава финансового отдела и администрации.
Перри достал из кармана золотой футляр и вытащил из него визитную карточку. Рейф не прикоснулся к ней, и Перри ничего не осталось, как положить карточку на стол, рядом с банкой из-под сиропа. Перри взял свободный стул и оседлал его, повернув спинкой вперед. Непрошибаемая самоуверенность. Будто у себя дома. Ханна скрипнула зубами.
– Именно я имею дело со спонсорами и финансированием исследований, – продолжал Перри.
– Другими словами, клянчите наличные для института, – уточнил Рейф.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики