ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Казалось, что Рудольф вот-вот взорвется.
– А откуда она узнала, что Джейд принадлежит к дому Романовых? Мы же решили ничего не говорить матери!
– Подожди минутку, Рудольф. – Мэрили чувствовала, что ее тоже начинает захлестывать возмущение. – Что значит «решили ничего не говорить матери»? Я и тетя Джейд были приглашены в твой дом как гости, но мы никогда не говорили с тобой, что нужно скрывать тот факт, что в наших жилах течет романовская кровь. Тетя Джейд причастна к этой войне не больше, чем я. И нечестно…
Повернувшись к Мэрили, Рудольф обнял ее за плечи:
– Нет-нет, дорогая, ты просто не поняла. Я не вижу в этом ничего постыдного. Просто, когда мать пьет, она теряет рассудок. Возможно, ей пришла в голову мысль, что мой отчим умер от сердечного приступа, узнав, что русские захватили Галицию. Кто знает? Алкоголь лишает ее разума… Мне остается только извиниться за ее поведение.
Мэрили глубоко вздохнула. Ей совсем не нравилось происходящее, но зато теперь многое становилось понятным.
– И где же сейчас тетя Джейд и Амалия? – поинтересовалась Мэрили у Элеоноры.
Однако Рудольф не дал сестре и рта открыть:
– Ты так и не сказала, откуда мать узнала?
Элеонора покачала головой:
– Честное слово, не знаю! Я вернулась, когда фрау Колтрейн уже выходила от Амалии. Мать вовсю бушевала, выкрикивая ей вслед страшные ругательства. – Она посмотрела на Мэрили: – Ваша тетя в своей комнате, а мать – в зале.
Мэрили поспешила в комнату Джейд, а Рудольф, сжав голову руками, пробормотал:
– Не понимаю, откуда мать все-таки узнала, что…
– Джейд сама ей все рассказала, идиот!
Из глубины тускло освещенного холла им навстречу вышла Амалия. Она с трудом держалась на ногах.
– Эта гордячка во всем мне призналась! – заплетающимся языком проговорила она. – Не желаю принимать этих проклятых Романовых в своем доме! – Амалия вытянула указательный палец в сторону Мэрили: – Но ты можешь остаться, дорогая… Мой сын любит тебя, и совсем не важно, что твой отец русский. Тут уж ничего не поделаешь! Мы навсегда останемся вместе, и…
Амалию качнуло в сторону, и Рудольф поспешно подхватил мать. К глазам Мэрили подступили слезы, в ее сердце проснулась жалость к Рудольфу – слишком уж сильно на его лице отражались отчаяние и боль унижения.
– Пойдем, мама. – Рудольф поднял Амалию на руки и осторожно понес ее.
Когда Рудольф проходил мимо Мэрили, Амалия лениво повернула голову в ее сторону и, неожиданно выдавив заискивающую улыбку, произнесла извиняющимся тоном:
– Пожалуйста, не сердитесь… Если вы уедете отсюда, он возненавидит меня…
Мэрили сделала несколько шагов и остановилась, почувствовав легкое прикосновение Элеоноры.
– Она права… Я знаю. – Мэрили с удивлением посмотрела на сестру Рудольфа, не понимая, что она имеет в виду. – Если ваша тетя уедет отсюда, а вместе с ней и вы, Рудольф никогда не простит этого матери.
Мэрили не знала, что и ответить, голова ее шла кругом, ей хотелось сейчас только одного – увидеться с Джейд и обсудить с ней этот инцидент. Она торопливо продолжила свой путь, чувствуя на себе пристальный взгляд Элеоноры.
В это время Рудольф, скрипнув зубами, опустил Амалию на постель. Он едва удержался, чтобы наотмашь не ударить мать… Чтоб ей пусто было! Звук шагов за его спиной заставил Рудольфа резко повернуться. Перед ним стоял Хэниш, глаза их встретились в немом согласии – пора!
Все должно произойти этой ночью.
Глава 14
Мэрили постучалась, но, не получив ответа, сама открыла дверь и вошла. Тетя собирала вещи.
– Нет надобности что-нибудь объяснять, – сказала она, не глядя на Мэрили, складывая одежду в дорожный чемодан. – Мне следует уехать, и чем раньше, тем лучше. Я никогда больше не переступлю порог этого дома.
– Я тоже.
Джейд выпрямилась над чемоданом.
– Пожалуйста, не говори так. Рудольф не может отвечать за слова и поступки своей матери. Она – больная женщина. Когда она узнала, что я Романова, с ней случилась истерика. Так что самое разумное – собраться и уехать. А в мое отсутствие, – Джейд улыбнулась, – у вас появится больше возможностей узнать друг друга!
– Если вы уедете, я одна здесь не останусь, – упрямо тряхнула головой Мэрили.
– Вздор! – Джейд снова склонилась над чемоданом. – Я вызову такси и переночую в том же отеле, где и Гарсия. Мы можем уехать с первым же утренним поездом, но, честно говоря, я не отказалась бы и от ночного. Чем раньше, тем лучше.
– Давайте подождем до завтра, пожалуйста! Может быть, Рудольф сможет уладить дела с матерью. Придя в себя, она ужаснется тому, что случилось, и принесет свои извинения. И все снова станет на свои места.
Джейд решительно покачала головой:
– Ты помнишь, что сказал Рудольф о своем отчиме? Он умер от сердечного приступа, когда русские взяли Галицию; так вот, мать Рудольфа считает меня ответственной за это. Пьяная или трезвая, она будет ненавидеть меня только за то, что я принадлежу к царской семье. Здесь уже ничего нельзя изменить, а вот твои отношения с Рудольфом могут только испортиться. Нет, – настойчиво повторила Джейд, – я уезжаю. Она приказала мне убираться из ее дома, и, как это ни печально, мне придется так и поступить. Тем более что мне уже давно хочется домой. А здесь… Здесь твое будущее, Мэрили, не мое.
«Мое будущее!» – усмехнулась про себя девушка. Почему каждый считает, что он лучше знает, в чем будущее Мэрили? А что она сама хотела в этой жизни? Прошлой ночью с ней произошло что-то удивительное. И пусть она никогда не узнает, кто был тот мужчина, главное – она поняла одну важную вещь: с ней все в порядке. Рудольф так и не смог сделать самого главного – разбудить в ней женщину. Она с ним никогда не будет счастлива.
– Если ты уедешь, – продолжала Джейд, – Рудольф во всем обвинит свою мать. Ей, бедняжке, и так достается, не хватало еще проклятия собственного сына!
С последним доводом Джейд ей пришлось согласиться. К тому же она не была уверена, что хочет возвращаться в Испанию. Все-таки Мэрили имела собственные деньги. Оставшись в Швейцарии, она смогла бы наладить отношения между Рудольфом и его матерью, а затем снять небольшие апартаменты здесь же, в Цюрихе, до тех пор, пока не появится возможность вернуться в Даниберри, в Париж. Безусловно, Мэрили не собиралась посвящать Джейд в свои планы: тетя сильно встревожится, узнав, что племянница собирается жить самостоятельно.
– Если вы так сильно жалеете Амалию, то зачем же тогда собрались уезжать? Вы знаете, что Рудольф устроит ей скандал только за одно это. Почему бы вам не остаться в замке на несколько дней, чтобы попробовать примирить их?
– Я очень сожалею, но, право, мне лучше уехать сейчас.
– Но почему вам не подождать хотя бы до утра?
– Если только до утра!
Мэрили обрадованно улыбнулась:
– Вот и хорошо. Может быть, мне еще удастся вас разубедить.
Зная, что ничего подобного не произойдет, Джейд, однако, не стала возражать. Боже, она ненавидела ложь, но оставаться в замке до утра она не собиралась. Как только появится возможность незаметно выскользнуть отсюда, она это сделает.
– Я иду вызывать такси, пусть мои вещи отвезут на вокзал и сдадут в багаж.
Отправившись на поиски Рудольфа, Мэрили обнаружила его одиноко сидящим в зале со стаканом бренди в руках. Она внимательно взглянула на него, на мгновение задержавшись в дверях. Имея доброе сердце, Мэрили не могла спокойно смотреть на страдания бывшего жениха. Подойдя к Рудольфу, она мягко произнесла:
– Не надо расстраиваться, Рудольф. И не сердись на мать.
– Ее поведению нет прощения, – покачал головой Рудольф и озабоченно спросил: – А как Джейд?
– Расстроена. Собирает вещи и хочет уезжать. Я едва уговорила ее повременить с окончательным решением до утра; вечером она отправит чемоданы на вокзал.
У Рудольфа от радости перехватило дыхание: все складывалось как по заказу. Когда Джейд исчезнет, Мэрили подумает, что ее тетка просто не сдержала своего обещания подождать до утра. Стараясь скрыть охватившее его волнение, Рудольф спросил доверительным тоном:
– А ты уверена, что до утра она не уедет? Может быть… Может быть, нам удастся ее переубедить?
– Может быть, – кивнула Мэрили.
Нежно проведя пальцем по ее щеке, Рудольф прошептал:
– Я все сделаю ради этого, клянусь. Мне нужно только одно – чтобы для тебя сияло солнце, чтобы ты была счастлива и радовалась синему небу и… любви.
Мэрили вздрогнула от его прикосновения.
– Ты ничего не должен мне, Рудольф. – Она вскочила на ноги, уклоняясь от его попытки обнять ее за плечи. – Мне пора переодеваться к ужину.
Это был невеселый ужин – он проходил в абсолютном молчании. Быстро покончив с едой, Джейд и Элеонора сразу же вышли из-за стола.
– Думаю, мы могли бы отдохнуть в зале за рюмкой хереса, – предложил Рудольф, как только остался наедине с Мэрили.
Она не стала отказываться, поскольку считала необходимым высказать ему все, что думает по поводу случившегося. На этот раз Мэрили старалась держаться подальше от Рудольфа, чтобы он не мог ни поцеловать ее, ни заключить в свои объятия, и твердо сказала:
– Пришло время понять друг друга, Рудольф.
На мгновение он отпрянул, но пробормотал в ответ:
– Да, конечно. Я полагаю…
– Я не захочу выходить за тебя замуж. Ни сегодня, ни завтра… Скорее всего никогда. Мы просто не созданы друг для друга. Я люблю тебя как друга, но не более и могу сказать совершенно точно, что не согласна быть твоей женой.
Рудольф слушал ее в изумлении: голос Мэрили звучал так властолюбиво, твердо и решительно. Он понял, что стоит ему сделать одно неверное движение, и Мэрили просто оттолкнет его.
– Ты не думаешь так, Мэрили. Ты сердита на мою мать, ставшую причиной отъезда твоей тетки. Это простое недоразумение, оно пройдет. Главное, что ты любишь меня и знаешь это не хуже меня.
Стараясь быть благожелательной, Мэрили возразила:
– Но я не давала тебе никакого повода так считать. Разве я когда-нибудь говорила, что люблю тебя? Нет, я только согласилась провести с тобой некоторое время, чтобы лучше понять, как мы относимся друг к другу. А ты продолжаешь давить на меня, и это нечестно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики