демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Убедить меня – в чем?
– Больше тебе нельзя оставаться одной в доме родителей.
– Я подумаю об этом, – пообещала Ханна.
– Я просто пытаюсь рассуждать разумно и логично. На мой взгляд, у нас есть два выхода. Вы с Уинстоном можете переселиться ко мне, или я – к вам. Выбор за тобой. Я согласен на любой вариант, но думаю, гораздо удобнее нам было бы здесь. Здесь просторнее. Если хочешь, забирай себе весь третий этаж.
На долю секунды Ханна оказалась на грани элементарной паники. Одно дело – провести вместе ночь, прокладывая курс в неизведанных водах взаимоотношений, и совсем другое – переселиться сюда, к Рейфу. Ханна не совсем понимала, в чем заключается различие, но чувствовала его важность. И пыталась заранее предугадать все возможные последствия.
– Пойдут разговоры, – заметила она.
Довод оказался неубедительным. Ханна поняла это раньше, чем Рейф удивленно поднял брови.
– О нас уже судачат, – сухо напомнил он. – Так что твой переезд сюда никого не удивит. А ты можешь объяснять, что просто решила заявить свои права на половину Дримскейпа.
«Это абсолютно разумное, практичное предложение», – сказала самой себе Ханна. В доме несколько ванных и множество комнат. А если вчера ночью ее и вправду пытались утопить? Половина Дримскейпа принадлежит ей.
– Ладно, – холодно откликнулась она. – Я съезжу за вещами. Но сначала давай установим правила…
– Этого я и опасался. Хочешь, угадаю, что ты называешь правилами? Отдельные спальни – так?
– Так будет лучше, – строго сказала она. – Иначе все слишком осложнится.
– Значит, если ты постоянно будешь делить спальню со мной, положение осложнится?
Ханна прищурилась:
– Одна ночь…
– Безумной страсти? – услужливо подсказал он.
Ханна замерла.
– Одна ночь, проведенная вместе, ничего не значит. А общая спальня – это уже… это…
– Похоже на обязательство? – Его взгляд стал насмешливым.
– Да, – обозлившись, выпалила она. – На обязательство! Которое никто из нас на себя не брал.
– Мы просто об этом не заговаривали.
– Не в этом дело. – Ханна отчетливо слышала в своем голосе желчные нотки. – Если я и останусь здесь, то лишь на моих условиях, а это означает, что спать мы будем в разных комнатах.
Рейф с подозрительным равнодушием махнул рукой:
– Ладно, как скажешь. Я отвезу тебя домой и помогу собрать вещи.
– Это ни к чему.
– Если ты поможешь мне с посудой, я просто обязан вернуть тебе долг.
Подозрение возникло и исчезло. Слишком уж он старателен! Но, вглядевшись в глаза Рейфа, Ханна не заметила в них ничего, кроме насмешки.
Поздно ночью Ханна вдруг проснулась в тревоге. Некоторое время она смотрела в потолок, а потом поняла, что не чувствует привычной тяжести лежащего в ногах Уинстона.
Из темноты доносилось тонкое поскуливание. Ханна встревожилась, рывком села на постели и включила свет.
Уинстон сидел перед дверью спальни, ему явно не терпелось выйти.
– Черт! – Ханна отбросила одеяло, накинула халат и поспешила к двери. – В чем дело? Кто-то следит за нами и здесь, в Дримскейпе? А я думала, все наши беды позади…
Уинстон осторожно поскребся в дверь. Ханна распахнула ее, и пес выскочил в неосвещенный коридор. Ханна последовала за ним.
На площадке второго этажа она помедлила.
– Надо разбудить Рейфа. Он должен знать, что происходит.
Но Уинстон не стал ждать ее. Спустившись на первый этаж, он растворился в темноте. Ханна перегнулась через перила, высматривая пса, и заметила, что в кухне горит свет. Рейф уже проснулся.
Она бросилась вниз, пробежала по коридору и ворвалась в кухню. И замерла, увидев, что Рейф стоит перед кухонным столом с ножом в руках. Одет он был только в потертые джинсы. По гладким плечам скользил отблеск лампы, босые ступни выглядели крепкими и невероятно сексуальными.
На тарелке перед Рейфом лежал остаток сыра фета. Уинстон с выжидательным видом уселся у ног Рейфа.
Ханна не сделала попытки пройти в кухню.
– Что случилось?
– Не спится, – объяснил Рейф, отрезал кусочек сыра и предложил его Уинстону. – Вот я и спустился перекусить. Хочешь сыра?
– Нет, спасибо. – Ханна разрывалась между желанием попросить сыра и осознанием, что ей пора возвращаться в спальню. Как всегда, оказавшись перед трудным выбором, она предпочла бездействовать. – А я думала, кто-то опять бродит вокруг дома.
– Здесь нет ни души. – Рейф с аппетитом жевал сыр. – Уинстон просто услышал, как я спускаюсь вниз. А тебе тоже не спится на новом месте?
– Я спала прекрасно, пока Уинстон не решил сопровождать тебя.
Пережевывая сыр, Рейф смотрел на нее с непроницаемым выражением лица.
– Рад за тебя. Мало кто способен уснуть на новом месте. Люди подолгу лежат без сна, глядят в потолок и размышляют.
– Размышляют?
– Да, – он отрезал еще ломтик сыра, – о том, о сем.
– Ясно. – Загадочный блеск в его глазах начал тревожить Ханну. Пора ретироваться, решила она, сжала на груди отвороты халата и попятилась. – Ну, если здесь все в порядке, пойду спать.
– А тебе когда-нибудь случалось просто лежать в постели и размышлять?
– Иногда, – помедлив, призналась она.
– Со мной в последнее время такое бывает очень часто.
– Вот как?
Рейф положил ломтик сыра на крекер и отправил их в рот.
– И ты не спросишь, о чем я думаю?
Ханна сделала еще шаг назад, не доверяя ему.
– Это меня не касается, – заявила она.
– Ты уверена? К примеру, сегодня я думал о том, кто, кроме Бев Болтон, мог бы посвятить нас в интимные тайны жителей Эклипс-Бей. И кое-что придумал.
Ханна скрестила руки на груди и прислонилась к дверному косяку.
– Только не говори, что среди твоих приятелей есть местный вуайерист!
– Хорошо, что он этого не слышит – он бы оскорбился. По-моему, он считает себя одиноким крестоносцем, борцом за свободу, тайну частной жизни и первую поправку к конституции.
– Насколько я понимаю, речь не о директоре публичной библиотеки.
– Нет. – Рейф съел еще ломтик сыра. – Завтра, пока Митчелл будет в Портленде, я побеседую со своим осведомителем.
– Знаешь, я была бы не прочь присутствовать при этом разговоре. – Ханна выдержала паузу. – С кем ты хочешь поговорить?
– С Верджилом Нэшем.
Ханна поморщилась:
– Об этом сразу узнает весь город.
– Сомневаюсь. Так ты хочешь съездить к нему со мной?
Ханна решила отнестись к ситуации философски:
– Ладно, от моей репутации здесь, в Эклипс-Бей, все равно уже ничего не осталось. Какое мне дело, даже если весь город узнает, что я хожу с тобой в порносалон!
– Правильно, – с энтузиазмом поддержал Рейф. – «Книги и видеокассеты для взрослых» Верджила – как раз то место, куда я просто обязан сводить девушку вроде тебя.
– Я знала, что ты умеешь развлекать знакомых. – Она повернулась, собираясь удалиться на третий этаж.
– Но я думал не только про Верджила Нэща, – светским тоном продолжал Рейф. – Еще я размышлял о фобиях.
У нее пересохло во рту. Значит, он все-таки подслушал ее разговор с Митчеллом. В ушах Ханны зловеще зашумело. Она медленно обернулась.
– Этого я и боялась.
– Знаешь, мой дед прав. Лучший способ избавиться от фобии – признать, что она существует. Просто взять и признать, понимаешь?
Она прокашлялась.
– В фобиях я не разбираюсь, но, по-моему, такой подход только спровоцирует серьезные приступы паники.
– Об этом я не подумал.
– Тогда подумай. А теперь извини, мне пора спать.
– Ханна!
Она нехотя обернулась:
– Ну что еще?
– Если у меня фобия, то приступы паники, похоже, бывают у тебя.
– Спокойной ночи, Рейф. – И она торопливо взбежала по лестнице.
Уинстон вернулся на третий этаж не сразу, а когда наконец появился в спальне, его шерсть была холодной и сырой. Ханна сообразила, что Рейф брал пса с собой на полуночную прогулку.
– О чем вы там болтали вдвоем? – шепотом спросила она.
Уинстон не ответил. Устроившись в ногах хозяйки, он довольно засопел.
– Ох уж эта мне мужская солидарность!
Она попыталась заснуть, но задача оказалась не из легких. Долгое время она просто смотрела в потолок и размышляла.
Глава 19

Заведение «Книги и видеокассеты для взрослых» Верджила располагалось на расстоянии сотни футов от официальной границы города Эклипс-Бей. Пятнадцать лет назад, обустраивая магазин, Верджил старательно выбрал место, находящееся вне досягаемости для местных реформаторов, активистов борьбы за гражданские права и членов городского совета, считавших, что верный путь к переизбранию – распоряжение о закрытии магазина, торгующего порнографией.
«Есть такой давний закон о недвижимости, – когда-то объяснял Верджил Рейфу. – Расположение решает все».
Верджил не сразу понял, что сделал удачный выбор: многие клиенты предпочитали заходить в магазин так, чтобы их при этом никто не видел. Когда у Верджила появился десяток постоянных клиентов, он устроил небольшую автостоянку – но за магазином, а не перед ним, где знакомые машины наверняка могли высмотреть соседи, деловые знакомые и родители.
– До сих пор не верю, что отважилась привести Уинстона в такое место. – Ханна поморщилась, глядя на заднюю дверь магазина и пристегивая к ошейнику пса поводок. – Надеюсь, Уинстон еще слишком молод, чтобы разобраться, что к чему.
– Ты сама захотела взять с собой Уинстона, – напомнил Рейф.
– Пока мы не узнаем, кто пытался убить его, я не оставлю его одного ни на минуту. – Ханна быстро оглядела почти пустую стоянку. – Хорошо еще, посетителей здесь сегодня немного.
– Их вообще нет, – поправил Рейф. – Вон тот фургон в углу принадлежит Верджилу.
– Да? Странно, что он до сих пор не разорился. Уже два часа дня, а в магазине пусто!
Рейф распахнул дверцу машины.
– Сюда обычно приходят в сумерках.
– Откуда ты знаешь?
– Это знают все. – Рейф захлопнул дверцу, не давая Ханне возможности продолжить расспросы.
Ханна опасливо вышла из машины.
– Идем, Уинстон. Только ничего не трогай, ладно?
Шнауцер легко выпрыгнул из машины и сразу остановился, с любопытством обнюхивая лежащую на асфальте пластиковую упаковку.
Ханна наклонилась, гадая, что его так заинтересовало, и издала испуганный возглас:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики