науч. статьи:   демократия как оружие политической и экономической победы в условиях перемен --- конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- циклы национализма и патриотизма
ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

науч. статьи:   идеологии России, Украины, ЕС и США --- пассионарно-этническое описание русских и др. важнейших народов мира --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Оливия чуть не сжевала свою салфетку, а Фиби, глядя прямо перед собой, ела очень мало и осторожно, словно боялась испортить свой наряд.
Ясно было, что слуги также не оставили без внимания преображение их юной хозяйки и, судя по всему, отнеслись к этому одобрительно.
Во время еды Фиби постоянно ощущала на себе испытующий взор мужа и потому еще сильнее боялась как-либо неловко двинуться, и в результате только это и делала. Но в то же время она с удовлетворением отметила про себя, что Кейто обратил-таки на нее внимание, — то есть случилось то самое, чего она так давно и тщетно жаждала; в общем, желаемый эффект был достигнут. Правда, еще неизвестно, чем все это кончится, напомнила она себе со вздохом.
Постепенно языки у всех развязались. Говорили на разные темы, однако о ее новом наряде хозяин дома не обмолвился ни словом. Но пожалуй, хуже всего было то, что прическа у Фиби начала рассыпаться, она чувствовала это. Пряди волос выбивались из-под гребней, падали на лицо. Все усилия восстановить ее были напрасны: волосы старались жить своей жизнью, отдельной от нее.
Еще хуже стало, когда Фиби поперхнулась вином, закашлялась и затрясла головой.
И тут ей на помощь пришел Кейто. Бросив салфетку на стол, он встал, приблизился к ней и легонько похлопал по спине, а потом поднес кружку воды со словами:
— Пей на сей раз осторожнее.
Она пришла в такую ярость, что чуть было не вырвала кружку у него из рук, он же на удивление ловко собрал ее волосы в узел и снова закрепил двумя гребнями, которые показались ему знакомыми. Ну конечно, их ведь носила Нэн, мать Оливии. Правда, у той они крепко держали прическу — волосок к волоску.
Когда руки Кейто коснулись ее головы, Фиби замерла и ощутила, как ее окатило горячей волной. Никогда раньше он так к ней не прикасался. Только когда он вернулся на место, дыхание ее восстановилось. Да, это была истинная ласка, настоящая близость. Намного лучше и приятнее того, что бывало у них в постели, — скоротечное, холодное, сдержанное.
Кейто позвонил в колокольчик, чтобы подали десерт. Он торопился поговорить с Фиби наедине и, прежде чем выразить недовольство вызывающим нарядом, хотел узнать, каким образом и на какие деньги она его приобрела. По виду платья, по его отделке и качеству материала было ясно, что оно отнюдь не из дешевых.
В нетерпении он барабанил пальцами по полированному вишневого дерева столу, пока слуги убирали грязную посуду и ставили новые блюда: пирог с олениной, яблочный торт, компот из слив, тартинки с грибами. С каждым новым блюдом раздражение хозяина заметно усиливалось, и все с облегчением вздохнули, когда он, не доев, вдруг резко отодвинул стул и встал, чем подал традиционный сигнал всем остальным заканчивать трапезу, независимо от того, доели они или нет.
— Прошу простить, — произнес он, — у меня много дел. А вы можете остаться… — Но он тут же повернулся к Фиби и добавил: — Хочу сказать тебе несколько слов, если позволишь. Пойдем со мной.
Она поспешно поднялась.
— Конечно, милорд.
Кейто с поклоном повернулся к двери. Он придержал ее перед Фиби, и они вместе покинули столовую.
— Идем наверх!
Фиби почудилось, что в этот момент на нем появилась мантия и черная шапочка судьи.
Глава 7
Кейто шел чуть позади нее, но ей казалось, он ведет ее за собой. И привел он ее не в кабинет, а в спальню, которую она до сих пор никак не могла назвать своей, ибо чувствовала себя там чужой.
В комнате уже были зажжены свечи, горел камин, из-под одеяла выглядывала ручка водяной грелки. Фиби смотрела по сторонам словно бы впервые.
Кейто тихо затворил дверь и прислонился к ней спиной, глядя на жену. Ему тоже показалось, что раньше он никогда не знал этой женщины. Оказывается, помимо обольстительной груди, у нее весьма привлекательные и волнующие воображение бедра. Но к чертям наряд, столь изменивший ее вид, а возможно, и суть! К дьяволу!
— Вам не понравилось мое новое платье, милорд? — послышался вдруг ее почти детский голос.
Кейто оторвался от двери, подошел к Фиби ближе.
— В данную минуту, — сказал он сухо, — меня больше интересует, где оно взято и сколько за него отдано денег. Если, разумеется, ты платила из своего кармана, — прибавил он, приподняв бровь.
И тон, и насмешливое движение бровью возмутили Фиби.
— Представьте, я заплатила сама, сэр, — надменно сказала она.
— Каким же образом, хотелось бы знать? Ты никогда не обращалась ко мне с просьбой о таких суммах. Все, что требуется, ты имеешь здесь, в доме. Конечно, я не отказал бы тебе… — Опять этот саркастический тон! — Сколько бы ты ни попросила. Но ты обошлась без моего участия, а потому мое любопытство оправдано, не так ли?
— Я не обращалась к вам оттого, что вы захотели бы знать, для чего мне деньги, — сквозь зубы процедила Фиби. — А я хотела сделать вам сюрприз.
— Черт! — воскликнул он. — Мне вовсе не нужны сюрпризы в моем доме! Терпеть не могу сюрпризов!
— Но почему? — удивилась Фиби. — Большинство людей их любит.
— Оставим это! Ответь на мой вопрос.
— Откуда взяла деньги? Ну… у меня были… свои… Остались от отца.
Подобное утверждение звучало смехотворно, но сейчас она не очень задумывалась над этим. Главное, чтобы он знал: у него она не брала!
Кейто ухмыльнулся, и она вновь едва не задохнулась от ярости. Какое он имеет право ей не верить? Да и в чем разница-у отца, у матери?
— Тебе дала деньги Порция? — спросил он, хмурясь. Ему не хотелось, чтобы его жена пользовалась благотворительностью Руфуса.
Фиби отчаянно тряхнула головой:
— Нет-нет, клянусь!
— Прости, но насчет щедрости твоего отца меня одолевают некоторые сомнения. Итак, я жду правдивого объяснения.
— Я заложила кое-какие вещи своей матери, — призналась Фиби.
Он поглядел на нее с ужасом:
— Имела дело с ростовщиком?
— Да, а что такого? Все прошло хорошо и быстро. И никто меня не видел в Уитни.
— Ради Бога, Фиби, если тебе нужна какая-то вещь, почему не сшить ее прямо здесь?
Вот и пришла ее очередь усмехаться.
— Потому что здесь шьют не по моде, разве вы не знаете? Для чего мне еще одно платье сельского фасона? У меня их и так хватает.
— Разумеется, ты предпочитаешь наряды, в которых красуются куртизанки при королевском дворе! Забывая о правилах приличия!
Как раз в эту минуту Фиби взглянула на себя в зеркало и настолько себе понравилась, что, вместо того чтобы воспылать обидой и негодованием, подбоченилась и, нехотя поворачиваясь, спросила:
— Неужели вам не нравится, милорд? Скажите правду!
Он удивленно молчал. Потом едва заметная улыбка тронула его губы… Черт бы побрал эту девчонку! Она в общем-то права, ничего не скажешь. Но ведь ходила к ростовщику! А если бы кто-нибудь увидел и узнал ее? Какие слухи поползли бы! Но платье и в самом деле… как бы это точнее выразиться… прелестное. И как подчеркивает фигуру! Даже не подозревал, что она может быть такой…
Фиби покружилась перед зеркалом и, подбежав к Кейто, произнесла, чуть задыхаясь:
— Я знаю, что нравится. Значит, сюрприз хороший, да, милорд?
Он ответил спокойно и, как ему казалось, вполне убедительно:
— Это платье… повторяю, это платье не для тебя. Особенно здесь, где ты ведешь тихую сельскую жизнь. — Он направился к двери, бросив через плечо: — Мне надо составить донесение. Приду позднее.
Дверь за ним закрылась. Фиби осталась стоять посреди комнаты, решая в уме главный для себя вопрос: одержала она победу или потерпела поражение? После длительного размышления она пришла к выводу, что скорее всего победила. Как бы то ни было, она заставила его обратить на себя внимание. И пускай он разозлился, это не слишком большая плата за пристальное внимание к ней.
— Я чувствую себя прямо как в той поговорке про квадратную затычку, которую пытаются вбить в круглое отверстие! — пожаловалась на следующий день Фиби своей подружке-травнице Мег.
Фиби помогала ей готовить для сушки сорванные ветви тимьяна и попутно рассказывала, как отнесся Кейто к ее новому платью. К его фасону.
— Ну почему он хочет лепить меня себе в угоду? Неужели не понимает, я такая, какая есть, и другой стать не смогу!
Мег презрительно поджала губы.
— Мужчины! — коротко бросила она, словно все объяснялось принадлежностью к этому полу.
Лет на десять старше Фиби, высокая, темноволосая, очень загорелая от чуть ли не ежедневного хождения по лесам и полям в поисках необходимых для нее растений, она была смешлива, несмотря на большой и нелегкий жизненный опыт — а возможно, именно благодаря ему; остра на язык, почти ничему не удивлялась и старалась относиться с юмором ко всем невзгодам. Никогда не отказывала в советах и помощи тем, кто стучался в ее дверь, и Фиби обрела в ней советчицу, а также хранительницу своих маленьких тайн.
Не дождавшись от Мег каких-либо пояснений к слову «мужчины», Фиби спросила:
— Ну и что они?
Мег поставила горшочек с травами на прикрепленный к решетке камина таган и сделала новое решительное заявление:
— Вообще из всех живых существ мужчины самые несчастные. Эти заблудшие создания, как правило, не видят дальше собственного носа. Впрочем, благодаря этому они не могут разглядеть, что теряют в этой жизни, и потому меньше страдают.
— Как ты сурово о них отзываешься! — посмеиваясь, встала на их защиту Фиби. — А у тебя в жизни были мужчины?
— Еще бы! Я не стала бы говорить, чего не знаю. И поверь, никто из них не позволял себе указывать, что я должна, а чего не должна делать. Словно сам Господь Бог дал им такое право! Все они ограниченные слепцы, фанатики своих заблуждений, рабы условностей.
— Ой, хватит! — Фиби замахала руками. — Кейто совсем не такой.
— Такой же, как и все, не воображай! У него есть собственное представление о том, какой должна быть жена, и он не изменит его ни на йоту. Ни за что на свете!
На колени к Фиби с требовательным мяуканьем вскочил одноглазый черный кот, и она вынуждена была гладить его и почесывать за ушком.
— Пожалуй, ты права, Мег, — задумчиво протянула она. — Но Кейто — неглупый человек.
— Думаешь, его можно чему-то научить? Что ж, тогда он редкое исключение из всех мужчин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
науч. статьи:   политический прогноз для России --- праздники в России на основе ключевых дат в истории --- законы пассионарности и завоевания этноса
Загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

    науч. статьи:   три глобализации: по-британски, по-американски и по-китайски --- расчет пенсий для России --- основа дружбы - деньги --- три суперцивилизации мира
загрузка...

Рубрики

Рубрики