науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мне нужно чем-то себя занять.— Я чувствую, как публика погружается в размышления.— Иди ты к черту, Алекс, — Мэгги встала. — Я сейчас вернусь. Не могу думать, пока не выкурю сигарету.Сен-Жюст смотрел, как она взяла сумочку, протопала на балкон и закрыла за собой дверь. Достала сигареты и зажигалку и через секунду уже запрокинула голову и в экстазе прикрыла глаза, выпуская тонкую струйку дыма. Расслабила плечи, улыбнулась и затянулась снова. Он готов был держать пари, что в ее мозгу уже забурлили мысли насчет ковбоя, мышей и, возможно, следующей книги о Сен-Жюсте.Байрон и Шелли, например, курили опиум. Многие выпивали, не зная меры. Мэгги же призывала никотиновых богов, чтобы пробудить воображение, оживить музу. К тому же она просто любила курить. Сен-Жюсту пока не удалось понять, каким образом доктор Боб надеется избавить Мэгги от этой дурной привычки, которая давала ей эмоциональную поддержку и одновременно доставляла удовольствие. Тем не менее он знал, что должен помочь ей расстаться с месье Никотином, но не представлял, как это сделать. Разве что запереть ее в темной комнате с обитыми войлоком стенами как минимум на месяц.Мэгги перегнулась через перила, отставив назад левую ногу, потом затушила окурок и вернулась в гостиную.— Там стоят три белых грузовика с большими пластиковыми мешками в кузове. Интересно, нас переселят с этого этажа, пока будут избавляться от мышей?— Избавляться? — Стерлинг встрепенулся. — Ты хочешь сказать, что их убьют? Разве их не поймают, чтобы отвезти в какое-нибудь хорошее… приятное… в общем, куда-нибудь. Скажем, на ферму?Мэгги и Сен-Жюст обменялись понимающими взглядами.— Конечно, Стерлинг, — быстро нашлась Мэгги. — Они расставят везде маленькие клетки с сыром, поймают мышей и увезут за город, — она снова посмотрела на Сен-Жюста. — На мышиную ферму.— Это хорошо, — с облегчением сказал Стерлинг. — А то я подумал… Мне совсем не хочется участвовать в убийстве.Мэгги и Сен-Жюст опять переглянулись. Иногда, подумал виконт, смотреть на нее — все равно что в зеркало. В такие минуты он впадал в задумчивость.Но, несмотря на это, Сен-Жюст заговорил первым:— Стерлинг, а каким образом ты можешь участвовать в убийстве? Ты ничего не хочешь нам объяснить?Стерлинг потупился, затем взглянул на Вирджинию, вероятно, в надежде, что хотя бы эта женщина, готовая вот-вот подарить миру новую жизнь, поймет его чувства к маленьким беззащитным созданиям.— Я… Я недавно заходил в свою спальню, чтобы… не важно зачем, — он вздохнул. — И увидел его.— Кого — его? — Мэгги оглядела пол и быстро села на диван с Вирджинией, поджав ноги.— Я еще не дал ему имя, — Стерлинг сунул руку в карман жилета и достал крошечного белого мышонка с черными глазками-бусинами и подрагивающим розовым носом. — Он таскал сыр и фрукты с тарелки, которую прислала нам Верни, — он поднес мышонка к лицу. — Ты ведь любишь виноград, правда? Я назову тебя Генри.Сен-Жюст видел, что Вирджиния улыбнулась Стерлингу, а возможно, и Генри. Мэгги молча смотрела на мышь. Мари-Луиза сходила в спальню Стерлинга и Сен-Жюста, принесла три светло-зеленые виноградины и протянула их Генри.— Так, — Мэгги спустила ноги с дивана и встала. — Мы переезжаем. Алекс, позвони администратору и потребуй другой номер. Можешь ругаться, возмущаться, но главное — поскорее. Я пошла собирать вещи.— Мэгги, — окликнул ее Стерлинг, когда она устремилась в свою спальню. — Ты сердишься?Она остановилась и обернулась.— Нет, я не сержусь. Это ведь не ты запустил мышей в номер Веры, правда?— Нет, — ответил он удивленно. — Можно он будет жить у меня?— Где, Стерлинг? Через пять дней мы возвращаемся домой, помнишь? Там Наполеон и Веллингтон. Они коты. А это — мышь. Не хочешь сразу пожелать им приятного аппетита?— А если я поселю его в клетке? Тем более что мы скоро переезжаем в квартиру миссис Голдблюм. Генри может пожить у нее, — он умоляюще посмотрел на Сен-Жюста.— Я совсем не против Генри, — вздохнула Мэгги. — Но если ты найдешь еще одну мышь, мы отдадим их джентльменам из службы дезинфекции. Мыши плодятся, как кролики.— Хорошо, — Стерлинг посадил Генри обратно в карман. — Спасибо, Мэгги.— А моя Розмари держит хомячков, — произнесла Вирджиния, хотя ее почти никто не слушал. — Очень милые зверьки, если только не тебе приходится чистить клетку.Сен-Жюст улыбнулся ей — что можно ответить на такое заявление? — и снял трубку с телефона.Через час они переехали этажом выше и увидели, как в номер напротив заходит Венера.— Вера, подожди. Заходи ко мне, поговорим. Я беспокоюсь о тебе, — окликнула ее Мэгги.— Беспокоишься обо мне? В самом деле?На голос Мэгги из-за двери выглянула Банни Уилкинсон.— Весьма сожалею, — она улыбнулась. — Но мисс Симмонс не дает сейчас автографов, у нее был трудный вечер. Но вы сможете подписать у нее книгу завтра, во второй половине дня.Венера посмотрела на Мэгги, подняла бровь и ухмыльнулась. Злобно.— Да, дорогая. Я с удовольствием подпишу тебе книгу. Может, мою последнюю? Она вышла неделю назад, возможно, ты еще не успела купить ее.— Я уже давно не покупаю твои книги, Вера. На них можно прекрасно экономить, стоит прочитать одну, и ты уже знаешь, что будет в других.— Вы, собственно, кто? — Банни Уилкинсон заслонила собой Венеру. — И что вы делаете на этом этаже? Я позвоню охране, чтобы вас вышвырнули из отеля.— Вот вы где! Вы не забыли оставить дорожку из хлебных крошек, чтобы маленькие мышки могли найти вас? Мэгги? Венера? — Берни остановилась как вкопанная. Судя по всему, ей очень хотелось сбежать. — О черт, Венера. Какой идиот поселил вас на расстоянии плевка?— Привет, Берни, я тоже рада тебя видеть, — Мэгги даже не обернулась. Она не сводила гневного взгляда со своей роковой соседки. — Я как раз хотела рассказать Вере, что кто-то явно хочет, чтобы она уехала. Из отеля, а может, и не только. А потом подумала — ну и черт с ней.Она развернулась спиной к Венере и негодующей Банни.— Заходи, — Мэгги улыбнулась Берни. — Я заказала твой любимый скотч.— Заказала? — фыркнула Венера. — Я привезла его с собой, Берни, как раз для тебя. Двенадцатилетней выдержки. Прошу присоединиться к нам. У меня был такой ужасный день.Сен-Жюст с любопытством наблюдал, как Берни посмотрела на Венеру, на Мэгги, потом перевела взгляд на свои туфли. Царю Соломону, и тому было легче.— Я… думаю, мне действительно стоит посмотреть, как устроилась Венера, ладно, Мэгги?— Конечно, — слово просвистело в воздухе и грохнулось на пол, как здоровенная глыба льда. — Увидимся. Пошли, мальчики.Сен-Жюст подождал, пока Стерлинг, Вирджиния и Мари-Луиза войдут в номер следом за Мэгги, затем обернулся к дамам, все еще стоявшим в холле.— Леди, — он поклонился. — Как сказал мистер Эмерсон: «Единственный способ иметь друга — научиться самому быть другом». Приятного вам вечера. Или вы все же хотите присоединиться к нам, Берни? И вы, мисс Симмонс?— Как вы можете разговаривать с нами в таком тоне?! — Банни почти кричала, выпятив бюст, словно голубь-дутыш.— Мадам, вы очень испугаетесь и удивитесь, узнав, сколь много я могу, — томно протянул Сен-Жюст, глядя сверху вниз на эту несносную женщину.Банни отступила на два шага, отчасти проникшись уважением, отчасти восхищенная столь безупречным джентльменом… хотя так решил Сен-Жюст. Возможно, эта особа была бесчувственной, как кирпич.— Что скажешь, Венера? — спросила Берни. — Может, сейчас самое время зарыть топор войны?— В ее черепушке? С удовольствием, — проворчала Венера и пожала плечами. — Ладно, ладно. Мэгги, может, в чем-то и права, — она хихикнула. — Скажи ей, пусть наденет шляпу, тогда никто и не заметит.— Венера, я понимаю, что у тебя был тяжелый день, но не передергивай, ладно?— Кто передергивает, я? — Венера сложила руки на пышной груди. — Я еще и не начинала. Банни, хочешь познакомиться с Бернис Толанд-Джеймс, издателем «КнигТоланда»? — прощебетала она, повернулась к своему редактору и взяла ее за руки (так священник готовится произнести: «Сегодня мы собрались здесь, чтобы соединить…»). — Берни, познакомься, это Банни Уилкинсон, председатель нашей чудесной конференции. Она рассказала мне, что написала великолепную семейную сагу, которую надеется опубликовать. Дело происходит в Ирландии, да, Банни? Расскажи Берни о своем романе.— Да-да, конечно, — начала Банни, улыбаясь Берни. — Книга называется «Пламенеющий цветок Шеннона». Дело, естественно, происходит в Шенноне. Героиню зовут Шеннон, ее ребенком обменяли на цыганского мальчика, поскольку ее отцу нужен был наследник, и вот они росли, и однажды ночью он увидел, как она танцует в лунном свете, обнаженная, ведь так всегда делают цыгане, и он берет ее силой, причем несколько раз, а потом глубоко сожалеет, что изнасиловал эту прекрасную сладкую девственницу, и…— Венера, даже ради тебя — нет, — отрезала Берни и крутанулась на каблуках. — Алекс, помоги мне проползти по осколкам стекла, чтобы извиниться перед Мэгги. Спокойной ночи, дамы.Мэгги подняла голову от чемоданов, которые распаковывала, а точнее, вываливала их содержимое на кровать.— Что случилось с Верой?— Нет, я не убила ее, если ты на это надеялась, — Берни аккуратно, чтобы не расплескать свеженалитый стакан скотча, присела на край огромной двуспальной кровати. — Прости, солнышко. Она просто властная самовлюбленная сука! Почему я все время об этом забываю?— Возможно, потому, что в твоей голове пляшут мысли о выгоде, — Мэгги оставила чемоданы и села рядом с Берни. — Зря я сорвалась. Венера тоже твой автор, и ей сегодня досталось. Дважды. Так что, наверное, тебе стоило с ней побыть.— Это ни к чему, — ответила Берни, потягивая скотч. — Вполне достаточно этой идиотки Банни, и там еще одна, некая Марта. Она принесла вазу с фруктами.— Марта Коловски? — Вирджиния, переваливаясь, вошла в комнату и отмахнулась, когда Мэгги предложила ей сесть. — Спасибо, дорогая, но я сейчас ухожу. Если сяду, то уже не встану. К тому же мне пора спать. Но Марта — это, скорее всего, Марта Коловски. Раз там Банни, значит, и Марта при ней, подлизывается и прислуживает. Жалкое зрелище.— Жалкое? Почему?— Не знаю, — Вирджиния потерла поясницу. — Какой сегодня длинный день. Да, насчет жалкого зрелища.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   циклы национализма и патриотизма --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...

Рубрики

Рубрики