демократия как оружие политической и экономической победы
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Рейф пристально уставился на гибискус, растущий рядом.
– Я предложил ей партнерство.
– Партнерство? – На лице Митчелла отразилась крайняя степень изумления. – Ханне Харт? Ты что, лишился последнего ума?
О поддержке Митчелла можно было сразу забыть.
– Кричать незачем, – ответил Рейф. – Я прекрасно слышу тебя.
– Слышишь? Тогда послушай: ты – Мэдисон. Твоим деловым партнером не может быть человек по фамилии Харт. Это партнерство обречено с самого начала.
– А если это будет не просто деловое партнерство? – уточнил Рейф.
– Дьявол! – Митчелл схватил секатор. – Значит, это не выдумки? Ты правда ухлестываешь за ней?
– Между нами возникло то, что можно назвать близкими взаимоотношениями.
Митчелл яростно набросился на гибискус с секатором.
– Хочешь сказать, вы уже переспали?
Рейф невольно отступил подальше от гибискуса и щелкающего секатора в руках Митчелла.
– Я предпочитаю выражаться иначе.
Митчелл обрезал очередную ветку и нахмурился.
– Иначе? Это как?
– В настоящий момент положение слегка осложнилось…
Митчелл нацелился секатором на Рейфа.
– Выслушай меня хотя бы раз в жизни, не пожалеешь. Восемь лет назад эта женщина ради тебя пожертвовала своей репутацией. И между прочим, спасла тебя.
– Я помню.
– Тогда прекрати увиваться вокруг нее. Это несправедливо.
– Это не просто развлечение. – Рейф тщетно пытался подыскать верные слова. – Это серьезно.
Некоторое время Митчелл смотрел на него, нахмурившись.
– Уже лучше. – И он снова занялся кустом. – Зачем ты приехал?
– Спросить, не хочешь ли ты завтра вечером поужинать со мной и Ханной, – смущенно признался Рейф. – Если хочешь, привози свою Октавию.
– Октавия уехала в Портленд.
– Приглашение остается в силе.
Митчелл отрезал еще один сухой сучок.
– Ханна Харт умеет готовить?
– Понятия не имею. В моем присутствии она никогда ничего не стряпала. Ужин буду готовить я.
– Любопытно, – хмыкнул Митчелл.
– Значит, ты приедешь?
– Приеду. Давно хотел отдохнуть от стряпни Брайса.
Рейф вздохнул.
– Прекрасно. – Он выпрямился и направился к двери с таким чувством, словно он только что пережил бурю. – Ждем тебя в шесть.
– Чертовски любопытно, – повторил Митчелл.
Напрасная трата времени, думал Рейф. Ну и черт с ним! Может, Ханна решила подшутить над ним? Надо было хорошенько подумать. Зачем ей вообще понадобилось советовать ему пригласить Митчелла к ужину?
Неужели то, что он попытался угодить ей, – плохой признак?
В дверях кабинета Рейф остановился и осмотрелся. Компьютер на столе, несколько телефонов. Завалы блокнотов, фотографий и газет. Битком набитый шкаф. Несколько первых полос «Джорнал» в рамках на стене. На одной из них – фотография Тревора Торнли рядом с прежним владельцем и редактором газеты Эдом Болтоном и его улыбающейся женой Бев.
– Мне всегда хотелось побывать в кабинете настоящего редактора, – произнес Рейф.
Джед ухмыльнулся и поудобнее уселся в кресле.
– Смотри, не стесняйся. Садись.
– Спасибо. – Рейф снял со стула кипу газет и сел.
– Кофе будешь? – Джед взялся за подлокотники, собираясь встать. – Ты не поверишь, но кофеина здесь у нас всегда полным-полно.
– Нет, спасибо. – Рейф посмотрел на компьютер. На экран была выведена страница текста. Рейф прочел: «Торнли объявил, что будет баллотироваться в сенат, действуя с позиций социальной и личной ответственности…»
– Teбe удалось взять у Тревора Торнли интервью? – удивился Рейф.
– Да, сегодня утром, перед отъездом в Портленд. Теперь пишу статью.
Рейф поерзал на стуле.
– Ну и каково это – беседовать с будущим сенатором США?
– Почти то же самое, что брать интервью у будущего члена законодательного собрания штата восемь лет назад. Он приобрел светский лоск, вот и все. Но добиваться от него точных ответов – по-прежнему тяжкий труд.
– Должно быть, поэтому он так быстро и так далеко пошел.
– Может быть. Ладно, как говорится, пусть он мерзавец, зато наш мерзавец. Будем надеяться, что в Вашингтоне он не забудет, что сам он родом из Эклипс-Бей. – Джед сцепил пальцы на животе. – Что привело тебя сюда?
– Праздное любопытство.
– Отрадно. Из любопытных получаются лучшие репортеры, – хмыкнул Джед. – Что хочешь узнать?
Рейф задумался. В редакцию он зашел, повинуясь минутному порыву, когда возвращался в Дримскейп. Но теперь он понял, что все утро обдумывал решение – с тех пор как Уолтер и Торранс Уиллис поделились с ним предположением насчет убийства Кэтлин Садлер.
– Можно попросить тебя об одном одолжении? Я хочу увидеть старые подшивки газеты.
Глаза Джеда зажглись.
– Старые?
– Да, восьмилетней давности.
Джед присвистнул.
– Все ясно: ты хочешь увидеть статьи о смерти Кэтлин Садлер.
– А это невозможно?
– Почему же? – Кресло скрипнуло под Джедом, он впился в друга взглядом: – Что-то стряслось?
– Ничего. Просто стало любопытно, вот и все. В то время я не читал газет – мне пришлось спасаться от тюрьмы, а потом я уехал из города.
– Убедительное объяснение. – Джед задумчиво постукивал карандашом по краю клавиатуры. – Может, ты ищешь что-то конкретное?
– Нет.
– Слушай, я же твой давний друг, Джед Стедман! Если ты откуда-то узнал, что произошло той ночью, мог бы поделиться со мной!
– Кого интересуют события восьмилетней давности?
Джед вскинул брови:
– Если обнаружатся новые обстоятельства смерти Кэтлин, это будет сенсация. О ее смерти помнят до сих пор. – Он помедлил. – За последние десять лет это убийство в Эклипс-Бей было единственным – если не считать туристов, которые затеяли ссору на стоянке и перестреляли друг друга.
– О смерти Кэтлин я ничего не знаю, – заверил Рейф. – Просто у меня есть пара вопросов…
– Каких? – живо откликнулся Джед. – Надеюсь, это не претензии к моей газете?
– Если тебе некогда, я могу зайти в библиотеку.
Джед усмехнулся:
– Да, можешь. Ладно, идем, я тебе помогу. – Он поднялся. – Согласись, нельзя винить меня за попытку выведать обстоятельства давней истории.
– Пожалуй, нельзя. – Рейф направился за Джедом. – Но если ты пообещаешь молчать, я объясню, что ищу.
Джед вскинул руку:
– Даю слово чести.
– Я хочу выяснить, не было ли в статьях упоминаний о мужчинах, с которыми Кэтлин встречалась тем летом.
Джед замер и озадаченно нахмурился.
– Весь город знал, что она встречается не только с тобой. Даже ты об этом знал! Никакая это не тайна.
– Я просто хотел бы знать, не всплыли ли в ходе следствия имена других ее мужчин.
– А, вот оно что! – Джед подошел к одной из дверей и понимающе оглянулся на Рейфа. – Хочешь проверить, были ли в деле подозреваемые, кроме тебя? Я прав? Думаешь, кто-нибудь из ее приятелей спихнул ее со скалы?
– Ничего я не думаю, Джед. Мне просто любопытно. Так ты покажешь мне старые газеты или нет?
– Прости, привычка сработала. Пойдем, я покажу тебе, как пользоваться аппаратом.
Вскоре Рейф уже сидел перед аппаратом для просмотра микрофильмов и изучал выпуски «Эклипс-Бей джорнал» восьмилетней давности. Наконец на экране появился заголовок на всю первую полосу: «Местная жительница найдена мертвой в Хидден-Коув».
– Вот она. – Джед навис над плечом Рейфа, держась за спинку его стула. – Это не моя работа. Для того выпуска я писал статью о приеме в честь Торнли в институте.
Рейф взглянул на подпись.
– Ты хорошо знаешь этого Бена Орчардсона?
– У него почти не было близких знакомых, но кое-что мне известно. Одно время ему прочили славу известного журналиста, несколько лет он работал в двух-трех крупных ежедневных изданиях. Его погубила страсть к бутылке. Некоторое время он подрабатывал в «Джорнал», потом Эд расстался с ним.
– Орчардсон по-прежнему живет в городе?
– Да ты что! Когда в газете опубликовали его статью про Кэтлин Садлер, ему было уже шестьдесят три года. Он вышел на пенсию и уехал отсюда незадолго до того, как я женился на Конни. С тех пор я о нем ничего не слышал. Но помню, он говорил, что едет в Мексику, а может, в Коста-Рику, где на социальное пособие сможет жить по-королевски и писать великий американский роман. Но вряд ли он успел настолько протрезветь, чтобы купить компьютер и взяться за работу.
Рейф прочел первую статью о гибели Кэтлин, выискивая в ней фамилии. Первой ему попалась фамилия Ханны. Он помедлил, читая краткий абзац о том, как Ханна обеспечила ему алиби: «Ханна Харт, дочь Гамильтона и Элейн Харт, с давних пор приезжающих в Эклипс-Бей в отпуск, заявила, что в то время, когда погибла Кэтлин Садлер, Рейфел Мэдисон был с ней, Ханной. „Мы встретились на берегу, возле Эклипс-Арч, в первом часу ночи, – объяснила она. – Некоторое время мы беседовали. Потом он проводил меня домой. Мы шли пешком и потому добрались до моего дома незадолго до двух часов ночи“«.
Эти слова звучали совсем просто, но Рейф понимал, как дорого они обошлись Ханне. Он мог представить, как отнеслись ее родители к событиям той ночи. Но уговорить Ханну промолчать им не удалось – она не из тех, кто способен утаить правду.
Джед придвинулся ближе.
– Знаешь, я не раз гадал… – Рейф перемотал пленку.
– О чем?
– Чем вы с Ханной занимались ночью на берегу? Неужели только беседовали?
– Да, – подтвердил Рейф, глядя Джеду прямо в глаза.
Джед поспешно выпрямился и отступил, неловко покашливая.
– Это просто естественное журналистское любопытство, ты же понимаешь.
Рейф снова углубился в статью: «Йейтс продолжает собирать сведения о том, что произошло с Кэтлин Садлер незадолго до смерти. Похоже, никому не известно, где она побывала и чем занималась после того, как Мэдисон покинул ее машину возле Эклипс-Арч. Никто не знает, что понадобилось ей в Хидден-Коув в такой поздний чае. Дорога вдоль бухты не освещена, с наступлением темноты по ней перестают ездить…»
– А что стало с самим Йейтсом? – полюбопытствовал Рейф, начиная искать следующую статью. – Он еще жив?
– А ты не знаешь? Умер от сердечного приступа пару лет назад.
– Интересно, можно ли взглянуть на собранные им материалы по этому делу?
– Обратись к новому инспектору, его зовут Шон Валентайн.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
принципы для улучшения брака
загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики