демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Спасибо, – сухо и чопорно поблагодарила она и разозлилась на себя.
– Не за что. Если понадобится – обращайся.
Не смея смотреть на него, Ханна принялась искать туфли.
Рейф набросил рубашку, не удосуживаясь застегнуть ее. Скрестив руки на груди, он прислонился к столбику кровати и стал наблюдать за ее беспорядочными поисками.
– Твои туфли остались где-то на лестнице, – наконец сообщил он.
– Только этого не хватало! – Она быстро выпрямилась, пригладила волосы и метнулась к двери.
Рейф не спеша последовал за ней. Не обращая на него внимания, Ханна начала собирать предметы своего туалета, разбросанные по лестнице и коридору. Что на нее нашло? Ничего подобного она себе никогда не позволяла. Должно быть, она совсем потеряла голову.
К тому времени как Рейф спустился вниз, Ханна уже успела обуться и разыскать лифчик и теперь направлялась к двери. Комкая лифчик в кулаке, она думала только об одном – как побыстрее покинуть место преступления, где ею овладела необузданная, непристойная страсть.
Голос Рейфа остановил ее у самой двери:
– Может, ты все-таки объяснишь мне, в чем дело?
У нее перехватило дыхание, она перевела взгляд на свои дрожащие пальцы.
– Кажется, у меня приступ паники.
– Вижу. И хочу знать почему.
Это лаконичное замечание отчасти прогнало панику, но ее место тут же занял гнев. Это он во всем виноват. Если бы не его бесподобный лаймовый пирог, томная музыка, танец в темноте… Если бы не…
Она обернулась и пронзила его взглядом.
– Приступы паники возникают сами собой, – мрачно объяснила она. – Это не моя вина.
Долгую минуту он вглядывался ей в лицо.
– Уже раскаиваешься? – спросил он.
Ханна глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и к ней вернулось подобие рассудка. Она не вправе винить Рейфа. Ведь это она спятила. «Веди себя как подобает взрослой женщине».
Она прокашлялась и сжала дверную ручку.
– Прости. Кажется, я слишком несдержанна.
– Дело не в этом. Никто и не требует от тебя безупречной сдержанности. – Он стоял посреди холла, глядя на нее. – И все-таки я хотел бы знать, в чем дело.
– Не знаю. – Она разжала пальцы и неловко пригладила волосы и лишь потом решилась посмотреть Рейфу в глаза. – Нет, это неправда, Рейф. Я должна задать тебе один вопрос и хочу услышать в ответ правду.
– Какой?
– Все это, – она сделала неопределенный жест, имея в виду опаляющую страсть, которая настигла их в солярии и достигла кульминации в спальне, – то, что было между нами… не имеет никакого отношения к Дримскейпу, верно?
Он прищурился:
– Все ясно.
Ханна заморгала:
– Что это значит?
– Ты соблазнила меня, а теперь спешишь удрать. Под дурацким предлогом, что тебе надо выгулять собаку. Ручаюсь, ты даже не собиралась звонить мне утром.
– Черт побери, Рейф…
– А как еще прикажешь это понимать? – Она ошеломленно уставилась на него.
– Ты и вправду веришь, что я… что я просто… – Она осеклась, заметив, что ее голос угрожающе взвился, сглотнула и попыталась начать заново: – Думаешь, я просто соблазнила тебя, чтобы уговорить продать мне твою половину дома?
Он умышленно затянул паузу, и по спине Ханны покатились струйки холодного пота. Наконец он слегка улыбнулся:
– Нет.
Ханна обессиленно прислонилась к дверному косяку.
– Слава Богу… Ничего подобного я бы не сделала.
– Я тоже, – просто отозвался он.
Долгое время они смотрели друг на друга молча, постепенно напряжение развеялось. Ханна решила, что она, очевидно, спятила.
– Да, конечно. – Она провела ладонью по лбу. – Не понимаю, что на меня нашло. Наверное, сказался стресс.
– Вечер выдался утомительным.
– Точно. – Она выпрямилась, стараясь взять себя в руки. – Кстати, мне действительно пора домой.
– Я подвезу тебя. – Он выудил из кармана ключи. – Но при одном условии.
Она вздрогнула:
– При каком?
Рейф обошел вокруг нее и отпер дверь.
– Пообещай позвонить мне утром.
И он скрылся в темноте прежде, чем Ханна успела ответить. До нее донесся сдержанный рык двигателя «порше», свет фар на миг ослепил ее.
Мысленно сравнив себя с беспомощным оленем, застывшим посреди дороги перед приближающейся машиной, она решила действовать.
Она захлопнула дверь, прикрыла ладонью глаза, спустилась с крыльца и решительно села в машину.
Уинстон встретил ее, добродушно позевывая. Такого же приема удостоился и Рейф. Пес протопал по веранде, спрыгнул с крыльца и скрылся в кустах – но не торопливо, а почти нехотя.
Рейф усмехнулся:
– Тебе повезло. Похоже, он вообще не беспокоился.
Ханна покраснела:
– Незачем было напоминать об этом.
– Ты думаешь?
– Я ведь уже признала, что запаниковала из-за стресса.
– Из-за стресса? Опять оправдываешься?
– Спокойной ночи, Рейф.
Он взял ее за подбородок, преспокойно прильнул к ее губам и оторвался лишь тогда, когда Ханне стало нечем дышать.
– Спокойной ночи, – произнес он. Его глаза казались непроницаемыми в желтом свете фонаря на веранде. – Ты знаешь номер телефона в Дримскейпе и номер моего мобильника. Позвони, если Уинстон опять проявит бдительность. Каких-нибудь десять минут – и я примчусь.
– Проявит бдительность? – Она не сразу вспомнила о событиях предыдущей ночи. – А, вспомнила. Спасибо, но вряд ли…
– Сегодня тебе будет не до здравых рассуждений. Ты же сама объяснила. – Он спустился с крыльца. – Если твой охранник поднимет тревогу, просто позвони мне.
Ханна оставила дверь открытой для Уинстона. Рейф дождался, когда оба скроются в доме и запрут дверь, и уехал.
Через двадцать минут Ханна вышла из ванной, одетая в строгую ночную рубашку – в викторианском стиле, белоснежную, с длинными рукавами, отделанным лентами вырезом и подолом до самых щиколоток. Оглядев себя в зеркале, она удовлетворенно кивнула. Женщины, предпочитающие такие рубашки, не разбрасывают нижнее белье на лестницах и не отдаются безумной страсти в объятиях самых сексуальных красавцев города.
Нет, более сексуального мужчины, чем Рейф, вообще нигде не найти, не только в Эклипс-Бей.
Аберрация – вот что это такое, или попросту помрачение ума. Слишком уж давно у нее не было нормальной половой жизни. Чего еще ждать от женщины при таких обстоятельствах?
Ханна со вздохом выключила лампу. Уинстон уже устроился на кровати у нее в ногах, но поднял голову, увидев, что хозяйка направилась к окну, обращенному в сторону залива. Пес внимательно проследил, как она раздвигает шторы.
– Неужели ты совсем не беспокоился за меня? – спросила она.
Пес не удостоил ее ответом.
– Этого я и опасалась.
Прошлепав босиком к боковому окну, она раздвинула шторы и уже собиралась лечь, когда заметила блеск металла между деревьями.
– А это еще что такое?
Прильнув к стеклу, она присмотрелась и поняла, что не ошиблась. Под деревьями у шоссе стояла машина. Сидящий в ней видел не только дом, но и длинную аллею, ведущую к нему.
Ханна перевела взгляд на Уинстона. Тот опять положил голову на лапы и явно не собирался проявлять бдительность.
Она снова задернула шторы, включила свет, придвинула к себе телефон и набрала недавно записанный номер.
Рейф ответил после первого же сигнала.
– Что ты делаешь там в кустах? – спросила Ханна.
– Ничего предосудительного.
От этого голоса по спине у Ханны пробежал холодок. Низкий, сексуальный, чуть хрипловатый, он вызывал недавние соблазнительные воспоминания.
Она снова погасила свет, с трубкой в руках подошла к окну. В темноте опять блеснул металлом кузов «порше».
– Ты уверен?
– Абсолютно.
Говорить с ним по телефону было гораздо проще, чем смотреть ему в лицо после сцены в спальне. В отношениях между ними появилась необычная близость, но расстояние позволяло Ханне немного расслабиться.
– Стоишь на часах? – продолжала она. – Хочешь выяснить, что вчера насторожило Уинстона?
Рейф помолчал.
– Просто решил задержаться на пару минут, – наконец объяснил он.
– Это ни к чему. Я же обещала позвонить, если Уинстон забеспокоится. Поезжай домой. Со мной ничего не случится, честное слово.
– Я побуду здесь еще немного. Вчера Уинстон просидел у двери с полуночи до двух.
– Да.
– А сейчас скоро два. Тогда я и уеду.
– Рейф…
– Ложись спать, – тихо попросил он.
Она крепче сжала трубку.
– Рейф, насчет того, что случилось сегодня…
– А что такое?
– Я хочу извиниться – за то, что повела себя как идиотка. Напрасно я завела разговор про Дримскейп. К тому, что произошло сегодня между нами, он не имеет никакого отношения.
– Да, дом тут ни при чем.
Ханна неловко добавила:
– Но в городе многие подумали бы, что дело именно в доме.
– Все в Эклипс-Бей считают, что восемь лет назад на берегу я соблазнил тебя. – Пренебрежительные нотки в его голосе слышались отчетливо. – Неужели тебе есть дело до того, что подумают люди?
Ханна надолго задумалась.
– Нет.
– И мне тоже.
– Рейф…
– Что?
– Но если Дримскейп ни при чем, тогда в чем же дело?
– Уместный вопрос. Когда найдешь ответ, поделись со мной.
– Рейф…
– Да?
– Иногда манерой общения ты напоминаешь мне Уинстона.
– Видимо, так уж устроены мужчины.
– Спокойной ночи, Рейф.
– Не забудь позвонить мне утром.
Она повесила трубку и забралась в постель, но даже не попыталась закрыть глаза, пока не услышала приглушенный шум двигателя машины, затихший вдалеке. Ханна взглянула на часы. Была четверть третьего.
В ногах у нее крепко спал Уинстон.
Глава 13

На следующее утро она с нетерпением ждала десяти часов.
– Не хочу звонить слишком рано, чтобы не показаться назойливой, – объяснила она Уинстону, поглядывая на радиотелефон в кухне. – Мужчин это только отпугивает.
Уинстон выслушал ее со скучающим видом, подошел к двери и выжидательно поднял голову.
– Сегодня утром ты уже выходил дважды. – Ханна набрала номер. – Слишком уж часто ты бываешь на берегу.
Уинстону и вправду нравилось их новое жилье, сад вокруг дома и побережье. Он полюбил Дэдхенд-Коув с его мириадом запахов и разнообразными обитателями. Свобода пришлась ему по вкусу.
Наконец Рейф взял трубку.
– Мэдисон слушает, – нетерпеливо бросил он, словно его занимало кое-что поинтереснее телефонных разговоров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики