ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


К счастью, мучительный процесс близился к завершению. Эмбер не успела даже как следует пожалеть будущую мать, как Туилате издала довольное уханье, принимая новорожденного. Жестом она приказала Эмбер присесть рядом на колени, положила мокрое красное тельце ей в руки и ловко перерезала пуповину.
Тут же в ее руках оказался кусок бечевки. Перевязав пуповину, повитуха взяла горсть красной охры и щедро ее припудрила, в то время как Эмбер наблюдала за ней без удивления: она знала, что это обязательная часть любого индейского ритуала. Охру добывали в определенном месте, которое индейцы хранили в строжайшем секрете. Ноаах, которая вошла в хижину во время манипуляций старухи, сделала жест, выказывающий уважение к драгоценному порошку.
Наконец Туилате взяла младенца из неловко вытянутых рук Эмбер. Она провела кончиками четырех пальцев по его лицу, макушке и тельцу. Ноаах едва слышно объяснила, что это очень важный жест. Благодаря ему мальчик вырастет сильным и храбрым и станет таким же славным охотником, как и его отец. Наконец повитуха обмотала кусочком тончайшей кожи торчащий на целых полтора дюйма остаток пуповины.
– Когда он отпадет, его хорошенько перевяжут и повесят над колыбелью, – сказала Ноаах.
– Зачем это делается?
– Когда мальчик достигает годовалого возраста, происходит очень важный для него ритуал. Остаток пуповины – корень, давший ему жизнь, – будет предан земле вместе с горстью красной охры и жиром священного оленя, но как символ его, который мужчина-индеец носит всю жизнь, на его груди будут вытатуированы три параллельные линии. Если не сделать этого, ребенок не будет чувствовать свою принадлежность к племени и к земле, вскормившей его, и вырастет сварливым и беззаботным.
На этот раз Эмбер воздержалась от каких бы то ни было комментариев. Она многому успела научиться со дня разговора с Долитой об обычаях кора.
Вместе с Ноаах она охотно предалась заботам о молодой матери. Когда новорожденный мирно спал рядом, прижавшись щекой к материнской груди, они покинули хижину. Снаружи, щурясь на яркое солнце, Эмбер расправила плечи с чувством выполненного долга.
– Все-таки жаль, что мужчины отклонили просьбу Арманда взять его с собой на охоту, – заметила она задумчиво, когда они уселись вокруг кострища, где на углях томился густой черепаший суп. – Я знаю, знаю, что он еще слишком молод, но он, наверное, до сих пор расстроен. Знаешь, с тех пор как они ушли, он почти не бывает дома в течение дня. Как проснется, берет лук и стрелы и исчезает до самых сумерек.
Ноаах сделала сочувственный кивок, погружая в ароматное варево деревянный черпак на длинной ручке. Отведав немного супа, она кивнула еще раз.
– Ему нелегко. Хотя он и впрямь слишком молод для того, чтобы охотиться со взрослыми, душа его рано созрела. Можно сказать, что он слишком стар для детских забав. И потом, ему нравится скитаться по каньону, всегда находить что-то новое. Мне кажется, он предпочел бы изучать каньон вместе с твоим мужчиной, чем жить здесь с нами.
– Возможно, ты права, – сказала Эмбер с оттенком печали в голосе.
«Я бы тоже не отказалась от этого», – мелькнуло у нее в голове.
Когда суп, больше похожий по густоте на тушеное мясо, был готов, Ноаах позвала скорбящих над умершим на ужин. Те несколько мужчин, что по разным причинам не смогли отправиться с охотниками, отнесли котел к хижине. Вскоре к ним присоединились женщины, закончившие обмывать и обряжать тело.
Несмотря на то что этот ужин считался первой поминальной трапезой, Эмбер села в сторонке от остальных. Ее отталкивало все связанное со смертью, и она сожалела о том, что не может избежать присутствия на похоронах.
По мере того как день клонился к вечеру и тени удлинялись, приобретая бархатно-бурый оттенок, уныние все сильнее охватывало ее. Она не решилась отойти от хижин далеко, чтобы индейцы не подумали, что она надеется незаметно ускользнуть. Ноаах нашла ее на берегу речушки и сказала почти приказным тоном:
– Ты должна скорбеть вместе со всеми над телом Хутегу, прежде чем оно будет предано земле.
Не дожидаясь согласия, она крепко взяла Эмбер за руку и потянула за собой. Они спустились в более низкую часть каньона, отделенную от долины скалой. По дороге Эмбер думала о том, что сегодня присутствовала при появлении человека на свет и сегодня же ей предстоит увидеть, как кто-то другой покинул его. Жизнь. Смерть. Ей казалось, что и то и другое предельно ясно и просто, и лишь промежуток между этими двумя событиями содержит тайну.
Заметив краем глаза какое-то движение, Эмбер повернулась к Ноаах и заметила, что та касается поблекшего сухого цветка. Он был вплетен в ожерелье из тонких ивовых ветвей. Невольная улыбка коснулась губ Эмбер. Молодой индеец по имени Санакая преподнес его девушке перед тем, как отправиться на охоту. Юноши не было в деревне, но вся тревога Ноаах рассеялась, как только она взяла в руки цветок. Добыть его и даже просто найти было делом нелегким. Если индеец племени хавасупаи хотел объясниться девушке в любви, он отправлялся в опасное путешествие. Такие цветы росли на самых неприступных скалах и встречались очень редко. Только рассеянный свет, попадающий в трещины скал, касался их деликатных золотистых лепестков, прямые же солнечные лучи вскоре убивали это чудо природы. Преподнести в дар такой цветок означало без слов открыть свою любовь. Многие стремились совершить этот подвиг, но не всем это удавалось.
Эмбер видела цветок увядающим, но живым, когда Санакая достал его из-за пазухи рубахи. Он казался нереальным в своей прелести и напоминал сказочно прекрасную золотую розу. Трудно было даже представить себе, что такое чудо возможно. Это был подлинный знак любви.
– Я счастлива за тебя, но завидую, – призналась Эмбер, когда Ноаах заметила ее взгляд. – Когда ты станешь женой Санакаи, я, конечно, все еще буду здесь, и это хорошо. Мне уже довелось видеть рождение, сегодня я увижу погребение, а потом и свадьбу.
– Я буду рада, если ты увидишь мою свадьбу, – сказала Ноаах, прикрывая цветок рукой, как величайшую драгоценность, – но не уверена, что ты дождешься ее. Желаю и тебе когда-нибудь получить дар любви, который можно лелеять так же, как этот цветок. Может быть, ты получишь его скоро… от того, кто сейчас странствует.
Эмбер промолчала. Женщины часто думают о любви и о браке… гораздо чаще, чем мужчины. Корду, конечно, сейчас не до нее. Он исчез из ее жизни, чтобы найти себя, чтобы научиться жить без горечи и ненависти, без тоски и обиды. Кто знает, как много времени ему потребуется?
Пробираясь вслед за Ноаах на плато, где находились погребальные земли племени, Эмбер против воли вспоминала ночи, проведенные в объятиях Корда во время бегства из Мексики. Как только Арманд крепко засыпал, они рука об руку ускользали в лес или прерию. Как они были прекрасны – и как коротки, те ночи! Луна заливала все вокруг аметистовым сиянием, и в этом озере света они занимались любовью с нежностью и страстью. Корд целовал ее бесчисленное число раз, с головы до ног…
Время летело незаметно, и ночь кончалась скорее, чем этого хотелось. Они любили друг друга снова и снова, столько раз, что Эмбер теряла счет. Теперь, вспоминая эти немногие драгоценные ночи, она спрашивала себя, не единственная ли это драгоценность, которую мог подарить ей любимый.
Глава 35
На плато, с которого отлично была видна деревня хавасупаи, стоял Валдис Алезпарито и смотрел вниз, заслонив ладонью глаза. Закатное солнце здесь по-прежнему обжигало, но он не замечал этого. Он даже снял сомбреро, предпочитая время от времени вытирать серым от пыли платком потное лицо и шею. Казалось, он находит извращенное удовольствие в том, чтобы стоять вот так, в потоке красноватого закатного света, словно зловещий ангел мести.
Чуть поодаль мучился от жары Геррас, бормоча под нос невнятные проклятия. Он не сводил настороженного взгляда с главаря, хорошо зная, что не время соваться к тому с разговором. Валдис никогда не отличался мягким приветливым нравом, но на этот раз он выглядел до того разъяренным, что к нему страшно было подступиться.
А Валдис мысленно еще раз проделывал путь до каньона Хавасу, припоминая, чего ему стоило выследить женщину, которую он желал больше всего на свете. В борьбе за нее он лишился многого, но такая страсть не казалась ему неестественной. Он сожалел лишь о том, что не может одновременно быть и здесь, и на своей асиенде, где накопилось множество дел. Чего стоило только разобраться с источниками Мендоса! Молодец эта девчонка, Маретта! Только такой пройдохе, как она, могла прийти в голову идея выхватить лакомый кусочек – соседские земли – из-под носа у других желающих…
На одно мгновение в безжалостную душу Валдиса закралось сочувствие к сестре: как-никак той предстояло провести остаток жизни в монастыре, куда он ее поместил, но жалость быстро растаяла. Допустим, думал он, Маретта хорошо поработала, ублажая представителей закона, зато теперь он может обойтись без нее. Возвращение на асиенду – практически дело решенное. «Каждый сам за себя, сестричка», – с мрачным удовлетворением заключил Валдис и снова сосредоточился на разглядывании деревни.
Сколько пустынь, горных перевалов и прерий ему пришлось пересечь, чтобы найти светловолосую беглянку! Оставалось только овладеть ею.
В то время как те немногие, кого Валдис взял с собой в погоню за Эмбер, устраивались неподалеку на ночлег, он и Геррас оставались на краю плато. Видя, что болезненное возбуждение главаря растет час от часу, Геррас невольно поеживался. Ему все меньше нравилось предстоящее столкновение с индейцами, и наконец он осмелился высказать свои сомнения.
– Нелепо думать, что мы просто-напросто можем въехать в деревню и забрать твою девку. Надо придумать что-нибудь похитрее, Валдис… или вообще забыть про нее и вернуться на ранчо. Там нас ждет новая жизнь и столько девок, сколько душа пожелает, а здесь мы можем положить жизни. Нас всего восемь, а их – кто знает?
Валдис и виду не подал, что слышит.
– Наши люди все чаще высказывают недовольство, – продолжал Геррас, смелея.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики