ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пятна его света, словно бесчисленные сияющие следы, убегали по дорожке к крыльцу. Было чуть грустно смотреть на удаляющиеся вниз сад и дом. Кто знает, и правда, когда я вернусь?
Порт – это огромное пустынное поле, на котором только с краю можно заметить людское оживление и мотающиеся технические модули. И на все это поле только один мой кораблик. Забавно. На самом деле полями практически никто не пользовался и все садились в морских акваториях, для этого оборудованных. Но тут уж ничего не поделаешь, мой кораблик не посадить в воду. А если и посажу, то уж взлететь точно не смогу. Конструкция старая. Это военные корабли и гражданские лайнеры настолько приспособлены к разным условиям, что им из-за веса даже рекомендуется садиться в морях. Зато в отличие от таких малых портиков в акваториях присутствовала администрация для планирования полетов – на редкость заторможенные ребята, обремененные понятием приоритетных стартов. А здесь мне все разрешения приходилось получать через военных, у которых два критерия – «можно» и «нельзя». И уж если «можно», то в общую очередь, а не в пятую или шестую, пропуская перед собой лайнеры Королевских планетарных линий, транспортники, перехватчики полиции, яхты благородных и, главное, богатых приближенных Его Величества и так далее. А на маленькой военной площадке все просто – «Слышь, гражданский, садись на полку 9-А», «Эй, на корыте, ваше время беспечной жизни истекло. Даем добро на старт».
Приготовления перед полетом, как обычно, растянулись на целый месяц. Нет, осмотр корабля и легкий косметический ремонт с заменой фильтров и участка покрытия брони прошли быстро. Вообще, технически корабль был готов к старту еще недели две назад. Но самое смешное, что весь этот месяц я дожидался только одного – рассекречивания свежих карт района цели полета. Когда мне наконец передали карты, я даже как-то не поверил. С ума сойти, именно по моему запросу, эксклюзивно для меня, передали карты разведки. Я даже подумал с усмешкой, что это повод в очередном баре похвастаться своей крутизной.
Разрешения, полученные в департаменте полетов, были уже введены в сигнализатор корабля. Мне, собственно, оставалось только войти в коробку и, заняв взлетное место, нажать в нужный момент кнопку взлета. Но нажимать надо было только тогда, когда тебе давали указания диспетчеры. А значит, предстояло послоняться и подождать. Меня мало интересовало, почему именно это время было выбрано для взлета. Скорее всего, было окно, вот и пихнули меня в него. Военным-то что? Ну, хочет лететь, ну, пусть летит, раз у него все в порядке с разрешениями и правами.
До взлета оставалось еще чуть больше часа. Где-то час двадцать, час тридцать. Не помню точно. Но время было, и я, отправив машину ее хозяину, моему давнему приятелю, решил посидеть в забегаловке недалеко от взлетного поля. В порту тоже был ресторан, но там мне не хотелось ни сидеть, ни пить. А в кабачке на окраине поля, стилизованном под станционную забегаловку, что в бесчисленном количестве разбросаны по известному Космосу, мне было и уютно, и привычно. Я в таких частенько «отвисал». Развлекался с девчонками и просто отдыхал. Пока до Омеллы доберешься, надо на десяти станциях побывать, как минимум. И за редким исключением они все похожи.
В заведении было чистенько и приятно. На мой взгляд. Из посетителей я увидел парочку работяг из порта, для которых рестораны и забегаловки на его территории были не по карману. Также на глаза попалась симпатичная девушка в форме диспетчера, тихо беседовавшая с пожилым человеком, кажется, по-русски. Мне особо запомнился ее ультрамодный, как я уже знал, сверкающий тонкими серебряными линиями узор на щеках. Я еще подумал, как у нее командование на такую косметику смотрит. Еще несколько личностей привлекли мое внимание, что во имя традиций пили в это раннее утро кофе и перелистывали «Таймс». Больше в баре никого примечательного не было, и я направился в освещенный угол с кассой и прилавком сделать заказ.
Бармен за стойкой помахал мне рукой. Он меня знал. Я частенько залетал сюда пообедать. Понятно, что только когда был на Земле.
– Здравствуй, Алекс! – воскликнул он, перебираясь к кассе, когда я подошел. – Ты позавтракать и опять по делам? Или задержишься у нас?
– Я улетаю сегодня, – сказал я, с улыбкой пожимая ему руку.
– Да? Когда? – вскинул брови бармен.
Я демонстративно взглянул на часы и ответил с запасом:
– Минут через пятьдесят.
– Ох… – Он развел руками. – То есть ты к нам позавтракать, и все? И сколько мы тебя не увидим?
– Лет пять. – Я принял у него из рук блюдечко с чашкой. Поставив на стойку блюдце, я стал размешивать капсулы сахарина пластиковой палочкой.
– М-да… обидно. Я, когда ты прилетишь, уже совсем стариком буду. Это сколько же мне будет? Ой… Сто семьдесят три.
Я и не знал, что этот бодрящийся полноватый человек такой старый. Мне стало слегка не по себе оттого, что мы считали друг друга вполне равными приятелями. Я не сторонник поведения своего брата, считающего обслуживающий персонал просто придатком удобств и даже не людьми. Он уж точно с халдеем, как он их называл, за руку здороваться не стал бы.
– Что кушать будешь? – поинтересовался бармен, не зная, чем мне угодить, чтобы в полете у меня осталось доброе впечатление о нем и заведении.
Я пожал плечами:
– Да ничего не хочу. Это у меня всегда перед взлетом. Выпить хочу, – нашелся я.
Бармен посмеялся и пояснил свой смех:
– Ты выпить заскочил, а я тебя кофеечками травлю.
Я тоже усмехнулся.
Бармен налил мне и себе скотча, и мы выпили за удачный полет.
– А куда летишь-то? – спросил он с неподдельным интересом.
Я поглядел, как он закуривает, и ответил:
– Сначала до Ветров Альмы. Там на станции или в Эскадре отмечусь и дозаправлюсь, а потом прямой полет до Ивери. Там больше перевалочных нет по дороге. Ну, кроме Багрянца и пары технических станций. Так что простой скучный полет.
– Хм, Иверь… – нахмурился бармен, вспоминая. – И что ты там забыл? По ящику все время говорят, что планета ужасна, что на ней процветает каннибализм и прочие страсти. А местный этот… как его, черт, забыл, граф какой-то… там еще правит – вообще тиран. И чтобы его как-то в узде держать, туда целую многофункциональную эскадру послали. По каким-то причинам не могут его в камеру газовую отправить.
Я усмехнулся. Знал бы он, что этот «как его» – родной брат жены сэра Уолтера…
Ну, а насчет каннибализма… Что ж, бывает. В блокированных городах на Георге Шестом и на Прометее тоже был каннибализм. Как бы это ни старались замалчивать.
Мы поболтали еще, обсасывая мой предстоящий полет. Я заверил его, что вот за кого-кого, а за меня не стоит особо волноваться. Кораблик мой выглядит стареньким, а на самом деле все нутро заменено. Он долго желал мне удачного полета и просто-таки требовал привезти ему сувенир с планеты каннибалов. Я, конечно, пообещал. Если все будет нормально, то сувениров у меня, как обычно, полный трюм будет.
За пятнадцать минут до взлета я вышел из кабачка и, пройдя КПП для пилотов, добрался до корабля. Забрался внутрь.
Я много летал. Не только на своем кораблике. Одна стажировка моя сколько длилась! Водил и истребители, и сухогрузы. Но нигде я не чувствовал себя так уютно, как в своей «Лее». И не потому, что в ней все было сделано под меня. Нет. Я корабль таким уже купил у прошлого хозяина – небогатого и пожилого торговца. Купил с этой мебелью, с этим уже чуть устаревшим оборудованием кают-компании. Просто он, бывший владелец, настолько все удачно расположил и сделал, что мне и трогать ничего не хотелось. Я только личную каюту свою переделал да в штурманской каюте, в которой иногда работал, разместил терминал для расчетов. Даже маленький тренажерный зал достался мне от предшественника. Не пришлось тратиться на его оборудование.
Пройдя по кают-компании, я голосом включил освещение и потребовал привести температуру в норму. Прошел в рубку и, завалившись в кресло пилота, осмотрелся. Настолько я привык уже именно к этому расположению приборов, что даже не представлял себе, как снова буду привыкать, когда придет время сменить корабль. Поправив подголовник кресла, я просто лежал и ждал.
До взлета оставалось минут пять. Автоматика себя проверила. Мне осталось только кнопку нажать. Если не передумаю, конечно, в последний момент. Думаете, так не бывает? Да сплошь и рядом. И не только у меня были случаи, когда надо взлетать, а ты вместо этого отключаешь автоматику и просишь выдать тебе новое окно на завтра. Это рейсовые не могут себе такие вещи позволить, а я и такие, как я, – можем. Если хоть на грамм что-то беспокоит, лучше отложить полет. Интуиция настолько быстро развивается в длительных полетах, что ей приходится учиться верить. Но я не чувствовал никаких грядущих неприятностей и спокойно ждал команды к старту.
Как по часам, ожила связь с диспетчерской, и веселый девичий голос спросил:
– Эй, на «Лее». Вы там как? Готовы?
– Эй, на посту… Я вообще-то тут один, – усмехнулся я в ответ. – Да, готов.
– Отлично. По полетному плану у вас Иверь. Что ж, удачного полета. Правда, говорят, что планетка не ахти какая. Рядом с Ягодой не валялась.
– Посмотрю. Прилечу – расскажу, – пообещал я.
– О'кей, странник. Небеса чистые. Сегодня вообще как-то спокойно. За утро только два катера с орбиты. У вас еще минута. Помолитесь, что ли.
– Обязательно, пост. И вы за меня.
Я положил руку на кнопку взлета и нажал ее на полминуты раньше «зеленого сигнала». Прислушался к тому, как генератор надрывно загудел и, войдя в норму, почти перестал быть слышимым. Мне этот тихий гул весь полет не дает свихнуться в тишине космоса. Гироскопы, раскрутившись, были готовы стабилизировать мой полет в атмосфере. Обычное освещение в кабине сменилось на красный свет. Начался взлет.
Сто раз обещал себе, что отключу аварийное освещение, на которое переключается корабль при взлете. Красный свет настолько раздражал меня, что и представить страшно. Прямо-таки до ненависти. Хотелось что-нибудь разбить. Это у меня еще с флота. Там как взбредет в голову командиру, так учебная боевая тревога или учебная аварийная тревога.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...

ТОП авторов и книг     ИСКАТЬ КНИГУ В БИБЛИОТЕКЕ    

Рубрики

Рубрики