ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Хауэл так высказался о Джонсоне после своего свидания с ним: «Он, по-видимому, заменил политику молитвой».
В Вашингтон поступило сообщение из Лондона, что против Вильсона выступили в его партии не только левые, но и деятели с репутацией правых. Они обвиняли его в том, что он продолжает поддерживать США во вьетнамском вопросе. В августе 1966 года, когда Вильсон приехал в США с очередным визитом, президент обратил его внимание на то, что в своем частном заявлении в палате общин по поводу первой бомбардировки Ханоя он, Вильсон, «отмежевался» от того, с чем никогда не был связан.
Судя по всему, Вильсон наскучил президенту. По-видимому, Джонсон полагал, что Вильсон пытается нажить политический капитал дома, делая вид, что между ними существует политическая близость, тогда как в действительности президент даже не позаботился уведомить Вильсона о том, что состоит в тайной переписке с Хо Ши Мином. Джонсон не возлагал больших надежд на попытки Англии играть роль посредника. Президент был бы рад, если бы эти усилия увенчались успехом, но ему и его администрации такая перспектива представлялась маловероятной.
Англо-американские переговоры не привели к выработке конструктивного плана действий на Ближнем Востоке. После объявления Насером о блокаде Акабского залива Лондон и Вашингтон пытались подготовить декларацию о свободе навигации, подлежащую последующему одобрению морскими державами. Сообщение об этом, сделанное в палате общин 31 мая Джорджем Брауном, было встречено на передних скамьях правительственного большинства аплодисментами. Подводя итог прениям, премьер-министр предостерег палату общин, что для миротворчества остается мало времени. Он добавил: «Одной из предпосылок установления длительного мира является признание за Израилем права на существование».
Он заявил, что Англия оставляет за собой право действовать совместно с другими странами, если Совет Безопасности окажется не в состоянии принять решение. Из этой речи следовало, что, несмотря на ограниченность времени, не предвиделось никаких практических шагов. Была идея предпринять акцию морских держав с целью ослабления блокады в случае отказа Насера от какого-либо компромисса. Но во время встречи Вильсона с Джонсоном этот проект еще находился в начальной стадии.
В пятницу 1 июня, когда Вильсон прибыл из Канады в Вашингтон, ему был оказан торжественный прием. На южной лужайке Белого дома его приветствовали литаврами и залпами, и был выстроен в полном составе почетный караул. Комментатор Эн-би-си Джо Гарш спросил: «Произошла какая-нибудь перемена в наших особых отношениях с Англией? Зачем эти флаги и двадцать один залп?… Такое впечатление, что мы встречаем короля Патагонии». Он имел в виду, что Белый дом считал более почетным прием без шумихи.
Вильсон провел наедине с Джонсоном два часа перед ужином и имел двухчасовую беседу с президентом и членами его кабинета после ужина. В 4.30 он появился на пресс-конференции в британском посольстве. В течение получаса он не дал ни одного определенного ответа ни на один вопрос, а вечером, отвечая на тост, поднятый Джонсоном в честь королевы, заметил, что уже дважды в продолжение текущей недели говорил о ближневосточном кризисе: в палате общин и на пресс-конференции. «Было важно, – пояснил он, – чтобы я ничего не сказал по этому поводу, и поэтому я ничего не сказал!».

***

Дипломатические переговоры тянулись в Вашингтоне, Нью-Йорке и Лондоне, и у израильтян надежда на создание при поддержке США международной флотилии для открытия Тиранских проливов быстро испарилась.
Хотя на начальных стадиях кризиса британское и американское правительства гарантировали свою помощь Израилю в открытии проливов, в июне израильскому руководству стало совершенно ясно, что эти обещания останутся словами. Не только этот факт, принесший разочарование тем израильским министрам, которые продолжали полагаться на переговоры и международную акцию, но и другие события усилили позицию сторонников действия.
Переговоры израильского министра иностранных дел Абы Эвена, сделавшие его мишенью для насмешек и сарказма со стороны многих его соотечественников и даже некоторых коллег по кабинету, способствовали созданию – в результате его 14-дневного непрерывного паломничества в Вашингтон, Лондон, Париж и обратно – такого общественного мнения, при котором Израиль мог нанести решительный удар. Общественное мнение большинства западных столиц склонилось окончательно на сторону израильтян, когда нежелание Израиля приступить к решительным действиям без уверенности в безрезультатности усилий дипломатии было еще сильнее оттенено безрассудным и провокационным поведением Насера. С каждым днем становилось все более очевидным, что дипломатия ничего не добьется и что маловероятно, чтобы правительства Соединенных Штатов и Англии выполнили свои половинчатые обещания. Это способствовало тому, что в Соединенных Штатах и Англии, а также в таких малых странах Европы, как Голландия, сложилось мнение, что они или их правительства не имеют права осуждать Израиль, если он решит сам заняться своими делами.
В конце первой недели июня израильтяне поняли две вещи. Во-первых, что они не навлекут на себя недовольства президента Соединенных Штатов, как в 1956 году. Во-вторых, что Советский Союз не вмешается. Трудно сказать, явились ли эти выводы результатом верной оценки положения израильской разведкой или был получен по неофициальным каналам намек Джонсона. Разумеется, государственный департамент в лице своего посла в Тель-Авиве Уолворта Барбура дал «красный свет» войне. Тем не менее израильтяне чувствовали, что они могут безбоязненно действовать, если того потребует ситуация. Начальник израильской разведки генерал Ярив рисовал обстановку в очень мрачных красках. Дело было не только в том историческом поцелуе, которым обменялись Насер и король Хусейн в каирском аэропорту: израильтянам стало также известно, что египетский генерал Риад прибыл в Амман, чтобы создать там передовой командный пункт, и что иорданские войска переданы под его командование. Помимо этого, в субботу вечером 4 июня авангард иракской пехотной дивизии и подразделение из более 150 танков начали переправу через реку Иордан, продвигаясь на запад. Это накопление иракских войск, которое должно было завершиться в конце недели, создало новую и очень серьезную угрозу Израилю. Полагая, что израильские силы могут эффективно бороться с 800 египетскими танками в Синае, израильское командование восприняло появление 300–400 дополнительных танков противника в непосредственной близости к основным воздушным базам и населенным центрам своей страны как нетерпимую опасность. Кроме того, египетские летчики стали вести себя слишком нагло. В течение десяти лет, с 1956 года, не наблюдалось ни одного нарушения израильского воздушного пространства египтянами, тогда как только за две недели конфликта произошло не меньше трех инцидентов с египетскими самолетами МИГ-21. Описав полукруг над территорией между Мертвым морем и Эль-Аришем, египтяне пролетели над некоторыми важнейшими авиабазами Израиля и районами сосредоточения основной части израильских бронетанковых сил. Эти полеты производились на высоте 50–60 тысяч футов со скоростью 1,7 мах. Мах – единица измерения скорости самолетов, равная скорости распространения звука в данной среде.

Египтяне находились над территорией Израиля не больше 4 минут, и поэтому их не могли перехватить. Хотя израильтяне знали, что фотоаппаратура на борту МИГов может сделать снимок масштаба 1:150000, их беспокоила растущая самонадеянность египетских пилотов. Они опасались, что египтяне могут осуществить новую, более детальную аэросъемку воздушных баз и военных объектов.
Другой фактор, побуждавший израильтян действовать, заключался в том, что Израиль вновь обрел – это поняли немногие как в Израиле, так и за его пределами – фактор внезапности. Почти все наблюдатели, следившие за развитием кризиса – журналисты, дипломаты и военные эксперты, – считали, что стратегическое положение Израиля сильно ухудшилось с тех пор, как египтяне приступили к концентрации 90-100тысячной армии и 800 танков на Синайском полуострове. За неделю до начала войны израильтяне сетовали в один голос: «Мы упустили свой поезд». Несомненно, что официальный Каир, пережив несколько напряженных и тревожных дней, почувствовал облегчение и решил, что он одержал победу без войны.
При таком положении вещей израильтяне приняли решение нанести удар. На тайном заседании, начавшемся ночью 3 июня и закончившемся утром 4 июня, последние сомнения и колебания были отброшены или преодолены. В воскресенье вечером солдаты и летчики узнали, что на следующее утро начнется война.
Для кабинета, большинство членов которого были штатскими людьми со слабым представлением о военном деле, принять такое решение было мучительно и болезненно. Когда командующий ВВС генерал Ход заявил им, что израильская авиация не допустит бомбардировки противником Тель-Авива и может уничтожить авиацию Египта и любого другого арабского государства, которое вмешается в конфликт, они встретили его слова с недоверием. Так много ходило слухов о новой египетской авиации, личный состав которой был обучен русскими и которая располагала 400 современными реактивными истребителями и бомбардировщиками… Как можно было уничтожить одним ударом такую силу и дать к тому же гарантию, что Тель-Авив не подвергнется бомбардировке? Многим из них мерещились десятки тысяч жертв среди мирного населения. Именно это делало столь трудным принятие решения нанести удар. Но Даян был оптимистом, и введение его в правительство означало, что, наконец, появился министр, глубоко понимавший военное и политическое положение Израиля. Наряду с Вейцманом и Ходом он был одним из немногих, кто знал, что обещания ВВС вполне реальны. Это было, пожалуй, самым решающим вкладом Даяна в победу. Как заметил один старший офицер, «Рабин был начальником штаба Даяна, Даян был главнокомандующим».
Когда в ночь на четверг 1 июня Даян приступил к обязанностям министра обороны, он был уже вполне в курсе всех дел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики